Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -1 ... +3
днем +2 ... +3
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Кто укорачивает жизнь Одессе?

Суббота, 10 октября 2015, 10:41

Михаил Аксанюк

Окна, 30.09.2015

Юристам ГО «Черноморское гайдамацкое соединение» пришлось подать административный иск в Одесский горсовет, чтобы добиться через Приморский райсуд города выполнения мэрией постановления парламента — принять на себя надлежащие обязательства по празднованию 600-летия города.

Одесситы возвращаются к истокам исторической памяти — в этом году торжественно будут отмечать 600-летний юбилей от первого письменного упоминания о городе, который в течение исторического развития неоднократно менял названия, но оставался важным торгово-портовым центром на Черном море. Разговор об сновании в междуречье Днестра и Южного Буга древнего торгового центра, который трансформировался на протяжении веков из небольшого поселения в «морскую столицу» Украины, ведем с университетским профессором, автором монографии «История Хаджибея (Одессы) 1415-1795» доктором исторических наук Тарасом Гончаруком.

— Начну с того, что 600-летняя Одесса, как и большинство причерноморских городов, имеет сложную историю и на протяжении веков претерпела ряд переименований. От населенного пункта Кочубеев, первое письменное упоминание о котором находим в «Хронике» Яна Длугоша польско-литовский эпохи, до трансформации в город-крепость Хаджибей, который позже был переименован в Энни-Дунья (Новый свет), а в конце 18 века получил нынешнее название. Если руководствоваться научными принципами, то за основу берется или первое письменное упоминание о городе, или же первая археологическая находка на этой территории.

Известие о населенном пункте на месте нынешней Одессы впервые появилась в «Хрониках» 15 века Яна Длугоша, которые являются основоположником польской средневековой историографии и автором «Истории Польши» («Historiae Polonicae»). Его многотомное исследование успешно прошло испытание на историзм и объективность, а достоверность «Хроник» никто до сих пор не подвергал сомнению.

Так вот в «Хрониказ» за 1415 год Длугош, в частности, сообщил, что тогдашний польский король Ягайло, который раньше исповедовал православие, отозвался по просьбе византийского императора Эммануила и патриарха Евфимия и направил из своего черноморского порта Kaczubyeiow в Константинополь щедрую помощь в виде нескольких судов с зерном. Константинополь находился тогда, как известно из других источников, в состоянии осады со стороны мусульманских войск. Хронист назвал порт, откуда была отправлена помощь — Качубеев. В украинской транскрипции — «Кочубиив».

У нас нет сведений и оснований судить, каким был этот порт и средневековый поселок. Однако каким бы он тогда ни был, абсолютно правильным является подход вести историю города именно от этого первого письменного упоминания. Как поступили, например, в райцентре Котовск Одесской области, где официально считают датой основания своего города первое письменное упоминание о селе Бирзула, на территории которого в течение веков были возведены городские жилые кварталы, а рядом с ними появился большой железнодорожный узел.

Не лишним будет, по-видимому, также заметить, что царица Екатерина ІІ, которую кое-кто считает «основательницей» Одессы, в действительности искусственно сдерживала развитие города. Поскольку при ее царствовании Одесса была ничем другим, как одним из многих городов Тираспольского уезда Вознесенской губернии. Поэтому город не имел никаких льгот или поддержки со стороны официального Петербурга. Как констатировал одесский историк Владимир Яковлев, своим развитием Одесса обязана прежде всего предпринимательской инициативе и торговле, а в более поздний период — введению на части территории города зоны «порто-франко».

— Сторонники «укороченной, двухсотлетней» истории Одессы иногда аргументируют, что нет, мол, подтверждений непрерывности существования поселения на нынешней территории…

— Аргументы не новые, однако архивные документы, в том числе турецкие, свидетельствуют об их беспочвенности. Другое дело, что изменялся этнический состав населения, что в целом не удивительно для приморских городов или поселков. Это подтверждают регулярные упоминания о том, в чьем подчинении находился Кочубеев, кто обеспечивал безопасность населению, собирал пошлину или контролировал застройку поселка или добывания соли на соседнем Куяльнике. Об этом идет речь, в частности, в сообщениях об имущественных спорах в судах между подольскими земельными магнатами Язловецкими в 1442 году с польскими правительственными чиновниками за Пересыпь (один из современных районов Одессы), упоминается в Грамоте хана Менгли-Гирея Литовскому великому князю Сигизмунду, датированной началом 16 века, договоре польского короля Сигизмунда І и крымского хана Сагиб-Гирея от 1540 года и тому подобное. Не исчезает Кочубеев (Хаджибей) и с карт разных лет: Сансона — 1660, Ван Келена — 1699, де Фера — 1714, Фишер а — 1730, де Лиля — 1732, де Вагонди — в 1757 году.

— А чем же обосновывают свои позиции те, кто считает, что Одессе исполнилось всего 220 лет?

— Речь идет просто о подмене понятий: дату основания населенного пункта умышленно подменяют датой его переименования. И это касается не только Одессы, но и ряда других украинских городов, которые находились при основании за пределами Российской империи, возникшей позже. После захвата населенных пунктов на соседних территориях придворные российские чиновники выдвигали идеи, якобы эти города или поселения были не завоеваны, а якобы колонизированы или основаны в необжитых местах на основе рескриптов или указов российских самодержцев. Другими словами, после взятия штурмом того или другого населенного пункта его переименовывали или объявляли о переименовании. Как, собственно, произошли и с нашим причерноморским городом-крепостью, который через 5 лет после завоевания российская власть переименовала в Одессу, чтобы таким способом «омолодить» населенный пункт и «обрезать» его литовско-польский и турецкий периоды исторического развития.

К слову сказать, что турки, в отличие от россиян, не прибегали на протяжении веков к подобной практике. Для примера, после захвата Константинополя турецкая власть не «отсекла» византийский период развития Стамбула, придерживаясь европейских подходов к определению общей истории городов и дат их основания. Переименование или изменение этнического состава населения города, согласно этим подходам, очевидно…

— Не могут быть основаниями для повторного «основания» населенного пункта?

— Именно так. Но попытки украинских историков обратиться к существующей международной практике и традициям при определении дат основания городов до сих пор наталкиваются на категорическое невосприятие сторонников российского имперского толкования, для которых важна, в первую очередь, конечная цель.

Для примера, до недавнего времени считали 1770 год нерушимой датой основания Запорожья. Почему? Потому что именно тогда российская армия возвела близ населенного пункта Александровскую крепость. Поэтому Запорожье не могло быть основано раньше — иначе возникла бы угроза потерять статус исконной русской земли и русского города. Однако в прошлом году под воздействием идей Майдана депутатское большинство Запорожского горсовета допустило «состаривание» бывшего Александрийска на целых 818 лет, возраст которого раньше исчисляли по российской имперской традиции. Участники сессии согласились с архивными документами ученых-историков и приняли 27 июня решение, согласно которому датой основания Запорожья отныне считается первое письменное упоминание о городе, обнаруженное местными историками в трактате византийского императора Константина VII Багрянородного «Об управлении империей». В записи, датированной 952 годом, речь идет о существовании поселения на Хортице и обоих берегах Днепра около нее. А еще о двух переправах в районе упомянутых поселений — Протолчанский броди Кичкасская переправа.

— А как выполняется постановление Верховной Рады от 11 февраля «Об праздновании памятных дат и юбилеев в 2015 году», которым предусмотрено торжественное празднование 600-летие Одессы?

— Первыми к исполнению постановления приступила группа известных одесских историков, краеведов, юристов, педагогов, представители общественных организаций и творческих союзов, которые объединились в общественное движение «Одессе — 600», ставя цель восстановить и утвердить историческую правду об основании нашего города-порта, назвать этапы его развития. 28-29 мая на базе кафедры Истории Украины Одесской политехники будет проведена Первая всеукраинская научная конференция «История Одессы: от средневековья к настоящему (к 600-летию первого письменного упоминания о Кочубееве-Хаджибее-Одессе) с приглашением известных ученых-историков из Турции, Литвы, Польши и других стран — для научного обсуждения проблемы основания нашего города, исходя из позиций исторической правды, без идеологических конструкций имперской культуры. Ведь в Одессе издавна сейчас популяризиру.тся две основных версии происхождения города: основанная на мифе имперская — об основании города Екатериной ІІ и доимперская — связанная с первым письменным упоминанием, датированным 1415 годом, о возникновении портового местечка на одной из южных территорий Литовско-Русского государства, властелином которого тогда был князь Витовт.

В феврале-марте авторитетные научные работники и краеведы Анатолий Мисечко, Александр Степанченко, Тарас Максимьюк, Геннадий Чижов и другие члены общественного движения провели брифинги для СМИ «Почему Одессе — 600?», «Как город будет отмечать в 2015 году свое 600-летие?», выступили в секции «Одессика» Одесского дома ученых и других аудиториях с лекциями, посвященными первому упоминанию о городе-порте Кочубеев. Кроме того, планируем в сентябре совместно с облгосадминистрацией торжественно открыть в историческом центре города, рядом со зданием таможни, памятный знак — стеллу с упоминанием польского хрониста Яна Длугоша о Кочубееве на латыни и украинском языке, выставить соответствующие экспонаты в Одесском археологическом музее, обеспечить изготовление юбилейной медали «Одессе — 600». В то же время разрабатываем одноименный туристический маршрут, предусмотрен выпуск сюжетов из истории города на центральных и местных телеканалах. Планируем также организовать «круглые столы», выставки, инициируем проведение урока истории в школах, посвященного юбилея города и тому подобное.

— Координируют ли свои усилия представители общественности с городскими властями?

— Пока что, к сожалению, не удалось наладить взаимоотношения ни с руководством горсовета, ни с представителями депутатского большинства, избранного по спискам Партии регионов и пророссийской партии «Родина». В отличие от членов Запорожского горсовета, который в прошлом году прислушался к ученым и принял исторически обоснованное решение, отбросив старые имперские мифы, о праздновании даты основания города на основании первого письменного упоминания от 952 года, одесские депутаты не выражают желания к взаимодействию в рамках реализации постановления парламента о праздновании 600-летнего юбилея. Напротив — готовятся отмечать 221-ю годовщину города. С учетом этого законодателям ГО «Черноморское гайдамацкре соединение» во главе с одним из лидеров одесского Майдана Сергеем Гуцалюком пришлось подать административный иск в Одесский горсовет, чтобы добиться через Приморский райсуд города выполнения мэрией постановления парламента № 184 — VIII от 11 февраля 2015 года — принять на себя надлежащие обязательства по празднованию 600-летия города.

Правда, пока что участникам судебного процесса — представителям общественности и юридического департамента Одесского горсовета — удалось разве что зафиксировать диаметрально противоположные правовые позиции. Поэтому председательствующая судья Татьяна Кравчук решила перенести рассмотрение дела по существу на более поздний срок.

— В чем же заключаются заявленные расхождения между сторонами?

— Законодатели от имени общественной организации требуют обязать горсовет принять на очередной сессии решение о торжественном праздновании 600-летия первого письменного упоминания об Одессе. Ссылаясь на постановление Верховной Рады Украины «О праздновании памятных дат и юбилеев в 2015 году», а также на исследование историка Александра Болдырева и подтверждение его научных выводов экспертами исторического факультета Одесского Национального университета имени Мечникова.

А представители мэрии, прибегнув к юридической казуистике, возражают против рассмотрения вопроса на сессии, мотивируя свою позицию тем, что рассмотрение дела, инициированного истцами, якобы не в компетенции административного судопроизводства. Поскольку субъект властных полномочий, мол, не нарушил ничьих прав. Кроме того, не считают экспертную оценку ученых ОНУ им. Мечникова аргументом для постановления судебного решения, ссылаясь на то, что не выполнена процедура общественных слушаний по вопросу обоснованности празднования 600-летия первого письменного упоминания о городе.

— Другими словами, выполнение постановления парламента, принятого на основании оценки экспертов, оказалось под угрозой срыва…

— Как профессиональный историк, считаю тщетными потуги тех, кто силится игнорировать исторические факты и неопровержимые архивные документы, на которых базируется указанное решение парламента. Верю в победу здравого смысла над мифами, которыми до сих пор апологеты «Новороссии» подменяли документы исторических архивов и хроники. Кстати, одного из одесских чиновников «от истории», причастного к созданию мифа об основании Одессы в 1794 году, заклеймил в свое время позором еще Тарас Шевченко, ознакомившись с похожим его историческим опусом о Гайдамаччине: «Брешеш, людоморе! За святую правду-волю розбійник не стане, не розкує закований у ваші кайдани народ…». Потому что на чем, собственно, базировали свои утверждения об основании города в 1794 году историки Скальковский и другие, которые замечательно знали, что город-порт существовал по крайней мере до 1789 года, когда стены города-крепости пришлось брать приступом черноморским казакам и солдатам российской армии? Опять-таки, как обойти вниманием такой документ, как рескрипт Екатерины II от 27 мая 1794 года в адрес вице-адмирала Иосифа де Рибаса, который проимперские историки считают основным аргументом для утверждения об основании в том году портового города? Между тем, из небольшого фрагмента этого рескрипта следует, что в действительности наш портовый город тогда уже существовал:. «Придав в пособие вам инженер-полковника Де-Волана, коего представленный план пристани и города Хаджибея утвердив…» . Все, включительно с императрицей, и через 5 лет после взятия его штурмом продолжали официально называть «город Хаджибей». Суть рескрипта в том, что императрица велела одному из чиновников развить улицы и пристань — по лучшим на то время инженерно-архитектурным образцам. Явно имея в виду реконструкцию, а вовсе не основание нового города, как это позже было трактовано авторами мифа, который искусственно привязали к этому рескрипту и переименованию города. Хот я на протяжении двух веков так и не найден ни один официальный акт (документ) о переименовании Хаджибея в Одессу.

— Похоже, этим не очень и проникались…

— Скажу только, что одесский историк профессор Василий Надлер по этому поводу констатировал, что в «день основания Одессы», которым нынешняя городская власть продолжает считать 2 сентября (22 августа по старому стилю), в действительности в городе «не происходило никаких торжеств». По его словам, «волей или неволей приходится признать, что в 1794 году в Хаджибее не происходило никакой торжественной закладки нового города и что день 22 августа… имеет лишь то значение, что в этот день окончено было заготовление материалов для портовых работ и начаты сами работы.». На этот и другие подобные факты в свое время обратил внимание историк Александр Болдырев, который 20 лет тому назад издал исторический очерк «Одессе — 600», призывая власть не поддерживать фальсификаторов истории города и не уменьшать возраст Одессы.

— И на последок: не выглядит ли, по вашему мнению, по меньшей мере странным совпадением то, что некоторые одесские краеведы выступают не только в качестве сторонников «укороченной, двухсотлетней» истории Одессы, но и усердных защитников российской имперской и коммунистической символик? Например, один из них — Олег Губарь — ужасно возмущался, что в этом году ведущие университетские историки считают справедливым праздновать 600-летие Одессы, а на днях разгневался по поводу принятого парламентом закона, которым признан коммунистический тоталитарный режим 1917-1991 года в Украине и нацистский тоталитарный режим преступными и запрещена пропаганда их символики. А краевед Губар утверждает: «Еще надо разбираться. Например, в Одессе поселок Большевик назван не в честь большевиков, а по названию завода. То есть название имеет конкретные исторические корни».

— Я считаю, что важным является устранение не только символов коммунистического прошлого, но и имперских символов в целом. Потому что выходит, якобы у нас только во времена СССР господствовала вредоносная идеология, а под самодержавной, Российской крепостнической империей все было ладно. Например, есть в Одессе улица Затонского, которая названа в честь одного из организаторов Голодомора 1932-1933 годов. Вполне вероятно, что на ней теперь живут и потомки жертв этого советского деятеля. А с другой стороны, есть Лидерсовский бульвар, еще во второй половине ХІХ века назван в честь царского генерала, который руководил подавлением революций в Румынии и Венгрии 1848 года и «прославился» особой жестокостью во время подавления Польского восстания 1863 года. Думаю, стоит убрать с карты города как имя Затонского, так и Лидерса. То же касается и памятников. В частности, монумент Екатерине ІІ в Одессе являются таким же имперским идеологическим символом, как и памятники Ленину или Сталину, установленные в советское время. И его, бесспорно, нужно убрать с одной из центральных площадей города — не разрушить, а перенести. Как и в вопросах о переименовании, здесь нужно действовать продуманно и цивилизованно.

А в увековечении, по моему мнению, нуждаются выдающиеся фигуры, которые сделали несомненный положительный вклад в историю города и страны. Например, в одесском районе Таирова возник конфликт вокруг установленного там бюста маршалу Жукову — фигуры противоречивой и с историей Одессы связанной эпизодически. Однако почему-то никому не пришло в голову поставить в этом районе памятник выдающемуся ученому-виноделу Таирову — основателю института, от которого пошла названная указанного района. Такой памятник, безусловно, нужен Одессе. Как и торжественное открытие на одной из центральной площадей памятной стелы, посвященной 600-летию первого письменного упоминания о нашем древнем и вечно молодом причерноморском городе.
8678

Комментировать: