Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -2 ... -1
вечером -2 ... -1
Курсы валют USD: 25.899
EUR: 27.561
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Кшиштоф Занусси: «То, что происходит в Украине, опасно для России»

Суббота, 18 октября 2014, 21:40

Александр Левит

Факты, 13.09.2014

Известный режиссер, отметивший недавно 75-летний юбилей, побывал в Одессе на XV фестивале польского кино

Классик современного европейского кино Кшиштоф Занусси в юбилейный для него год (мэтру исполнилось 75 лет) приехал в Одессу, где в начале сентября прошел XV фестиваль польского кино. Многочисленные зрители могли увидеть ретроспективу фильмов именитого режиссера «Структура кристалла», «Защитные цвета», «Иллюминация», «Прикосновение руки», «Состояние обладания», «Жизнь как смертельная болезнь, передающаяся половым путем», «Дополнение». И конечно же, «Сердце на ладони», где одну из главных ролей сыграл Богдан Ступка.

— Пан Кшиштоф, не так давно вы отметили 75-летие, с чем вас от души поздравляем.

— Спасибо. Если честно, смотрю в свой паспорт и не верю, что мне уже столько лет. Хотелось бы поменять местами эти две цифры — все-таки на 18 лет моложе было бы. Моя мама, прожившая 98 с половиной лет, говорила, что неприлично умирать здоровым. Здоровье сродни деньгам в банке, их следует употреблять.

— В сентябре нынешнего года исполнилось 75 лет с начала Второй мировой войны, которая напрямую связана с историей Польши.

— Когда война началась, мне было 2,5 месяца. Я был поздним ребенком, очень желанным, так что мои родители обеспечивали меня всем. А с началом войны все изменилось. Водопроводы перестали работать, и мы пили дождевую воду. Ничего, я выжил, вырос и даже аллергии никакой не имею. Мама кипятила воду в ложке над свечой.

— Вы как-то рассказывали, что в детстве попали под бомбежку и эта картинка преследует вас всю жизнь. Сейчас война в Украине.

— К сожалению, природа человеческая по своей сути не изменилась. Она осталась все той же, зверской. Культура — очень хрупкая конструкция, стоящая на постоянно дрожащей основе. Это самое зверство проявляет себя в любой момент. Жаль, что мы об этом забываем. Следует опасаться прежде всего не врага, а самого себя.

Наша семья была интеллигентной. По отцовской линии я итальянец. Мои предки приехали в Польшу 150 лет назад на строительство железных дорог. Так началась эта семейная авантюра, которая на мне заканчивается, потому что я последний Занусси, который живет в Польше. У меня есть родственники в Италии. Нередко, когда у меня берут интервью, интересуются, как я связан с известной компанией, выпускающей холодильники и стиральные машины. Владельцы компании — мои далекие родственники. Когда в первый раз я посетил их, миллионеров, они сказали: «Останься у нас, дадим тебе работу. Поможем получить другое образование, чтобы ты мог работать в экономике». Встал выбор: быть в бедной стране артистом или в богатой директором концерна, производящего холодильники. Я понял: то, что могу делать в искусстве, холодильники мне не дадут. С тех пор я с родственниками нечасто общаюсь. Они не занимаются кино, а я не занимаюсь холодильниками. Это два разных мира.

— Так же, как сегодняшняя Польша и, скажем, Россия?

— Примерно. Несколько дней назад я давал интервью российскому телевидению, пытался донести некую точку зрения на происходящее сейчас и на роль России в этом. Полагаю, значительную часть сказанного мною вырежут.

— Вы хорошо знаете и Украину, и Россию, даже сняли фильм о российском президенте Ельцине.

— В 1991 году, по заказу немецкого и французского телевидения, я снял фильм «Что происходит в России?». Фильм показали по немецкому телевидению, за две недели до путча в Москве. После демонстрации диктор сказал: «То, что вы только что увидели, личное мнение польского режиссера, с которым мы не согласны». Все потому, что из фильма следовало: у Ельцина есть политическое будущее, а у Горбачева — нет. В Германии Горбачева очень любили. А спустя несколько недель после путча эту ленту еще раз показали, сопровождая уже другим комментарием: «Вероятно, политологи ошиблись, а вот кинорежиссер смог предвидеть события, предсказать, в каком направлении идет Россия…»

Я не поклонник Ельцина, хотя считаю, что это был одаренный политик. Не скажу, что он был симпатичным. Собственно, симпатичных политиков я вообще не встречал.

— А если бы вас попросили снять фильм о Путине?

— С господином Путиным я виделся несколько раз. В 2000 году меня усадили в Кремле рядом с ним. Не потому, что оказали такую честь, а просто он не желал сидеть рядом с кем-то другим. Я имел возможность поговорить с ним, понаблюдать за ним вблизи: за его движениями, мимикой, руками, за тем, что он делает ногами под столом, как реагирует, когда кто-то хлопает дверью. Эти нюансы мне как режиссеру интересны.

Если же говорить об истории, то Ельцин со всеми своими странностями стремился подтянуть Россию к большей цивилизации, к нормальному сосуществованию. Сейчас, боюсь, что Россия движется назад. Все развитые страны лишились империи, а в России, напротив, возродилась надежда на империю. Империя — это несчастье, от которого в разное время избавились французы, португальцы, англичане. Это был достаточно сложный процесс. Во Франции, например, разразилась гражданская война вокруг Алжира. Только благодаря Шарлю де Голлю удалось выйти из серьезнейшей ситуации — он отрезал Алжир, вместе с тремя миллионами коренных французов, для которых там была родина. К тому же потеряли нефть, хотя в настоящее время и без нее Франция — одна из самых развитых стран.

В истории важен не сиюминутный, а отдаленный результат. То, что сейчас происходит на востоке Украины, резкий шаг назад. Конечно, очень болезненный для вас, народа Украины, но еще более опасный для самой России. В той же мере, какой была советская интервенция в Афганистане в период правления Брежнева. Сейчас во внутренний конфликт в Украине, по моему мнению, вмешалась международная политика.

— Пан Кшиштоф, вы и ваши коллеги Педро Альмодовар, Анджей Вайда обратились с воззванием к президенту России Путину с просьбой освободить украинского режиссера Олега Сенцова.

— Ответа до сих пор нет, а конкретные действия российской стороны мы все наблюдаем.

— Какие глобальные проблемы, на ваш взгляд, стоят перед современным человеком?

— Прежде всего, следует пользоваться разумом, если таковой имеется в наличии. Ведь большинству развитых стран кажется, что все вокруг безопасно, мир существует во всем мире. Вам, ясное дело, так уже не кажется.

А ведь наше существование на этой планете — исключение. Планета может прекрасно существовать и без нас, мы можем просто исчезнуть. Вот об этом следует задуматься. Мы можем отравить планету, не пережить какого-то катаклизма, если морально не быть готовыми к самопожертвованию, сотрудничеству, солидарности. Безнравственность, характерная в определенные периоды для различных эпох, очень опасна.

У вас сейчас много настоящих героев. Вот сейчас у меня дома, в Польше, находятся украинские студенты, некоторые из них участвовали в событиях на Майдане.

— Расскажите об отношении поляков к украинцам.

— Мы почувствовали, что близки вам. Прежде всего, своим бунтарским духом. Чем отличается Украина от России? Майданом. Но сейчас вам нужен иной героизм, чем Майдан. Мы в 1980-х прошли полосу бунтов. Изучали опыт западных стран, переводили специальные книги. Когда «Солидарность» победила, пришли совершенно новые люди, неподготовленные, вынужденные учиться в процессе работы. Не так, как у вас: все те же политики, только изменившие мнения. Общество должно понимать, сколько можно дать власти и кому. Надо хорошо знать своих соседей. И не следует допускать радикализма.

Мы в Польше чего-то добились еще и потому, что сумели критически взглянуть на себя, свою историю и деяния наших предков. Осознали, сколько зла причинили русинам, евреям. Каждый человек и каждый народ должен покаяться в собственных грехах. Признавая грех, мы от него освобождаемся. Впрочем, мое мнение — всего лишь позиция круга интеллигенции, а «что думает Польша» — это тема для социологов. Не существует простых ответов на сложные вопросы. Но Христос рассказывал простые и понятные притчи…

— Вы недавно посетили в России кинофестиваль «Окно в Европу», где состоялся просмотр вашей новой работы — «Инородное тело».

— Показ был закрытым, исключительно для профессионалов, поскольку мировая премьера фильма еще только запланирована в Торонто (Канада). Тема этой ленты — нравственный выбор, болезненный прорыв к духовным ценностям в деловом мире менеджеров и бизнесвумен. За этот фильм я попал под обстрел феминисток. Скажу откровенно, я обожаю женщин, но феминизм — как холестерин: есть хороший и плохой. Знаю этот новый сорт женщин: без женственности, без семьи, без нравственных устоев. За то, что мне это не нравится, меня серьезно давят в Польше. Наверное, тот, кто рос при цензуре, всегда мечтает ее ввести. Правда, в демократическом обществе никакая цензура невозможна, однако должна присутствовать самоцензура. Должна быть честь! И чувство того предела, ниже которого опускаться неприлично. Это как скабрезный анекдот: иногда мы вынуждены его слушать, но это не значит, что должны его пересказывать.

— Украинский зритель увидит «Инородное тело»?

— Естественно, только после мировой премьеры. Я еще не расстался с идеей кое-что отснять и в самой Украине. Скажем, о событиях 2014 года. Я сосредоточился на театральных пьесах, в их числе и постановка в Киеве. У меня условие: прошу актеров, чтобы они приезжали ко мне, в Варшаву. В моем доме, в зимнем саду, мы репетируем, актеры ходят на прогулку с моими собаками — у меня их восемь. Два кота также любят гостей.

— Довольны ли вы результатом прожитых лет, сняли то, что хотелось?

— Сопоставляя с моими мечтами, можно сказать, что ничего не достиг, поскольку я человек амбициозный и хотел гораздо большего. Однако, принимая во внимание возможности, скажу, что достиг многого. Хотя четко знаю: мои самые лучшие сценарии еще не сняты.

Занусси присвоили звание почетного режиссера Одесской киностудии, вручили режиссерское кресло и маленькую копию планеты Земля, на которой отмечена Одесса и киностудия.

6243

Комментировать: