Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +6
ночью +5
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

«Крутой» праздник

Суббота, 7 февраля 2009, 10:39

Андрей Ваджра, Андрей Самарский

ИМ БЫ 23-Е ВЗЯТЬ И ОТМЕНИТЬ...

Порто-франко, 06.02.2009

Президент Украины Виктор Ющенко поддержал идею установить 29 января День защитника Отчизны в честь подвига героев Крут.
Как известно, в этот день 1918 года три сотни киевских студентов вступили в бой с шеститысячными отрядами большевиков, защищая Украинскую Народную Республику. Практически все студенты погибли.
Комментарий. Инициатива переделать День защитника Отечества с советского на украинский лад понятна, однако нетрудно представить, что она будет встречена в штыки как парламентской оппозицией, так и значительным количеством сограждан, которые привыкли отмечать 23 февраля. Так что рейтинг Ющенко от такого предложения не поднимется, а смуту в общество внесет немалую.

* * *

ОБМАНУЛИ И БРОСИЛИ НА УБОЙ…

Час пик, 01.02.2009

На чем основан, и зачем раздувается миф о «титанической битве» киевских студентов с армией большевиков на железнодорожной станции под Крутами? Как и почему, студенты, практически дети, не нюхавшие пороху и почти безоружные, оказались единственными защитниками УНР?

Когда я читаю каноническую версию «битвы» под Крутами в разных ее «патриотических» вариациях, иногда просто ухохатываюсь от ярко выраженной интеллектуальной недостаточности ее творцов. Все, что бы они ни делали, разваливается прямо на глазах. В том числе и миф о Крутах. До сих пор никто не знает точно, когда происходила сия «историческая битва», сколько в ней участвовало украинских патриотов, сколько из них героически погибло, и какова была численность москальско-большевистской орды.

Ну, хорошо, а что же там произошло тогда? Ничего особенного. Когда в январе 1918 года к Киеву подошли отряды большевиков, «кэривныкы» УНР вдруг с удивлением обнаружили, что умирать за их власть желающих нет. Даже та толпа дезертиров, которая, не пожелала возвращаться на фронт и осталась в Киеве (объявив себя «украинскими полками»), тихо растворилась, как только стало известно, что к городу подходят большевицкие отряды. Те из «украинских» полков, которые не разбежались, перешли на сторону красных. Единственное на что «спромоглась» Центральная Рада, это с трудом подавить восстание рабочих Арсенала, а потом бежать к немцам.

В этой ситуации украинские вожди не придумали ничего лучшего, чем отправить на встречу большевикам курень Первой юнацкой военной школы им. Б. Хмельницкого под командованием сотника Аверкия Гончаренко. Что интересно, этот курень «Сичовых Стрэльцив» состоял из молодых «свидомых» галичан, устроенных на учебу в Киеве по распоряжению Грушевского, среди которых преобладали бывшие солдаты Австро-Венгерской армии, попавшие в русский плен. А его командир, Аверкий Гончаренко в 1944 году стал полковником «14. Waffen Grenadier Division der SS (Galizische №1)».

Так вот… «Сичови Стрэльци» были главной «ударной силой» «героев Крут». Потом к куреню присоединился отряд, состоявший из 120 совершенно недееспособных киевских гимназистов и студентов, обманутых Центральной Радой и посланных ею на убой.

Так как население ближайших городишек было настроено пробольшевистски, Гончаренко решил занять позиции возле станции Круты. Понимая, что остановить противника они не смогут, он приказал разобрать пути.

27 января красногвардейский отряд Егорова (около 3600 обстрелянных бойцов), двигавшийся в эшелоне к Киеву, возле Крут был вынужден остановиться из-за разобранных путей, и попал под пулеметный огонь.

Началась перестрелка. К вечеру большевики захватили станцию, вынудив «героев Крут» бежать к поезду, на котором они приехали. Но командиром «сичовыкив» сотня киевских студентов-гимназистов, которые до похода на Круты про войну знали лишь из учебников истории, была брошена на произвол судьбы, и они попали в плен.

По канонической версии тогда героически погибли 270 юнкеров и 30 бойцов студенческо-гимназической сотни. Но что интересно: эти триста трупов, неугомонные национально-сознательные украинцы до сих пор на том свете с фонарями ищут. 1 марта 1918 г. в «освобожденном» германской армией Киеве был образован комитет по розыску тел погибших под Крутами. Разыскать удалось лишь 28 из тех киевских студентов и гимназистов, которые были брошены будущим полковником СС на произвол судьбы и затем расстреляны большевиками после боя. А вот 100 раненых студентов и гимназистов были отправлены большевиками в Харьков для лечения в советских госпиталях. Судя по всему, остальные «герои» просто разбежались. О каких трехстах погибших «юнаках» до сих пор пафосно рассказывает наш пан президент совершенно не понятно. Впрочем, из того, что он рассказывает вообще сложно что-то понять.

Очень полезно иногда читать воспоминания людей, видевших все воочию. В частности, я наткнулся на описание «героического» эпизода Крут в воспоминаниях члена Центральной Рады, а потом министра иностранных дел при Скоропадском Дмитрия Дорошенко. Вот что он по этому поводу писал: «Когда со стороны Бахмача и Чернигова двинулись на Киев большевистские эшелоны, правительство не могло послать для отпора ни единой воинской части. Тогда собрали наскоро отряд из студентов и гимназистов старших классов и бросили их — буквально на убой — навстречу прекрасно вооруженным и многочисленным силам большевиков. Несчастную молодежь довезли до станции Круты и высадили здесь на «позиции». В то время, когда юноши (в большинстве не державшие никогда в руках ружья) бесстрашно выступили против надвигавшихся большевистских отрядов, начальство их, группа офицеров, осталась в поезде и устроила здесь попойку в вагонах; большевики без труда разбили отряд молодежи и погнали его к станции. Увидев опасность, находившиеся в поезде поспешили дать сигнал к отъезду, не оставшись ни на минуту, чтобы захватить с собой бегущих».

Как видите, «эпическая битва» под Крутами нашла свое завершение в прерванной пьянке «свидомых» патриотов. Чего и следовало ожидать.

* * *

ОБЫКНОВЕННОЕ КОЩУНСТВО

Час пик, 01.02.2009

Основные положения легенды о героях Крут базируются на том, что, во-первых, студенты боролись за Украину против России, а, во-вторых, факт битвы под Крутами в Советском Союзе или замалчивался, или искажался. И то, и другое — ложь.

На самом деле после развала Российской империи Центральная Рада даже не заикалась о независимости. Когда В. Винниченко летом 1917 года приехал на прием к Керенскому, чтобы прояснить вопрос об автономии Украины (о большем и мыслей не было), у того не оказалось времени его принять. Даже когда Временное Правительство потеряло власть, ЦР в ІІІ универсале говорит только об автономии. Мало того, отказавшись признавать большевиков, она предложила создать новую российскую власть.

Идущие на Киев силы под командованием Ю. Коцюбинского (сына великого украинского писателя) состояли не из одних русских. В отряд под командованием Муравьева по мере продвижения по Украине переходили части войск УНР, особенно те, которые комплектовались из пролетариата восточных областей. Этим рабочим трудно было понять, почему это они должны воевать с большевиками. Авторитет большевиков рос, а вот влияние киевской власти падало на глазах. По всей Украине население, включая и воинские соединения, вчера еще поддерживавшие Центральную Раду, массово становились на сторону большевиков, о чем писал Винниченко в своей книге «Відродження нації»: «Наше влияние было настолько мало, что мы с большими трудностями могли составлять какие-то маленькие более-менее дисциплинированные части и посылать их против большевиков. Большевики, правда, тоже, не имели больших дисциплинированных частей, но их преимущество было в том, что все наши широкие массы солдат не ставили им никакого сопротивления или даже переходили на их сторону; что почти все рабочие каждого города ставали за них; что в селах сельская голота явно была большевицкой: что огромное большинство самого украинского населения было против нас».

Тезис о том, что факт битвы под Крутами в Советском Союзе или замалчивался, или искажался, упорно распространяют уже второе десятилетие. Однако, не нужно быть историком, чтобы убедиться, в его неправдивости. В 1930 году в СССР была издана книга «Революция на Украине. По мемуарам белых», которая потом переиздавалась 50 тысячным тиражом. В этой книге Д. Дорошенко, министр иностранных дел сначала УНР, а потом и в правительстве Скоропадского, описывает бой под Крутами. И он дает несколько иную оценку ситуации, чем это делают современные историки. Он утверждает, что погибло несколько десятков студентов, и обвиняет офицеров-командиров в дезертирстве. Пока молодежь рыла окопы, те сидели в вагонах и пили, а завидев надвигающиеся войска Муравьева сразу же удрали. То же самое утверждает и Винниченко в «Відродженні нації», также издававшейся в СССР, как минимум два раза. Можно сослаться и на известного украинского литератора П. Тычину, который в то время был вполне предан УНР. В своем известном стихотворении, написанном в 1918 году, он говорит о тридцати погибших.

Единственное обвинение, которое можно предъявить советским историкам — то, что этот день не был отмечен красным цветом в календаре, и память о героях Крут не почиталась на всесоюзном уровне. Но самым кощунственным местом из легенд о Крутах является то, что эти ребята будто бы защищали независимость Украины. Дело в том, что в это время представители Центральной Рады уже подписали в Бресте договор с Германией, согласно которому немецкие войска «приглашались» на Украину. То есть, правители, которых защищали студенты, уже к этому времени отдали Украину немцам и ни о какой ее независимости и речи быть не могло, что «союзники» весьма оперативно и продемонстрировали, вышвырнув к чертовой бабушке Центральную Раду и передав власть своему ставленнику, бывшему царскому генералу, крупнейшему русскому помещику Скоропадскому, который, кстати, так и не научился говорить по-украински.

Сейчас принято рассуждать о жестокости большевика Муравьева, который, разгромив студентов, через десять дней устроил погромы в Киеве. Правда, при этом часто забывают сказать, что Муравьев был не большевиком, а левым эсером, и что за киевские погромы его хотели расстрелять сами большевики, и, в конце концов, он был ими все-таки расстрелян за попытку поднять мятеж против советской власти, то есть, за то, за что выступала Центральная Рада. Так, что, в конечном счете, он оказался их «соратником по борьбе».

В любом случае, возмущение современных украинских властей и историков по поводу того, что Муравьев допустил грабежи и расстрелы, можно было бы признать законным, если бы они не забывали упоминать о том, что и Петлюра, и Скоропадский способствовали погромам куда более масштабным. И об этом писали не только большевики, но и тот же Винниченко, бывший вместе с Петлюрой в составе двух правительств. Но вместо того, чтобы открыто об этом говорить, современные украинские историки зачисляют их в один и тот же «державницкий иконостас». Это при всем том, что Петлюра, Винниченко и Скоропадский люто ненавидели друг друга, и вели между собой смертельную войну.

Современная история в Украине очень теряет от того, что историки превращают ее в идеологию. При этом под видом реальных событий преподносят политический заказ, выполненный на скорую руку. Настоящая История должна давать людям правду, и только правду, какой бы неприятной и неудобной она ни была. Иначе это не наука, а апологетика.
2082

Комментировать: