Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +1 ... +3
утром +2 ... +5
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Кризисный менеджер ХIХ века

Среда, 13 мая 2015, 18:06

Игорь Плисюк

Слово, 05.05.2015

В истории нашего города бывали взлеты и падения, однако – Одессе удивительно везло на людей, которые вопреки крайне неблагоприятным условиям могли создать, возродить и поднять на новый уровень ее славу и процветание. Такими были и дюк де Ришелье, фактически совершивший форменное чудо – создание крупнейшего торгового и культурного центра страны почти на пустом месте, и Воронцов, придавший истинный блеск «брильянту в короне империи», развивая не только город и порт, но и весь огромный край. Но имя одного из тех, кто сделал для Одессы и всей страны столько, что достоин и доброй памяти, и изучения богатейшего опыта, доселе находится в тени великих предшественников и знаменитых преемников. Звали его Николай Александрович Новосельский, и был он городским головой Одессы с 1867 по 1878 годы.

ТЯЖЕЛЫЕ ВРЕМЕНА

Год 1856 был одним из самых тяжких и для России, и для ее южной столицы. Закончилась поражением Крымская война, показавшая все несовершенство тяжеловесной и косной машины государства. Империя по унизительному Парижскому договору лишилась права, завоеванного веками: права иметь свой военный флот на Черном море! Смерть Николая Первого привела на престол Александра Второго, человека, понимавшего: для того, чтобы страна жила и развивалась, необходимы глобальные, всеобъемлющие реформы буквально во всех областях ее жизни. Новые времена требовали новых людей…

Одесса пострадала от последствий войны весьма серьезно: основа ее экономики, экспорт хлеба, в течение двух лет был парализован эмбарго и полным отсутствием судоходства. Наступление мира город и порт встретили в крайне неблагоприятных условиях: за эти годы рынок захватили конкуренты. Соединенные Штаты заняли место поставщика зерна и муки в Англию и Францию, причем везли его не на парусных судах, а мощными, скоростными и крупнотоннажными пароходами. Да и черноморские порты в стиле Констанцы и Галаца перехватили на себя грузовые потоки, ранее замыкавшиеся на Одессу…К тому же, российский торговый флот составлял на тот момент благодаря военным потерям… всего 8 парусников!

И тогда, в мае 1856 года, на Высочайшее имя был подан проект, получивший поддержку и реализованный в кратчайшие для России сроки. Авторами его были капитан первого ранга и флигель-адъютант Николай Андреевич Аркас, боевой офицер и талантливый администратор, и статский советник Николай Александрович Новосельский. Документ предлагал организовать акционерное торговое пароходство на Черном море…Уже 3 августа он был одобрен, и в Одессе началась бурная деятельность. Причем – условия для Русского Общества Пароходства и Торговли (РОПиТ) были невероятно льготными: половину акций купила казна, был дан заем на 35 миллионов рублей, и ежегодно из той же казны выделялся миллион полновесных целковых! Так начиналась славная история компании, ставшей после революции ЧМП, крупнейшим в мире пароходством и… бездарно расточённой в начале 90-х, уже ХХ века.

«Отцы-основатели», ставшие во главе предприятия, Аркас и Новосельский, были людьми разными, с разным опытом и жизненными навыками: профессиональный военный моряк, с 12-ти лет ходивший на кораблях и сражавшийся с врагами Отечества, и достаточно молодой, но опытный чиновник с крепкой деловой хваткой, бедный дворянин, делавший карьеру не связями, но умом и талантом. Почти ровесники (Аркас родился в 1816, Новосельский – в 1818), они, скорее всего, познакомились при создании Каспийского пароходства за несколько лет до того. Роднило их и прекрасное образование, и понимание того, что Россия вступает в новую эпоху, требующую российского размаха и американской деловитости. И дело пошло: за считанные годы было построено почти два десятка мощных пароходов, освоивших кавказское, крымское, галацкое и марсельское направления. Вскоре открыты были и рейсы на Англию. Развивалось судоходство по Днепру, Днестру, Дунаю, Дону и Бугу. Причем – зарубежные судовладельцы естественным образом вытеснялись с рынка перевозок, а отечественные негоцианты – получали дополнительные льготы… Пассажирские перевозки практически полностью перешли в русские руки. Одесский порт обрел, что называется, второе дыхание. К тому же – и он, и прочие черноморские гавани целенаправленно модернизировались, обретали современные эллинги, судоремонтные мастерские и прочие портовые сооружения – от элеваторов до огромных складов. Была расчищена и углублена акватория одесского порта, что позволило ему принимать большие суда… И город, несмотря на то, что былых объемов хлебного экспорта ему уже не удалось вернуть никогда, постепенно приходил в нормальное, присущее ему изначально, состояние перманентной, кипучей деловой активности. Европе нужно меньше пшеницы? – Но у нас есть рожь, ячмень, овес. Да и быстро развивавшийся мукомольный промысел позволял, экономя место в трюмах, вывозить муку… Словом – даже отмена изжившего себя режима порто-франко, превратившегося к году 1859-му, когда его упразднили, из стимула в удавку, город был уже слишком велик, чтобы ограничиваться таможенными границами, да и ущерб от контрабанды составлял порядка 200 тысяч рублей в год, не стала тяжким ударом. Развивалась промышленность и ремесла, наука и образование. А молодой, но деятельный и предприимчивый Новосельский – прекрасно вписался в деловую атмосферу Одессы. Но здесь самое время отвлечься от его блистательных дел на ниве экономической. Ведь был у создания РОПиТ еще один аспект, тайный и крайне важный.

ВОЕННАЯ ТАЙНА

Как вы уже знаете, Россия была лишена права иметь свой военный флот на Черном море. Но… проект ВОЕННОГО моряка Аркаса и его сотоварища Новосельского позволял строить пароходы… Мощные суда, при достаточно небольшом переоборудовании превращающиеся во вспомогательные крейсера, носители минных катеров и военные транспорты! И во многом поэтому их затея нашла столь быструю и мощную государственную поддержку на высочайшем уровне. Это был тот редкий случай, когда одним выстрелом убивалось сразу несколько зайцев! Развивалась отечественная торговля и судоходство, черноморские порты модернизировались, обрастая эллингами и мастерскими, способными быстро переоборудовать суда в военные корабли и обеспечивать боеспособность грядущего флота…

И поэтому – уже в 1871 году, когда Россия после поражения Франции в войне с Пруссией вернула священное право на боевой флот на Черном море, мощный базис для его возрождения был уже создан. И не случайно, командовать им был назначен адмирал Аркас!

А многие из пароходов РОПиТ в русско-турецкую войну 1877-78 обрели боевую славу.

3,9-тысячетонный «Цесаревич», 3,6-тонный «Корнилов», и многие другие суда, ставшие в строй как боевые корабли, приблизили победу в войне за свободу братских народов Балкан. Победу, которую во многом подготовили за двадцать лет основатели пароходства – Аркас и Новосельский — истинные патриоты России.

ТРУДЫ И ДНИ «РУССКОГО АМЕРИКАНЦА»

Так называли Николая Александровича доброжелатели. Недруги – именовали его «нашим Чичиковым». Дескать, уж больно деятелен, аферами иные затеи попахивают… Впрочем, судят людей по плодам трудов. Их же Новосельский дал Одессе столько, что и доселе мы ими пользуемся, порой не задумываясь, кому обязаны…

Его неистовая предприимчивость не знала границ и преодолевала любые препятствия. К примеру, почти одновременно с РОПиТ он создал «Кавказ и Меркурий» – еще одного титана отечественного судоходства, обеспечивавшего перевозки по Волге и Каспию… А почти сразу же после приезда в Одессу – основал и добычу соли на Куяльницком лимане, ликвидировав дефицит и дороговизну продукта первой необходимости, возникшие в военное время, и обеспечив ею город и часть страны в нужном объеме и по фиксированной, доступной цене… Причем, получив монополию на 25 лет, вскоре отказался от нее, передав государству. Похоже, этот необычный человек испытывал удовлетворение не от сверхприбылей, но – от успешной реализации своих фонтанирующих идей… Соляные улицы и переулки на Пересыпи – доселе хранят память о том благом и крайне своевременном деле…

Не мудрено, что уже в 1867 году он был избран городским головой. Одесса тогда стала «полигоном», первым городом страны, где апробировалось новое Городовое уложение, дававшее Думе реальные права самоуправления впервые за всю историю. И столь деятельный человек оказался на своем месте!

Проблем в Одессе хватало, и едва ли не главной для огромного города было отсутствие централизованного водоснабжения и канализации. Санитарное состояние города, не раз претерпевавшего губительные эпидемии, было на грани катастрофы. К тому же, в него хлынули освобожденные, но безземельные крестьяне, искавшие хлеба насущного. И вот – по инициативе городского головы в 1869 году русскими инженерами был разработан проект водопровода, реализованный английскими концессионерами в кратчайшие сроки. Причем – руками тех, кому жизненно была необходима работа! И 3 сентября 1873 года на Соборной площади после молебна был торжественно открыт фонтан, принесший Одессе вожделенную днестровскую воду. Город получил ЛУЧШИЙ В ЕВРОПЕ по качеству питьевой воды и самый длинный на континенте водопровод! Само собой, не обошлось без злопыхателей: некая британская газета опубликовала материал, в котором Новосельский был обвинен в получении взяток от английских подрядчиков… Одесские недруги в стиле некоего Озмидова, архитектора и издателя газетенки, подхватили клевету. Правда, судебный процесс, приведший даже к визиту представителей английского издания в Одессу, закончился полной реабилитацией и опровержением в той самой газете на Туманном Альбионе… И в августе 1876 одесский Английский клуб, респектабельнейшее собрание городской элиты, дал торжественный обед в честь городского головы. Растроганный Николай Александрович заметил, что готов снова претерпеть клевету, «… чтобы еще раз удостоиться чести получить заявления сочувствия, подобные сегодняшнему».

Об этом неординарном человеке можно рассказывать бесконечно: ведь именно он замостил центр города прибугским гранитом, прервав накладную традицию вывоза камня из-за морей, именно он создал централизованную систему городской канализации и Поля орошения, организовал прогрессивное по тем временам газовое освещение улиц и газовый завод…

При нем город украшался прекрасными общественными зданиями. Вместе с Семеном Степановичем Яхненко, богатым самородком из крепостных, одним из своих предшественников на посту городского головы, он открывал общедоступные народные училища. А после пуска в 1871 году Суэцкого канала, облегчившего и укоротившего путь на Дальний восток – способствовал тому, что Одесса превратилась в крупнейший центр поставок морем в Россию китайского и индийского чая, продукта поистине народного, получив еще один мощный источник прибыли.

Трудно назвать отрасль городского хозяйства и экономики, которым бы он не уделял пристального внимания, ловя на лету и реализуя свежие веяния времени… Любопытно, что Дума, состоявшая в основном из весьма состоятельных, и порой косных людей, «почивших» на своих миллионах и старых представлениях, зачастую не одобряла его «прожектерских затей». И тогда он, не наживший особых капиталов… брал под свое честное имя крупные ссуды, рискуя всем, чтобы доказать свою правоту и улучшить жизнь горожан нововведениями. И ни разу не просчитался, оказываясь снова и снова большим одесситом, чем его закостеневшие коллеги по Думе. И еще один штрих характеризует его: при нем чины одесской полиции получали наибольшее во всей империи денежное и прочее содержание. Добился этого Новосельский, прекрасно понимая: тот, кто плохо кормит стражей своего порядка, вынужден кормить воров! И не только с отмычками и кастетами, но и при шашках с погонами!

А в 1878 – он покидает навсегда наш город. В столице деятельно сотрудничает уже на склоне лет с восходящей звездой отечественной администрации, будущим премьером, а тогда – главой Министерства финансов, Сергеем Юльевичем Витте. С ним он познакомился еще в бытность того подающим надежды железнодорожным служащим в Одессе.

Два талантливых и деятельных человека, что называется, нашли друг друга.

Умер Новосельский в генеральских чинах и уважении, однако – так и не став миллионером. Что поделаешь, «русский американец» все-таки был куда больше русским человеком, стремившимся больше дать Отечеству, чем взять у него… И в ознаменование его заслуг Ямская улица Одессы, где он жил когда-то, после кончины в 1898 году, получила имя Новосельского.

А Дума – приняла решение поместить в зале заседаний портрет своего славного земляка. Человека, относящегося к редкой породе «кризисных менеджеров» – тех, кто приходит на помощь в самые тяжкие моменты и превращает их в начало взлета. И не пора ли вспомнить нынешнему Горсовету о том, старом решении, почтив память человека, столь много и бескорыстно давшего Одессе. Хотя бы восстановлением портрета!
7636

Комментировать: