Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +5
ночью +1 ... +3
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Красота! Убиться можно!

Суббота, 24 мая 2008, 11:14

Елена ГРИГОРЬЕВА

Порто-франко, 16.05.2008

Знаете одесское выражение: «Сделайте мне красиво»? Выражение одесское, но всегда ли одесситы радуются, когда им «делают красиво»? Во-первых, представления о красоте у людей бывают разные. Во-вторых, кроме стремления к красоте у многих граждан почему-то есть желание, чтобы красота сочеталась с удобством и безопасностью. Вот об опасной красоте хотелось бы поговорить.

Некоторые слова из знаменитой утесовской песенки последнего московского извозчика можно отнести к Одессе. «Искры сыпались с булыжной мостовой, а теперь плетемся тихо по асфальтовой... Действительно, во времена наших предков одесские мостовые были выложены булыжником, а тротуары уникальными диабазовыми плитами, привезенными, кажется, из Италии (если я не права, пусть меня поправят краеведы). Но не будем зацикливаться на происхождении этих плит. Главное то, что они были прочными и удобными для хождения. Время, конечно, категория неумолимая, но еще более неумолимыми бывают люди. Не будем сейчас вспоминать, что булыжник во времена оно, будучи орудием пролетариата, мог быть просто выковырян из своего гнезда в мостовой. Но по разным соображениям, часто по соображениям, связанным с тем, что к концу года требуется освоить определенную сумму, старинные покрытия из, казалось бы, вечного камня, стали заменять асфальтом. Не будем вдаваться в такие подробности, как закон сохранения материи, приведший к тому, что диабазовые плиты, исчезнув с тротуаров улиц, украсили дорожки некоторых частных владений. Не будем также вдаваться в подробности того факта, что подчас заменивший эти плиты асфальт не соответствовал никаким кондициям. Но даже самый что ни на есть качественный асфальт — это покрытие непрочное, подверженное разрушению, особенно в зимний период, когда дворники пешнями с него скалывают лед. В результате этих и других катаклизмов дороги и тротуары в нашем родном городе пришли в такое состояние, что по ним действительно стало безопаснее плестись, чем мчаться. Пока ничего нового я не сказала. Дорожные страдания автомобилистов и пешеходов давно всем известны. Некоторые выбоины и ямы вошли даже в топонимику Одессы. Лишь года два назад наконец-то была, как память о предыдущем хозяине города, уничтожена, то есть залита асфальтом знаменитая «яма Боделана», на перекрестке Пастера и Торговой.

Но было бы несправедливым считать, что ликвидируются только мемориальные выбоины и колдобины. Еще во времена первого правления Эдуарда Гурвица было принято весьма разумное решение обязать всех владельцев частных предприятий привести в порядок прилегающую ко входу в их магазины и офисы часть тротуара, покрыв его уличной плиткой. Решение было разумное, хотя современная уличная плитка это совсем не то, что диабазовая плита. Но разумность решения не всегда гарантирует разумность исполнения. Уж не знаю, как определялся размер площади, подлежащей ремонту, но в остальном, судя по результатам, никакой регламентации не предусматривалось. Каждый выбирал размер, цвет, форму плитки и рисунок укладки по своему вкусу и разумению. Это было бы еще полбеды, все равно островки плитки перемежались с материками покрытого трещинами и выбоинами асфальта. Гораздо более страшным оказалось то, что никак не регламентировалось такое качество плитки, как коэффициент трения ее поверхности, то есть ее скользкость. И то ли в погоне за красотой, то ли из соображений экономии, но некоторые предприятия использовали для покрытия тротуара настолько скользкую плитку, что зимой на ней впору соревноваться конькобежцам. Такой плиткой, скажем, покрыт тротуар перед входом в Нацбанк Украины на углу Дерибасовской и Ришельевской. Можно назвать и другие места. Зимой единственный выход для прохожих, которые не могут избрать другой маршрут, сойти с тротуара на мостовую и идти по ее кромке. Можно, конечно, надеяться на глобальное потепление. Хотя на памяти зимы 1997 и 1998 годов, когда лед не сходил почти до конца марта. Да и в другие годы, если не месяцы, то недели зима напоминала, что с ней шутки плохи. Впрочем, Одессе всегда было достаточно одного дня, чтобы в травмпунктах начался аврал.

Но разве только зимой можно переломать руки и ноги, разбить голову на скользкой плитке? Вот свежий вариант. После ремонта открыли подземный переход на Дерибасовской и Преображенской. Увидев снятое ограждение, я радостно устремилась к лестнице, чтобы спуститься в переход. Поднимающаяся по лестнице молодая девушка охладила мою радость: «Переход открыли, а перейти по нему нельзя. Плитка такая скользкая, что убиться можно. А что будет зимой, когда на подошвах будет налипший снег?!» Я все же спустилась в переход. Меня встретило сияние больших розовых плит. Хорошо, что на мне были ботинки на подошве типа каучука. Я прошла через переход благополучно. Но через неделю мне пришлось пройти по этому «катку» снова. На этот раз я была в туфлях на кожаной подошве. Скользко было невероятно. Хорошо, что со мной был племянник, в руку которого я вцепилась. Так что, несмотря на наличие перехода, я по-прежнему петляю между машинами и иду через дорогу поверху. А на днях, когда я ждала коллегу у спуска в переход (она девушка спортивная, зимой любит на ногах прокатиться по льду), из перехода вышла, прихрамывая, женщина средних лет, потирая при этом руку. Она упала, поскользнувшись на плитке. «Кому нужна была эта красота!» — возмущалась женщина. Даже в вестибюле Нового универмага, пол которого устлан плиткой, не раз поминаемой посетителями незлым тихим словом, ходить не так страшно. И вообще, совсем необязательно ходить именно в данный универмаг, можно пойти и в другой магазин. Но игнорировать подземный переход просто опасно. Пока водители еще помнят, что на данном перекрестке долгое время были наземные пешеходные переходы, и пропускают людей, притормаживая машины, но так будет не всегда.

В Киеве мне не раз приходилась спускаться в подземные переходы, кстати, ведущие в огромные подземные маркеты. Там светло, нарядно, даже богато, но: перемещаться можно без риска убиться на ровном месте. На днях в маршрутке зашел разговор о переходе на Дерибасовской — водитель пропускал пешеходов, предпочитавших переходить дорогу поверху. Одна пассажирка рассказала, что в этом переходе ее сестра упала и повредила руку, но так как они спешили на вокзал — сестра приехала погостить из другого города, — то времени на врача не оставалось. Вся в слезах от боли пострадавшая села в поезд, а по приезде на место перезвонила сестре — рентген показал перелом. Кстати, в таких случаях полагается компенсация за травму. За рубежом пострадавшая взыскала бы за физический и моральный ущерб кругленькую сумму. В связи с последним замечанием возникает ряд интересных вопросов.

1. Какая организация контролирует качество укладываемой плитки, в частности ее коэффициент трения, иными словами скользкость ее поверхности? Контролируется ли качество самой укладки?

2. Кто отвечает за состояние покрытия? И, соответственно, кто обязан компенсировать пострадавшему травму, если она получена из-за плохого качества покрытия (например, скользкие или шатающиеся плитки, выбоины в покрытии из-за нехватки одной или нескольких плиток и т. д.)?

3. Куда изначально должен обратиться пострадавший, какие собрать документы? Возможно, необходимо составить акт о травме. Кто, когда и где должен его составить и подписать?

4. В частности, кто финансировал ремонт упомянутого перехода, решал вопросы его дизайна и выбора материалов? Иными словами, к кому обращаться с претензиями по поводу невозможности пользоваться этим переходом или за травматизм в нем?

5. Почему так нерентабельно используется площадь вышеназванного подземного перехода? Так задумано или арендная плата настолько высока, что нет желающих официально открыть в переходе торговую точку? Но, поскольку свято место пусто не бывает, скорее всего, в переходе начнется торговля с рук.

Хотелось бы получить ответы на эти вопросы. Думаю, что они будут интересны и нашим читателям.
1595

Комментировать: