Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +6 ... +7
утром +7 ... +9
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Котэ + вкусняшка = мимими

Суббота, 30 января 2016, 09:44

Ольга Ксендзюк

Мигдаль Times, № 134, 2014

Интернет – это инструмент и среда массовой коммуникации. Это огромное, нескончаемое произведение, которое ежесекундно переписывается. Это виртуальная вселенная, создающая сама себя. Ей пока недоступно только обоняние и осязание. И это пространство для разных игр, в том числе для языковых.

Одной из таких игр стал распространившийся с невероятной скоростью «олбанский», или «язык падонкаф».

В конце 20 в. в Рунете1 появился сайт с неприличным названием fuck.ru, который задумывался как оазис для свободомыслящих граждан, зажатых цензурой. Обитатели сайта придумали новый язык, чьим основным правилом можно назвать отсутствие правил, назвали себя «падонками», свою идеологию – «контркультурой», и начали все это активно продвигать. Сегодня «падонки» уже стали частью истории, а некоторыми их достижениями пользуются даже те, кто понятия не имеет, откуда они взялись.

Это хорошая иллюстрация к тому, как элитарное (в смысле – для небольшого круга людей) становится массовым. «Яростная порча орфографии оказалась настолько привлекательной идеей, что сразу овладела интернет-умами и стала модной и почти обязательной», – пишет лингвист М. Кронгауз.

Что за русское слово – lytdybr? Его автор – тартуский филолог Роман Лейбов. Так он назвал свою запись в блоге, написав это слово латиницей. Возникнуть это слово могло только в компьютерную эпоху. Он набрал слово «дневник» в латинской раскладке, как бы перепутав регистр, затем его транслитерировали обратно в кириллицу, и получилось «лытдыбр». Теперь оно распространено среди блогеров. А сам прием стали использовать при образовании ников. (polit.ru)

Важное свойство интернет-сленга – его игровая природа. Привлекательность «преведов» и «кросафчегов», вызвавших ужас и возмущение у взрослых образованных людей, заключалась в новизне, выразительности, эпатаже, в ощущении некой свободы, протеста, нарушения норм – хотя бы орфографических. Иногда это просто было забавно – если у пользователя имелось чувство меры. (А с чувством меры в Сети бывают ой какие проблемы.) У многих выражений есть своя история возникновения. «Их употребление, по идее, всегда должно вызывать смех, это что-то вроде постоянного подмигивания», своего рода коллективное остроумие, ритуал, который напоминает столь же ритуальные надписи типа «Киса и Ося здесь были».
Употребление сленга (гламурного, криминального, профессионального) сигнализирует – «я такой, как вы, как все», «я свой по отношению к вам». И в то же время – «я особенный по отношению к другим, не таким, как вы и я». В этом смысле Интернет не придумал ничего нового. Он просто ускорил, усилил, сделал очень наглядным зарождение и жизнь сленга, а также субкультуры, с которой он чаще всего связан.

«Олбанский» не сводится к издевательству над орфографией. Там используется набор речевых клише, в основном, оценочных. Например, «аффтар жжот» или «зачот» – положительная оценка, «ацтой» – отрицательная, «ржунимагу» – «смешно».

Кроме того, для меня любой сленг – показатель того, как современный человек воспринимает реальность. Очень сложную реальность, перенасыщенную, изменчивую, местами искаженную. Измененный язык – воплощение абсурдности жизни. И чем это, в конце концов, хуже «дыр бул щыл»2 или зауми обэриутов? Каждое поколение находит свои способы выразить бессмыслицу и безумие мира и как-то среди него выжить.

Так что я не впадаю в истерику по поводу «падонкаф». «Они напоминают нам о лингвистических играх раннего периода развития Интернета. А в качестве моды на смену им придет что-то иное. И лет через сорок какое-нибудь «я плакалъ» будет вызывать жуткую ностальгию», – предсказывает М. Кронгауз.

Мне лично нравятся языковые игры и смешные словечки, и я охотно ими пользуюсь при случае. Особенно близко моему сердцу классическое «йа креведко». Главное – это чувство меры.

Популярное выражение «йа криветко» появилось в 2007 г. Тогда на одном из сайтов пользователь с ником Dream Maker сообщил, что сидит на лекции по физике, а на его парте красуется надпись «Йа криветко!». Буквально через полчаса это выражение стало популярно в Интернете, а в «Живом журнале» даже появилось сообщество ya_krivetko. Скорее всего, изначально неведомый студент таким способом хотел сказать, что не понимает ни слова из лекции. (russkiymir.ru)

Такие речевые клише еще называются «медиа-вирусы» или интернет-мемы (это понятие несколько шире). Как считают лингвисты, почти полным аналогом мемов в 19-20 вв. были крылатые фразы. «Счастливые часов не наблюдают». «Утром стулья, вечером деньги». «А на дороге мертвые с косами стоят». Так что само явление не уникально, но Интернет – очень благодатная среда для него.

Но есть во всем этом реальная опасность – утратить грамотность и ее ценность. Ведь безопасно играть, то бишь неправильно писать, могут только очень грамотные люди, которые знают, как правильно. Интернет-игры с орфографией сильно ударили по тем детям, которые только начинали учиться читать в начале 2000-х годов.

Тот же профессор Кронгауз считает, что будущее орфографии печально: «Сегодняшние модные игры интеллектуалов выгодны неграмотным людям, а их, как известно, больше. В долгосрочной же перспективе грамотные образованные люди, безусловно, спасут нашу орфографию и победят. Как? А как обычно: не известным науке способом» (e-reading.link).

*
Многие из наших чувств обусловлены биологически. В том числе эффект, давным-давно известный мультипликаторам и рекламистам. Нечто маленькое, округлое, пушистое, глазастое вызывает у большинства людей определенные переживания.

Формы их выражения и моды на них – меняются. Но пока с нами остается умение чувствовать любовь и тепло, есть надежда, что мы выживем.

Выбираемые нами слова в первую очередь говорят что-то о нас. Мы можем сказать «какая прелесть» или «кукусик», «отстой» или «достало». Мы сообщаем другим нечто о себе (в искусстве это называется «послание»). Например, что мы владеем хорошим литературным языком; что мы отзывчивые, безразличные, продвинутые, мы наследники Эллочки-людоедки, мы «в теме» или наоборот…

Любопытно: какое послание несут в себе «няшки» и «мимишки», столь радостно расплодившиеся в последние годы? Сначала они жили исключительно на вольных просторах Интернета. Но потом я услышала «пичальку» от подруги-филолога. Тут я и поняла, что произошло интересное: сетевая мода проникла в повседневную речь.

Окончательно в этом я убедилась, когда поймала себя на произнесении фразы: «Ой, какое мимими!» (Для справки: мне далеко за восемнадцать, я не сижу в Фейсбуке и не страдаю периодическим размягчением мозга.)

На смену и в противовес агрессивным, хулиганским, стебным «олбанцам» недавно пришел культурный стиль, который не без оснований называют девичьим или «новой сентиментальностью». Ванильки и няшечки оттеснили «падонкаф» своими слабыми плечиками и вовсю используют «мимишный» новояз. (Близок к ним так называемый мамский язык на форумах молодых матерей.) Люди, не входящие в эту девическую культуру, с удовольствием повторяют мармеладные словечки. Сначала с иронией, как бы цитируя. Однако теперь эти слова используют все, даже СМИ.

Девчата пришли в Интернет довольно поздно. Сначала пришли интеллектуалы, потом «хулиганы», а потом уже – множество юных (и не очень) дев. «В советское время традиционные девичьи культурные практики, в том числе традиция девичьих альбомов, воспринималась как буржуазная и подлежащая полному искоренению». (ru.wikipedia.org) Сегодня, по данным статистики, 67% пользователей ЖЖ – женщины. Распространенный возраст пользователей – 16-20 лет. Современная российская массовая словесность вообще представляет собой уникальное явление. Практически вся она является женской литературой разных видов и типов.

Массовая девчачья культура играет огромную роль не только в нашем обществе. Например, говорят о языке дневников израильских девочек и «марсианском языке» у китайской молодежи.

«Обнимашки» и «печенюшки» вышли за пределы девических сообществ. «Пичалька» говорят все от мала до велика, мальчики и девочки постят в Инстаграм «вкусняшки», дамы в положении называют себя «беременяшками». Это усилилась где-то в середине 2010 года.

Слово «няшный» происходит от японского «ня», то есть «мяу». Означает, согласно определению интернет-энциклопедии «Луркоморье», ощущение нежности, радости, умиления. Популяризировали междометие и насочиняли от него производные («няшка» и пр.) поклонники аниме.

Междометие «мимими» пришло к нам в 2005 г. из культового мультфильма «Мадагаскар». Оно означает высшую степень умиления. В мультфильме его произносит маленький, пушистый и перепуганный лемурчик Морт.

В английском «Городском словаре» «mi­mi­mi» толкуется так: a very depressive person or action (очень депрессивный человек или действие). То есть, маленький лемур издает вполне естественные жалобные звуки. «Трудно понять, – замечает М. Кронгауз, – почему звуки, символизирующие жалобу, преобразовались в умиление, и почему это произошло только в русском языке».

В сети встречаются многочисленные однокоренные слова. Правда, количество «ми» колеблется (чем длиннее слово, тем труднее повторять «ми»): мимимишный, мимимитинг и даже мимиметр – это прибор для измерения умиления. Он, как правило, зашкаливает.

Особенно его зашкаливает на изображениях и видеороликах котов. (Ну, еще енотиков, зайцев и щенков.)

Почему в Рунете так любят кошек? Впрочем, это загадка всего мирового Интернета, считает М. Кронгауз. (Тоже мне – бином Ньютона!..) И откуда взялось слово «котэ»?

Мне кажется, оно находится на грани между «олбанской» и «няшной» лексикой. С одной стороны, слово искажено, написано «с ошибкой». А с другой… котэ – няшка!

Версии есть разные. Например, слово возникло случайно, при быстром наборе текста. Произошло от грузинского имени Котэ (Константин) – а чего вдруг? Или от японского слова котэ («наручи, часть доспехов») – тоже непонятно. Еще одна версия – котэ родилось на сайте Упячка (upyachka.ru), одном из источников мемов в Рунете. На Упячке появилась анимация, изображающая кота с попкорном, и именно этот кот был впервые назван «котэ» или Котэ. На «Упячке» и сейчас можно найти огромное количество изображений котэ, с попкорном и без него.

*
Откуда произошла «пичалька» – не совсем ясно. Ее популярность набрала обороты в 2010 году. Сейчас это слово встречается в соцсети «ВКонтакте», в среднем, раз в несколько минут. Означает оно огорчение или грусть, впрочем, не слишком сильную, вполне переносимую. И часто употребляется иронически. По одной из версий, слово придумали ванильки – родственники хипстеров.

Ванильки культивируют романтичность, депрессивность, любовь к сладкому, виртуальное общение, мечтательность и уют. «Надоела грязь, хамство, вранье, борьба, протест. Хочется быть милым и пушистым, хочется тепла, нежности, надоело “париться”, нужно жить для себя, видеть красивое и наслаждаться, – сказал один из ванильных юношей. На нем был теплый свитер кремового цвета, на запястье браслет с крошечным игрушечным мишкой. – Чтобы следовать этой субкультуре, не надо много денег, наоборот, ванильные отрицают всякие “понты”… Настоящие ванильки выглядят так, чтобы при взгляде на них хотелось улыбнуться». (mn.ru)

Распространено мнение, что няшная лексика – проявление инфантилизации общества. И оно – мнение – в принципе не ошибается. Стремление уменьшить вещи, явления, чувства, проблемы, других и себя свидетельствует именно об этом.

С другой стороны, инфантильность тоже имеет причины. Откуда неистребимая популярность выражения «как бы», которое любой предмет делает незначительным, неконкретным, как бы иллюзорным, и тем самым снимает ответственность с говорящего? Откуда эта неутолимая жажда маленького и миленького, теплого и уютного, сладкого и славного? Откуда «стильненькое» и «позитивненькое», «пасибки» и «здоровки»?

Я думаю, большая часть всего этого рождена сопротивлением и защитой от агрессивной, конкурентной, напряженной среды. Суета, холод и тревоги внешнего мира – их так хочется избежать, а это почти невозможно. Разве что в искусственной реальности. И она строится, каждое мгновение строится – из кирпичиков-слов и образов на великой строительной площадке Интернета.

1. Русскоязычный Интернет. Распространен на все континенты, больше всего сконцентрирован в СНГ и особенно в России. По данным Яндекса, на осень 2009 г. в Рунете было около 15 млн сайтов (около 6,5% от всего Интернета).
2. Начало концептуального стихотворения, написанного поэтом-футуристом Алексеем Крученых в 1913 г.
9329

Комментировать: