Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас 0 ... +3
вечером -3 ... 0
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Командирские часы спасли под Кенигсбергом

Понедельник, 26 апреля 2010, 08:01

Инна ИЩУК

Комсомольская правда, 16.04.2010

Отец-фронтовик вице-мэра Одессы Вахтанги Убирия прошел всю войну до Победы

За год два класса, за три — университет, в 7 лет на фронт

В Одессе заместителя мэра Вахтанги Убирия знают как деятельного, серьезного, но в то же время доброго и радушного человека, хорошего семьянина, чтящего традиции.

— Такое воспитание дал отец, — говорит Вахтанги Шалвович, — держал так сказать в ежовых рукавицах, растил нас в духе фронтового времени. Я помню, как за провинности в школе приходилось писать ему рапорты. И если я был прав, что было в большинстве случаев, защищал, заступался за кого-то, с меня снимали вину.

Отец всегда был примером. За год закончил четвертый и пятый классы, а потом седьмой и восьмой. За 3 года экономический университет, за два — юридический. Но это уже было после Победы в Великой Отечественной. А когда началась война, Шалва Федорович, выпускник школы, сразу решил добровольцем отправиться на фронт. Писал рапорта, но по возрасту его не брали. Предприняв ряд хитростей, молодой боец все же попал на фронт, в артиллерийские войска.

Сбил вражеский самолет и под пулями добыл доказательство

Шалва Федорович хорошо знал математику и мог отлично делать расчеты. Однажды, оставшись в карауле на батарее, он зарядил все орудия и настроил на приблизительную ориентировку, откуда мог появиться самолет. В три часа ночи так и произошло. Боец начал стрелять из всех орудий по очереди. И сбил вражеский планер. Но в армии тогда был такой порядок: надо было доказать — принести номер от сбитого самолета. Пришлось молодому воину пробираться от окопа к окопу, по полю, которое обстреливалось. И все же он доставил доказательство. Когда же командир снял с него шинель, она вся была в дырах от пуль.

Делился офицерским пайком с бойцами батареи

Ранения Шалва Федорович считал пустяком. И до победного конца никогда не ложился в госпиталь. Терпел. Раны заживали на поле боя. В полку его любили и уважали. Когда были в окружении в 1944 году, им сбрасывали продовольствие в мешках. Отцу полагался офицерский паек. Но он всегда делился с солдатами батареи поровну.

Во время войны молодому бойцу предложили учиться в московской академии и забрали его с фронта. Шалва Федорович успешно сдал все экзамены и снова сбежал на фронт. Только тогда его оставили в покое. Раз хочешь воевать — так тому и быть. Он прошел всю войну, не успокоился, пока враг не был изгнан с нашей земли.

Во время освобождения Киева именно батарея Шалвы Федоровича Убирии прикрывала танковую бригаду дважды Героя Советского Союза полковника Степана Шутова, которая пошла «под Десну», вброд реки. И немцы были поражены, когда советские танки появились словно из-под земли.

— На параде Победы в Клеве, когда он надел все свои ордена и медали, — говорит сын фронтовика Вахтанги Убирия, — к нему сразу подошли журналисты. Но он был настолько скромен, что отказался дать интервью. Пришлось мне говорить. Мне посчастливилось узнать от него эти истории. В детстве, когда я болел, просил его рассказать о войне, и он не мог мне отказать.

От смерти спасли командирские часы

Много о нем я узнал от однополчан, например о том, как его спасли командирские часы. При подходе к Кенигсбергу половину колонны предатели завели в лес. Им пришлось стать на привал, разбить лагерь, поставить палатки, установить пушки. И тут начался обстрел. Отец бросился к орудию. Но прямо перед ним разорвался снаряд. Его накрыло землей. Контуженый, раненый, он пролежал почти сутки, пока его искали. На руке у него были командирские часы. Стрелки на них блестели. По этим часам солдаты и нашли отца. Они откопали его, положили на плащпалатку и понесли: шесть бойцов и одна девушка, чтобы с честью похоронить в Кенигсберге.

— Об этом боевые друзья говорили на передаче «От всей души», которую смотрела вся наша семья, — заметил Вахтанги Шалвович, — и я первый раз увидел у него слезы на глазах.

По пути процессию догнал командир на машине. Он остановился, вышел из автомобиля, снял шапку, чтобы попрощаться с героем. Но тут он почувствовал теплое дыхание.

— Он живой, — воскликнул командир, — надо в госпиталь его.

Так Шалва Федорович перед самой Победой оказался на лечении.

50 лет Победы отмечал в Киеве на параде

В Кенигсберге встретил 9 Мая. А потом отправился на родину, город Очамчира, где родился и вырос. Его назначили директором школы и отправили в самое высокое в Абхазии село Ахуца, которое славится долгожителями. Там он и встретил свою любовь, учительницу русского языка. А потом вместе с ней вернулся в родной город.

— С войны отец принес портупею, — вспоминает Вахтанги Убирия, — и иногда пускал ее в дело, за нехорошее поведение, так что звездочки отпечатывались. В семье нас трое, еще сестра и брат. Отец занимал высокое положение в городе, был заслуженным экономистом Грузии, работал секретарем райкома партии, руководил объединением чайных фабрик. А я все время шалил. Вот меня после окончания 8 классов отправили в Киев к дяде. После войны он возвращался домой через Киев и остался в Украине. В столице поступил в техникум, потом в институт. Женился. С детьми часто ездили к родителям. А после развала Советского Союза отец с матерью перебрались к нам из Абхазии, где начались беспорядки. На параде Победы в 1995 году хорошо запомнил слова отца: «Если бы мне 50 лет назад в Белоруссии, в окопе, когда я был в мокрой гимнастерке, которая высыхала на мне, кто-то сказал, что я буду в Киеве на 50-летии на параде Победы, я бы посчитал его сумасшедшим».

На 9 Мая Шалва Федорович всегда собирал однополчан. Возглавлял организацию ветеранов ВОВ. Его патриотизм, любовь к Родине, упорство и настойчивость в достижении выбранной цели передались всем поколениям фронтовой семьи. Благодаря суровому воспитанию, соблюдению традиций, дети и внуки добились высоких целей и продолжают нести справедливость и патриотизм. У Шалвы Федоровича большое количество наград. Но еще одна медаль «За освобождение Киева» так и не была вручена. Ее получит его сын как еще одну благодарность от страны, которую защитили и отстояли именно такие люди, сильные духом.
2461

Комментировать: