Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -2 ... +1
утром -2 ... +2
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Китайское проклятие порта Южный

Суббота, 17 ноября 2007, 08:00

Анатолий КОСИН

Деловая Одесса, 16.11.2007

Порт Южный, одно из стратегических предприятий региона, в этом году словно прокляли по-китайски. Руководители порта сменялись с калейдоскопической частотой. После Владимира Иванова — Владимир Березняк, Александр Гондза, нынешний и.о. начальника порта Владимир Васильев. Кадровые перемены сопровождались конфликтами между Министерством транспорта и связи и «Укрморпортом», что тоже не приносило особой радости южненским портовикам. Так кто из руководителей порта им более по душе? И насколько вся эта сумятица ударила по порту? Мы решили разобраться самостоятельно.

Жители Одесского региона — люди трудолюбивые, оптимистичные и тоже по-своему мудрые. И еще они не любят, когда им мешают работать, лезут в их дела и советуют, как, что и зачем нужно делать. Они сами во всем прекрасно разберутся...

«ПОДВИГИ»

Несмотря на кадровые перестановки, порт Южный работает по плану. Даже несмотря на бурный октябрь, на который пришлись все разборки, порт, по сравнению с 2006 годом, за 10 месяцев 2007 года выполнил план по грузообороту на 105,9%, по грузоперевозкам — на 109%. До конца года осталось еще два месяца. И утверждение Минтранссвязи о том, что порт Южный якобы не выполняет план, по словам заместителя начальника порта по эксплуатации Сергея Шепеля, не соответствует действительности. Цифры говорят сами за себя. И это при том, что у порта, кроме внутренних проблем с кадровыми перестановками, есть еще некоторые сложности. Причина, по словам Сергея Шепеля, одна — созданная россиянами «Первая грузовая компания». «Российские железные дороги», чтобы еще заработать, создали вышеназванную компанию, которой РЖД к концу года должны были передать около 130 тыс. единиц подвижного состава. Так что теперь грузоотправители должны были брать вагоны в аренду у «Первой грузовой компании» (ею, кстати, руководит один из вице-президентов РЖД), а затем платить деньги по тарифу за услуги самой РЖД. Понятно, что транспортные затраты при такой комбинации выросли. И сделано это было под конец года, когда компании уже договорились с зарубежными партнерами, просчитали свои расходы и т.д. Пересматривать контракты в сторону повышения — моветон, больше к таким компаниям иностранные партнеры не придут. Их мало волнует, что там происходит в России.

Эта комбинация ударила и по порту Южный. Сергей Шепель приводит неутешительные цифры — одна из компаний планировала завезти в Южный в ноябре 170 тыс. тонн угля, сейчас везет только 71 тыс. Вторая запрашивала 232 тыс. тонн. Сейчас — 0. Третья — 70 тыс. тонн. Сейчас — 0. Порт сумел компенсировать это другими грузами — окатышами, рудой и т.д. Что в это время делали многочисленные начальники порта Южный? Погрязли в бесконечных судебных тяжбах. А порт в это время продолжал работать и выполнять план.

«СЕРДЦЕ ПОРТА», ИЛИ КОМБИНАЦИЯ ИЗ ДВУХ ПРОФСОЮЗОВ

После всех споров в качестве претендента на должность руководителя появилась кандидатура Геннадия Савельева. Геннадий Савельев был заместителем по коммерческой работе и внешнеэкономической деятельности в порту Южный при Владимире Иванове, который вывел его в лидеры, мог бы достойно заменить своего начальника на посту руководителя предприятия. Тем более, что Владимир Иванов сам вырастил в Геннадии Савельеве толкового специалиста. И шансы у него были. Но ими господин Савельев в свое время не воспользовался.

Сейчас Геннадий Савельев трудится на ПРР-2, который некоторые именуют «сердцем порта Южный». Это действительно высокотехнологичный комплекс — два вагоноопрокидывателя, система конвейерных линий с галереями и эстакадами, размораживающими устройствами, сортировочными комплексами, портальными и мобильными кранами, угольно-рудным комплексом (в него входят 5-й и 6-й причалы), комплексом по переработке генеральных, навалочных грузов (причалы 7-й и 8-й), на котором перегружается разного рода металлопродукция. В общем, действительно, звено в порту важное. Но не основное, по утверждению Сергея Шепеля, около 50% дохода дает портовый сбор, и только 32% — ПРР-2.

Одно уважаемое одесское издание написало, что докерский актив ПРР-2 на одном из производственных собраний на вопрос, кого они видят в качестве достойного руководителя МТП «Южный», Васильева или Кильницкого, ответил — ни того и ни другого, а именно Савельева, человека известного и уважаемого. Да и сам Савельев не возражал, только работать готов не на временных условиях, а постоянно.

Как оказалось, утверждение, что якобы докеры ППР-2 единогласно поддержали Савельева, не совсем соответствует действительности. Это, если так можно сказать, актив двух бригад докеров. Как утверждает Егор Смирнов, коллектив ПРР-2 просто напросто раскололи на два лагеря. Одна профсоюзная организация, которая существует давно и насчитывает около трех тысяч портовиков, поддерживает Владимира Васильева — по словам Егора Смирнова, Владимир Евгеньевич не раз отзывался на просьбы коллектива посетить ПРР-2 и поговорить на тему грузооборота, зарплат, социальных гарантий и т.д. Причем приезжал поговорить именно с простыми рабочими, отправляя начальство за дверь. И люди не боялись задавать неудобные вопросы. Господин КИЛЬНИЦКИЙ, ПО словам Егора Смирнова, приезжал всего один раз. Выяснял с кем-то отношения, показывал какие-то документы, говорил о спасении порта...

Второй профсоюз, который насчитывает триста пятьдесят шесть работников порта, из них сто шестьдесят докеров ПРР-2, был создан по инициативе и при активном содействии Александра Гондзы. Цель создания предельно ясна: такой профком может подписать сомнительные контракты. Контракты потенциально вредные порту, как государственному предприятию, но обещающие стремительное обогащение отдельным лицам. Те соглашения и контракты, с которыми настоящий профком, защищающий интересы трудового коллектива, не согласится никогда.

О трудовом ли коллективе думали Александр Гондза, Максим Кильницкий и Александр Бигняк, когда вынашивали идею привлечь инвестиции компании 000 «Металлоинвест» на 5-й и 6-й причалы и создать предприятие совместной деятельности (ПСД)? Даже приглашали специализированную компанию Mar Shipping Company оценить эти причалы. Позвольте усомниться. Чего хочет инвестор? Как можно скорее вернуть вложенные средства и получить прибыль. Логично? Логично. Ему, инвестору, выгодно содержать большой штат работников порта? Нет. Поддерживать социальную сферу, оплачивать многочисленные льготы, предоставляемые портовикам? Нет. Инвестор — это не меценат, и по велению души и сердца деньги не тратит. Странно, что представители нового профсоюза не понимают, что при создании ПСД сокращение числа работников порта неизбежно. Или понимают, но преследуют сугубо свои, корыстные, цели? Сергей Шепель задается логичным вопросом: «А зачем нам ПСД? Порт может справиться с модернизацией 5-го и 6-го причалов, которые сам порт и строил. А при ПСД придет человек с мобильным телефоном, карандашом, ему нужно будет выделить кабинет, а потом он будет на нашем причале еще и деньги зарабатывать?».

Такие же эмоции вызывают и планы господина Кильницкого на разделение 9-го причала со швейцарской компанией UGT United Global Traders AG. «У порта есть деньги и без привлечения инвесторов, — утверждает Егор Смирнов, — а придут швейцарцы, мы получим коммунальную квартиру, которой управлять будем не мы, а они. Хотите приватизацию — созывайте собрание, обсуждайте, разрабатывайте приватизационное соглашение. Но делайте это открыто. По-другому нам не надо». В итоге профсоюзы только тянут одеяло на себя. Но, слава Богу, ни на работе ПРР-2, ни на работе всего порта это особо не сказывается. Потому что, по большому счету, простому докеру, электрику, механизатору не так уж важно, кто начальник порта — работать нужно. И для предприятия, и чтобы семью прокормить. И, похоже, в должности руководителя видят нынешнего и.о. Владимира Васильева. Человека своего, много лет работающего в порту, понимающего проблемы и порта, и людей, и отрасли.

ФАМИЛИЯ РОЛИ НЕ ИГРАЕТ

В общем, южненские портовики, начиная от руководства, представителей профсоюзных организаций, бригадиров и просто рабочих—докеров, электриков, механизаторов, ждут прихода нового министра. «Он придет и разберется». Сейчас, с учетом сложившейся политической ситуации, можно со стопроцентной уверенностью утверждать, что новый состав Кабинета Министров социалиста Николая Рудьковского, нынешнего министра транспорта и связи, точно не досчитается. Кто займет его место? Евгений Червоненко, уже бывший в этой должности в правительстве Юлии Тимошенко образца 2005 года, ныне губернатор Запорожской области? Может, это будет Виктор Бондарь, бывший замом Евгения Альфредовича и сменивший его на посту в правительстве Юрия Еханурова, поставивший под сомнение целесообразность работы канала Дунай — Черное море? Может, это будет кто-то из замов без пяти минут экс-министра Рудьковского? Или кто-то из представителей одесского мирохозяйственного комплекса? Или вообще, новое лицо, в министерском кресле еще не бывавшее? Трудно сказать...

Зато с уверенностью можно сказать — коллектив порта Южный, похоже, выработал уже иммунитет к кадровой чехарде и в руководстве порта, и в Минтранссвязи. И работает в своем обычном режиме — политика политикой, а контракты выполнять надо, семьи кормить надо, а там, наверху, сами разберутся. Порт Южный продолжает работать, решает оперативные проблемы с приемом грузов и модернизацией мощностей. Старожилы порта иронизируют: пережили уже 12 министров, так что новый министр, кем бы он ни был, не страшен. Похоже, китайское проклятие «Чтобы ты жил в эпоху перемен» на портовиков действует слабо.

Хаос в стране, интриги в порту... Несмотря ни на что, порт живет и работает, надеется на стабильность и процветание своего молодого предприятия. В этой ситуации задаешь себе два интригующих, важных вопроса — какой будет фамилия начальника порта и фамилия министра транспорта и связи, которые в 2008 году, летом, будут поздравлять многотысячный коллектив порта с 30 летним юбилеем?..
1079

Комментировать: