Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -4 ... -2
утром -5 ... -3
Курсы валют USD: 25.899
EUR: 27.561
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Кириак Костанди с 9 лет зарабатывал на кусок хлеба

Воскресенье, 29 марта 2015, 14:32

Илона Кац

Сегодня, 21.03.2015

Кириак Костанди жил во флигеле на Пастера, 46, а на написание морских пейзажей вдохновлялся на Золотом берегу

Потомки одесского художника Кириака Костанди, грека по происхождению, живут в доме с расписанным морскими пейзажами парадным в районе театра Музкомедии, хранят паспортную книжку знаменитого предка, картины и медаль Академии художеств. «Сегодня» познакомилась с современными Костанди — вдовой внука живописца Павлиной Пиотровской и ее дочерью. 82-летняя Павлина Викентьевна рассказала нам, что с будущим мужем Андреем Хршановским она познакомилась в вечерней школе, а в их квартире по сей день хранятся несколько шкафов с книгами и коллекцией статуэток сына художника Михаила Кириаковича.

Костанди происходил из деревенской семьи и уже с девяти лет зарабатывал на кусок хлеба для родных. В свободное от подработок время Кириак посещал бесплатные классы школы Одесского общества изящных искусств, где его талант заметил мэтр морского пейзажа Иван Айвазовский. Как пишет в своих воспоминаниях художник Борис Эгиз, Костанди был одним из первых истинных художников-пленэристов, который «с большим великолепием смог давать яркость вибрирующего света и чудесную игру рефлексов в тенях, возбуждая своими произведениями еще до того времени никем в России не испытанные зрительные художественные эмоции».

СТО ВОПРОСОВ

Хотя у Кириака Костанди было восемь детей, внуков у художника появилось только три: двое — от сына Павла и один от дочери Любови — уже упомянутый нами Андрей Хршановский, супруг Павлины Викентьевны. Пара всю жизнь проработала в сфере промышленного строительства. «Я никогда не думала, что стану библиографом семьи Костанди. Но в связи с тем, что все дети Костанди умерли, я одна осталась хранительницей их архива», — рассказала нам Павлина Викентьевна и показала толстый фотоальбом, в котором поместились черно-белые снимки самого Кириака Костанди, фото его внуков, среди которых и молодой Андрей в военной форме, и цветные изображения правнуков. «Если бы я знала, что буду наследницей их фамилии, то больше бы прислушивалась к тому, о чем семья Костанди говорила за столом и каждый день задавала бы по сто вопросов», — призналась наша собеседница.

По словам Павлины Пиотровской, она вошла в семью живописца в 1951-м — год спустя после того, как познакомилась со своим будущим мужем Андреем. «По натуре он был очень скромным, никто никогда не знал, что Андрей — внук Кириака Костанди. Ему даже было непонятно, зачем об этом рассказывать», — поделилась Павлина Викентьевна и добавила, что о происхождении возлюбленного тоже долго не знала.

Когда Хршановский познакомил девушку со своей семьей, и ее спросили, знает ли она Костанди, воспитанная в семье инженеров одесситка честно дала отрицательный ответ. «Когда стала с ними общаться, поняла, насколько это интеллигентные люди. Они много знали и читали, с ними было очень интересно разговаривать, а к ним в гости почаевничать и поиграть в лото приходили художники Всеволод Цымпаков с женой (на стенах комнаты Павлины Пиотровской есть несколько его полотен. — Авт.), Петр Нилус и Евгений Буковецкий», — говорит одесситка.

Сам же Андрей был очень талантливым человеком — он хорошо рисовал, хотя и не учился этому, писал прекрасные стихи, многие из которых посвящал супруге и, не имея представления о нотах, играл на мандолине. «А я играла на фортепиано, и когда приходили гости, мы устраивали домашние концерты», — вспоминает Павлина Викентьевна. Супруги прожили в браке 57 лет, родили двоих детей. «Дочь дослужилась до подполковника в милиции, а сын умер 10 лет назад. Три года назад не стало и мужа. Мне его очень не хватает», — поделилась женщина.

Сейчас Павлина Викентьевна живет с дочерью и внуками в двухэтажном доме неподалеку от Французского бульвара. Стены их парадного входа украшают морские пейзажи, канаты и сети. По ночам под потолком парадного загораются огоньки-звезды. «Мы сами устроили здесь такую красоту, только стены расписывал приглашенный художник», — рассказала хозяйка дома. По ее словам, этот домик они с мужем купили для себя. Сам Костанди жил во флигеле на улице Пастера, 46, а его дочь Любовь Кириаковна вместе с сестрами — на Пастера, 52. На 16-й станции Большого Фонтана (Золотой берег) возле мужского монастыря у живописца был небольшой дачный участок с домиком, где он и вдохновлялся на написание своих пейзажей.

В квартире Павлины Викентьевны о художнике напоминают его многочисленные полотна и зарисовки, потрепанная паспортная книжка, вся исписанная мелким витиеватым почерком, медаль Академии художеств и шкафы с книгами сына Костанди архитектора Михаила Кириаковича. «Когда умерла жена, нам пришлось поменять его квартиру в Москве на жилье в Одессе. А когда из жизни ушел и Михаил Кириакович, мне пришлось забрать к себе шесть его шкафов с книгами», — пояснила наша собеседница.

На верхней полке одного из них расположилась коллекция статуэток ручной работы с жирафами, лошадками и овечками, собранная во время поездок Михаила Кириаковича по миру. Над шкафом — автопортрет самого Кириака Костанди, а по бокам — портреты супруги и тещи, которая, вопреки воле мужа, насобирала несколько сотен рублей на семейную жизнь дочери с бедным художником. «Хотя бы моральное прикосновение к этой семье — это уже очень большой шаг в собственном культурном воспитании», — поделилась Пиотровская и добавила, что семья Костанди привила ей любовь к искусству.
7254

Комментировать: