Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -4 ... -2
утром -5 ... -3
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Камни с неба...

Воскресенье, 12 августа 2007, 12:16

Елена УДОВИЧЕНКО

Юг, 09.08.2007

Нет, нет: речь не о метеоритах, падающих с неба, а о бетонной конструкции, куски которой сорвались с недостроенной высотки, пробили крышу соседнего дома и оказались … внутри квартиры. Семье Гловацких, проживающей в этой квартире, в доме номер двадцать четыре по улице Базарной, крупно повезло — камнепад местного значения обрушился в коридор, а не на их головы…

Ночное ЧП подняло на ноги работников службы МЧС, Приморской райадминистрации, милиции, ЖЭКа. Они приехали по указанному адресу в десять вечера тридцатого июля. К счастью, пострадавших не было. Случайный телефонный звонок в прямом смысле слова спас жизнь главе семейства Николаю Александровичу.

Семья Гловацких проживает на самом верхнем, третьем этаже дома, которому уже около ста лет. Дом крепкий, войну пережил, а вот новостройка, возникшая на расстоянии одного метра от него, сильно подорвала техническое состояние дома- ветерана. Но об этом чуть позже.

В тот вечер Николай Александрович собирался убрать на чердак ящик с ненужными вещами. Установил лестницу, открыл чердачный люк, взял в руки ящик и стал подниматься по ступеням. И вдруг телефонный звонок.

— Трубку взяла жена и сказала, что звонит мой друг, — рассказывает он. — Пришлось спускаться вниз вместе с ящиком. Поговорить я не успел, как за спиной раздался страшный треск и грохот падающих камней. Они упали с новостройки, проломили шиферную крышу нашего дома и сквозь чердачный люк, в который я только что собирался лезть, рухнули к нам в коридор. Словом, если бы не этот звонок, меня бы не было в живых.

Я побывала у Гловацких спустя пару дней после случившегося. Бесформенные камни — куски бетонной конструкции весом около десяти килограммов каждый были сложены в кучу на лестничной клетке возле входной двери в квартиру. Из колодцеобразного двора дома хорошо просматривается карниз, от которого они отломились. Карниз как лепное украшение тянется между этажами вдоль всей стены нового дома. Куски бетона, которые в официальных актах называли «штукатуркой», обвалились по длине трех–четырех метров. То, что осталось от этой штукатурки, счищали в целях безопасности то ли сотрудники МЧС, прибывшие ночью по вызову, то ли сами строители.

Позднее я побеседовала по телефону с помощником дежурного службы «0-77» Алексеем Шеренговым.

— Да, — сказал он, — группа спасателей из трех человек выезжала туда ночью. Группа оценила ситуацию и выяснила, что угрозы для жизни людей нет. Впрочем, сотрудники Приморской райадминистрации там тоже были…

Какими нормами руководствовались проектанты, закладывая новую высотку на расстоянии одного метра от столетнего дома, заселенного людьми, неизвестно. Что они думали при этом о дальнейшей судьбе старого строения, для жильцов тоже пока загадка. Но факт налицо — двенадцатиэтажная махина уже соседствует со старым зданием, а злополучный карниз что называется просто висит над ним. Как выяснилось, падение штукатурки — кульминационный «момент» в трехлетней истории непростых взаимоотношений фирмы и жильцов.

— Заказчик строительства — ЖСТ «Россия». Новый дом построен на углу улицы. Его юридический адрес: Маразлиевская, 64, — рассказывает Николай Александрович. — Раньше на его месте стоял одноэтажный дом. Его снесли, людей расселили, а в августе 2004 года к нам пришли представители фирмы-застройщика ЖСТ «Россия». Они составили акт, в котором указали все трещины, имевшиеся в квартире на тот момент. Нас заверили, что если в результате строительства нового дома произойдут какие-либо изменения, то фирма немедленно их устранит. И мы поверили.

Новые трещины появились сразу, как только стали рыть котлован, потом они прибавлялись и увеличивались. Мы пожаловались в фирму, и к нам пришел прораб. Он посмотрел на новые трещины и сказал, что как только в новостройке начнутся отделочные работы, фирма сделает ремонт в нашей квартире. И мы снова поверили. К сожалению, все это было на словах.

Письменных гарантий прораб нам не дал, да и мы не требовали, считая, что имеем дело с серьезной фирмой, которая дорожит своей репутацией. Однако фирма сочла для себя более выгодным сделать выборочный ремонт, например, в квартире номер десять на втором этаже. На наши жалобы она не реагирует. Фундамент нового дома обустраивался путем вдавливания в грунт восьмиметровых швеллеров. На первый взгляд, ничего страшного, ведь швеллерные балки вдавливали в грунт, а не вбивали, но тем не менее фундамент нашего дома «повело». Грунт под ним претерпел деформацию. И результат вы видите сами.

Хозяин показал на трещины в углу комнаты, диагональную трещину через потолок и многие другие следы разрушения, которые не указаны в акте, составленном фирмой при начале строительства.

– Кроме того, в подвале нашего дома из фундамента выдавлены камни, — продолжает Николай Александрович. — По нашему заявлению фирма направила к нам специалиста из строительной академии. Он посмотрел на эти камни и ушел, пообещав разобраться и прислать заключение. Больше мы его не видели, заключения тоже нет.

По словам Н. Гловацкого, в марте этого года он написал письмо в фирму, в котором просил ее выполнить ранее данные обещания и восстановить квартиру в прежнем виде. Копия письма, хранящаяся в семейном архиве, подписана мастером Киреевым. Это письмо, как и второе, написанное в фирму в мае, осталось без ответа. И тогда Николай Гловацкий обратился в инспекцию ГАСК.

— В письме я изложил факты, а к нему приложил фотографии. Не дождавшись ответа, сам пошел к инспектору ГАСКа своего района. Он сказал, что мне направлено письмо такого содержания: предоставленных документов недостаточно для того, чтобы обязать фирму сделать мне ремонт. Дескать, нужна экспертиза.

Что мне было делать? Моей пенсии на экспертизу не хватит, а в ГАСКе мне, по сути, указали на дверь. Пришлось обращаться в горисполком. Там меня вы¬слушали и посоветовали изложить жалобу в письменном виде. Я написал ее на имя мэра города и вскоре получил ответ: жалоба направлена на рассмотрение в Приморскую райадминистрацию. Спустя некоторое время, 24 июля, оттуда пришел ответ, что мое заявление рассмотрено. В письме также сообщалось, что «работы по строительству семиэтажного жилого дома со встроенными офисными помещениями еще не закончены». По вопросу ремонта моей квартиры мне было рекомендовано обращаться в фирму после завершения ею строительных работ. В случае если она, дескать, откажется, мне предложили обратиться в суд. В письме сделан особый акцент на то, что квартира принадлежит мне на правах частной собственности.

Не спорю, квартира — моя, но сам дом принадлежит местным советам. Я же плачу квартплату. Почему ДЕЗ занимает по отношению ко мне враждебную позицию? Это первое. Второе, обратите внимание, райадминистрация пишет, что дом семиэтажный, а дом-то двенадцатиэтажный! Там что, не знают? И в ГАСКе не знают? Кстати, первый прораб, который приходил к нам до начала строительства, показывал проект четырехэтажного дома, но предупредил, что будет пятый этаж — мансарда. Теперь мне показали решение исполкома номер 580 от 26 сентября 2005 года, которое позволяет строить десятиэтажный дом с двумя этажами мансарды. Не знаю, можно ли верить этому решению, но мне его показывали.

В разговор вступила соседка Гловацких Светлана Баринова:

— Над нами тоже пробило крышу. Дырки были мельче, чем здесь, но зато их было больше. Размер дырок приблизительно десять на десять сантиметров. Кроме того, с начала строительства в квартире оседает стена, в углах появились щели.

На мой вопрос, куда они обращались, Светлана Валерьевна ответила, что сама никуда не писала, зато подписывала коллективную жалобу жильцов. С этой жалобой у них вышло, мягко говоря, нескладно.

— Одна из соседок изъявила желание заняться нашей проблемой. Собрала деньги на исковое заявление, подала в суд и даже посетила несколько заседаний. В результате ей ремонт сделали, а все мы остались в дураках, — сказал Н.Гловацкий. — Кроме того, она подала в суд на меня, считая, что потолок в ее туалете обвалился по моей вине. На самом деле это не так. Протекала канализационная труба в стене. Протекала давно, но никто этого не видел. По официальным данным, ремонт выполнил ДЕЗ, на самом деле — за мои средства. Исковое заявление соседки до сих пор находится в суде, хоть сама она в суд ни разу не явилась. На ремонт потолка она требует всего… восемьдесят тысяч гривень. Неприглядная история.

Из квартиры Гловацких сквозь чердачный люк было видно, что шифер на крыше заменили, прорех не осталось. Но что дальше? Осевший фундамент не единственная проблема старого дома. Жильцы опасаются, что «Одессагаз» запретит им использовать индивидуальное АГВ, которое установлено в каждой квартире, ведь вентиляционные каналы до двенадцатого этажа высотки не дотянутся. Значит, им придется «коптить» окна четвертого этажа новостройки. А кто виноват? Это было бы смешно, когда бы не было так грустно.

В Приморской райадминистрации мне не удалось найти тех, кто поздним вечером «по тревоге» выезжал на место ЧП. Начальник жилищно-коммунального отдела Сергей Блажевский сказал, что из его отдела никто не выезжал, и от комментариев отказался. Не был там и первый заместитель главы райадминистрации Олег Стоянов.

— Я там не был, но какое это имеет значение? Утром во всем разбирались, — сказал он по телефону. — Эту стройку райадминистрация не курирует, но заместитель городского головы Николай Тельвак поручил выяснить, что там с этой стройкой. Жалоб много, каждый день там что-то падает, честно говоря, надоело. Приморская райадминистрация будет готовить письмо на имя заместителя городского головы Михаила Кучука с просьбой приостановить строительство до окончания разбирательства.

P.S. Материал готовился к печати, когда в редакцию позвонил Николай Гловацкий. Накануне он ходил в ГАСК и получил письмо, которое ему обещали прислать по почте. Исполнитель письма А.Н.Клименко за подписью начальника инспекции ГАСК Николая Клюшникова рекомендует «заказать в лицензированной проектной организации техническое заключение о влиянии строительства многоэтажного жилого дома на квартиру и предоставаить его в ГАСК».

«А вы говорите, разберутся», — горько усмехнулся чудом оставшийся в живых хозяин квартиры.
686

Комментировать: