Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +6
ночью +5
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Как живете, лагеря?

Понедельник, 28 июля 2008, 05:15

Евгений Бардиер

Газета 24, 19.07.2008

Их флаги — красные. Их язык — русский. Их мечта — «НАТО – геть!». Они протестуют против вступления Украины в организацию, в которую нас и так, скорее всего, не примут. Их реальность — романтика советских песен и тоска по ушедшему времени

Если сесть в маршрутку №68 и отправиться от Одессы в сторону Южного, то прямо возле остановки «Аквапарк» вы увидите их палатки. Здесь начинается территория, свободная от Североатлантического альянса. Палаточных городков — три. Они разделены ограждениями. Наверное, сказывается характерная черта украинского менталитета: «Где два пана — три гетмана». Простите, обмолвился: здесь нет ни панов, ни гетманов, и если хотите польстить слуху местного люда, обращайтесь по-старому-«товарищи».

Правый фланг заняли коммунисты. Их много и в то же время немного. Палаток -около тридцати, жителей -до десятка. Зато палатки какие — ого-го! Маленькие, приземистые, советские. Ни дать ни взять — партизанский лагерь. Подхожу к красной ленте-ограждению. Лагерь пуст. Левее (в географическом, а не политическом смысле) — два больших, массивных жилых купола, меж ними — агитационная палатка. Флаги: «Единое отечество», партия «Русь», Русский блок. Жителей тоже немного: до двадцати человек. За столиком сидят двое, колдуют над атласом автомобильных дорог. Представляюсь. Тут же становлюсь «своим»: «Если ты местный, расскажи, как нам на Вознесенск лучше проехать!» — просят меня. Совместными усилиями дорога на Вознесенск найдена. А вот и руководитель вышел. «Мы приехали из Харькова, протестуем против НАТО, — поясняет начальник лагеря, депутат Харьковского горсовета Сергей Коновалов. — В нашем облсовете принято решение, что Харьков — территория без НАТО, мы приехали сюда, чтобы поддержать Одессу». На столе передо мной тут же возникает кружка чая. «Мы не затеваем никаких конфликтов, не бросаемся под автомобили. Имеющий глаза увидит, что тут за люди стоят и для чего».

Жизнь в городке упорядочена и распланирована. Есть служба охраны, есть комендант. По словам Сергей Коновалова, в этом лагере за участие в акциях деньги никому не платят.

Прощаюсь с харьковчанами и перехожу еще левее. Там расположился самый большой, и главное, густонаселенный лагерь: прогрессивные социалисты. Возле него — больше всего баннеров, плакатов и лозунгов. «Нет НАТОвУкраине», «Ющенко-НАТО, маме — гроб из военкомата» , «НАТО хуже гестапо», «Открывая окно в Европу, не закрывайте дверь в Россию», «Кто за НАТО — тот предатель» . Много портретов Натальи Витренко.

Земля после недавнего дождя еще мокрая, добраться до входа достаточно сложно. Здесь все по-военному строго: шлагбаум, палатка дежурного, сам дежурный. Моим пропуском стало удостоверение журналиста. . «После погрома, который здесь был 7 июля, мы ужесточили контроль», — поясняет замначальника лагеря, депутат Донецкого облсовета Людмила Каеткина. В лагере живет около двухсот человек. Все — из разных регионов Украины: Донецк, Харьков, Черновцы. Справа от входного шлагбаума — полевая кухня. Как и положено- завтрак, обед, ужин. «Еда у нас простая, походная», — говорит Людмила. Лагерь живет за счет пожертвований. Меценаты в основном с востока. «Когда мы только собирались сюда, обратились за помощью к донецким бизнесменам, -вспоминает депутат. — Сразу же собрали около 4 тысяч гривен, накупили продуктов — круп, масла, тушенки. Этим наши люди питались три дня». Помогают и местные. По словам Людмилы Каеткиной, бизнесмен, пожелавший остаться неизвестным, подарил холодильник.

Среди обитателей лагеря большинство — молодежь. Каждый вечер — дискотека. Жилые дома далеко, музыка никому не мешает. Люди разные, судьбы — также. Есть и вовсе уникальные случаи. «Я со своей женой познакомился в Николаеве на акции протеста. Вместе ходили и на посты, и на пикеты. А два года назад поженились», -улыбается молодой харьковчанин Евгений Кириллов.

«Это неповторимые дни. Мы очень сдружились, у нас дух один, одна идея. Чтобы это понять, нужно ею гореть, верить в нее», — обобщает Людмила Каеткина.
1735

Комментировать: