Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -5 ... -3
вечером -6 ... -5
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Как танцевали в Одессе

Суббота, 24 октября 2015, 10:36

Александр Маниович

Дом Дерибаса, № 1, 2002

Балу быть, да потому, что Одесса начала танцевать с первого дня своего существования.
Танцует сегодня, будет веселиться и танцевать всегда. Иначе не будет Одессы…

Вспомним старую Одессу. И в этом нам поможет Александр де Рибас — автор первых одесских рассказов.

«14 сентября 1789 г. (по старому стилю). После штурма крепости Хаджибей солдаты Иосифа де Рибаса «отпраздновали свою победу надъ турками питьемъ горилки и военными плясками.
Русскiе утвердились впервые въ Хаджибее, ставшемъ впоследствiи Одессою, подъ топоть запорожскаго гопака».

При Екатерине II традиции проведения балов на европейский манер достигли особой пышности. 29 сентября 1797 года в ознаменование открытия деятельности «Одесского иностранного магистрата» в Одессе был дан первый публичный бал, который обошелся магистрату в 373 руб. 43 коп. «тех» денег (по данным Национального банка Украины — 50,3 тыс. евро). В частных домах стали устраивать «маскераты и увеселительные вечеринки» купец Степан Рожнов и майор Рейзманн, австрийско-подданная еврейка Рухля Давидова и Анна Львова.  

По случаю начала XIX века (1 января 1800 г.) купчиха Рожнова получила разрешение магистрата на устройство у себя бала и уже рассчитывала заработать более 15 рублей за счет «не менее 30 гостей, считая входную плату съ нихъ по 50 коп.». Но не тут-то было: «во время съезда гостей и когда музыканты стали играть имъ встречный маршъ, неожиданно явился полицейскiй приставь, запретилъ увеселенiе, велелъ потушить свечи и разогналъ музыкантовъ».

Лишившись ожидавшагося заработка, купчиха Рожнова пожаловалась магистрату на «действия полицiи, сославшись при этомъ на то, что такое же увеселение, какъ недозволенное ей, было, однако, разрешено другой предпринимательнице, ея соседке, еврейке Рухле. Свои убытки Рожнова исчислила… въ 47 руб. 40 коп. Получила ли она ихъ — неизвестно».

И сколько заработала австрийско-подданная еврейка Рухля тоже неизвестно. Но мы уверены, что заработала, ибо гости купчихи Рожновой, конечно, пришли на бал к ней, к Рухле…

В 1803 г. в Одессу прибыл герцог Ришелье. Жена его оставалась в Париже, а герцог был молод и, к тому же, француз, посему активно взялся «за дело устройства увеселительной жизни города», поручив это своему адъютанту, молодому Рошешуару, брату жены.

В Одессе уже тогда любили шахматную игру, и на одном из балов, устроенных Рошешуаром, «исполнены были танцы, въ виде шахматныхъ ходовъ, въ шахматныхъ костюмахъ».

С этого, видать, и началась Одесская шахматная школа олимпийского резерва…

При приемнике герцога Ришелье графе Ланжероне, которому удалось осуществить идею Ришелье о введении в Одессе порто-франко, представилась «возможность одесситамъ за дешевыя деньги жить со всею европейской роскошью».

Уже было окончено строительство театра, и «после оперы въ немъ давались балетные дивертисменты. Графъ Ланжеронъ, большой балетоманъ, проводилъ за кулисами всё свое свободное и не свободное время. Важныя бумаги приносились ему для подписи въ уборную хорошенькой танцовщицей».

Одесситы постоянно с благодарностью относятся ко всем деяниям и решениям, которые принимались графом в уборной хорошенькой танцовщицы…

Затем в Одессу приехал граф Воронцов со своей очаровательной Елизаветой Ксаверьевной, «со своимъ блестящимъ дворомъ польской и русской аристократии. Графиня Елизавета Ксаверьевна любила веселiе. Она сама и ея ближайшая подруга Шуазель участвовали въ любительскихъ спектакляхъ — а затемъ и въ танцахъ. Былъ на ея балахъ и Пушкинъ». Чем это закончилось, все знают…

В соревновании с графиней Воронцовой устраивала у себя вечера «Амалiя Ризничъ и быiвшiй въ те времена городскимъ головою Филиппъ Лучичъ, блестящие балы у котораго привлекали всю коммерческо-великосветскую Одессу. Устраивались также постоянные семейные вечера съ танцами въ Англiйскомъ клубе».

Когда в 1837 г. в Одессу прибыл государь Николай Павлович и императрица Александра Федоровна в зале Биржи (ныне филармония), городом был дан блестящий бал, удостоившийся Высочайшего присутствия.

«Залъ Биржи былъ роскошно декорированъ. Все колонны были покрыты позолоченнымъ трельяжемъ, по которому вились живыя виноградныя лозы съ гроздями винограда всехъ местныхъ сортовъ. Будуаръ Императрицы былъ украшенъ турецкими шалями».

Государь пригласил красавицу графиню Потоцкую на мазурку и «прошелся с нею в польском».

Во время своего генерал-губернаторства граф П.Е.Коцебу смотрел на балы, как на средство оживления города не только в увеселительном, но и в политическом отношении. Вслед за ним балы давали и частные лица, особенно славились балы у г-жи Маразли и г-жи Папудовой, на которых бывало по несколько сот гостей. На балах при всей их аристократичности излишне строгий этикет не соблюдался.

«Изношенный фракъ журналиста или профессора лицея нисколько не чувствовалъ себя неловко наряду съ фрачной парой, только что вышедшей изъ-подъ ножницъ моднаго портного Вереля или Лантье».

На одном из балов присутствовало 580 человек. Запрягшись в «тройку» танцевали три красавицы — г-жа Папудова, г-жа Зерифи и Роза Артуровна Бродская, «залъ подъ звуки мазурки загремелъ апплодисментами».

Это было «чудное зрелище». У живущих в Германии семьях Бродских до сих пор бережно хранятся воспоминания о блиставшей на одесских балах Розе Артуровне Бродской…

А с самого основания оперного театра вошло в обычай под Новый год устраивать маскарадные балы.

«Балы у Манукъ-бей, у Мемертовъ, у Мурузи, у Кешко! А чудные рауты и танцевальные вечера у Гавриила Матвеевича Крапивина! А балы французскаго благотворительнаго общества!».

Александр де Рибас посетовал: «я никогда не кончилъ-бы, если бы сталъ перечислять все дома, где Старая Одесса танцевала».

Все началось с запорожского гопака, затем были польская мазурка, па-де-грасс и па-де-патинье, вальс, танго, фокстрот, рок-н-ролл и твист. Но во все времена одесситы всех национальностей танцевали и танцуют Семь-сорок. Так нам кажется.

С использованием материалов книги Александра де Рибаса «Старая Одесса». 1913 г.
8759

Комментировать: