Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -2 ... +1
утром -2 ... +2
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Как сдулся «Правый сектор»

Воскресенье, 6 апреля 2014, 19:10

Юлия Латынина

Новая газета, 05.04.2014

Как могут быть связаны тайная встреча Виктора Януковича и Дмитро Яроша, победа украинской революции и тезис о финансируемых Западом фашистах.

Взлет «Правого сектора» был мгновенен. Еще в ноябре 2013 года организации не существовало. В декабре это была всего лишь одна из сорока «сотен» Майдана, созданная на базе нескольких националистических организаций: «Тризуба» Дмитро Яроша, остатков УНА-УНСО, «Социал-национальной ассамблеи» (фактически это фанаты клуба «Динамо-Киев»).

Звездный час ПС настал после боев на ул. Грушевского 19 января. А 18 февраля, когда лидеры легальной оппозиции Яценюк, Кличко и Тягнибок, наперекор воле Майдана, отправились на встречу с Януковичем, «Правый сектор» перемирие соблюдать отказался. В «Беркут» вновь полетел «коктейль Молотова», Майдан заволокло дымом, снайперы расстреливали людей, 22 февраля Янукович сбежал в Харьков. «Правый сектор» стал символом революционной непреклонности. Российское телевидение, захлебываясь, объясняло, что власть в Украине захватили фашисты, финансируемые Западом.

В обстановке безвластия ПС быстро рос. Бойцы его пересели на бронированные авто из коллекции Януковича-младшего, а с дачи генпрокурора Пшонки ПС вывез массу конфиденциальных документов.

Под ПС стали рядиться бандиты. Начались грабежи и разборки. «Правый сектор» хочет занять нишу, которую раньше занимали воры, — с удивлением сказал мне 24 марта один теневой украинский бизнесмен, — и их убьют». — «Кто?! Воры?» — «Зачем? Убьет милиция. Нескольких убьет, а остальных посадит».

Мой собеседник как в воду глядел: через пару часов после нашей беседы в Ровно при задержании застрелили Александра Музычко, он же Сашко Билый, — контуженого националиста, участника чеченской войны, вооруженного до зубов и косившего под Робин Гуда. В тот же день, 24 марта, было еще два столкновения ПС и милиции: в Закарпатье на даче Медведчука и на отвалах сталелитейного комбината, куда заявились бандиты с автоматами под маркой «Правого сектора»: здрасьте, именем революции. Сразу после расстрела Музычко бесстрашные революционеры испарились.

ПС потребовал отставки нового главы МВД Арсена Авакова и пошел штурмовать Верховную раду. Штурм провалился, а самих штурмующих набралось едва две тысячи человек. Через три дня боевик ПС, напившись пьян, пошел на Майдан и был остановлен Самообороной (на Майдане строжайше соблюдается сухой закон). Он начал палить и ранил троих.

ПС выдал стрелявшего и попытался сделать вид, что конфликт исчерпан, но глава МВД Арсен Аваков воспользовался инцидентом, чтобы потребовать выселения ПС из его штаб-квартиры в гостинице «Днипро», причем со сдачей оружия. Наутро бесстрашные революционеры слились из гостиницы.

К этому времени легенда «Правого сектора» сдулась совершенно. Большинство моих киевских собеседников впрямую называли их провокаторами и агентами.

Дело в том, что к этому времени, при изучении записных книжек начальника охраны сбежавшего Януковича, выяснилась одна маленькая деталь, которая ставила все, что было известно о ПС и его лидере Дмитро Яроше, с головы на ноги. А именно: оказалось, что 20 февраля, то есть в тот самый день, когда на Майдане снайперы расстреливали людей, Дмитро Ярош также встретился с Януковичем. Ярош, припертый к стенке, факт встречи признал.

То есть еще раз. Три лидера официальной оппозиции — Кличко, Яценюк и Тягнибок — потеряли авторитет, рейтинг и доверие Майдана после того, как пошли договариваться с Януковичем. Ярош, который переговоров не признавал, авторитет набрал. И вот выяснилось, что Ярош таки встречался с Януковичем.

Кличко, Тягнибок и Яценюк встречались с Януковичем публично и под отчет. Ярош встречался с Януковичем тайно.

Более того. 20 февраля — это был самый разгар боев. Дмитрий Ярош в это время сидел уже в гостинице «Днипро», куда он перебрался из сгоревшего 19 февраля Дома профсоюзов. Центр был перекрыт, машины не ездили, снайперы щелкали людей как мух. Ярошу надо было физически пройти под огнем снайперов от «Днипра» до резиденции президента или, в крайнем случае, проехать окольным путем опять-таки под огнем снайперов.

«Где у него были гарантии, — говорит журналист «Украинской правды» Мустафа Найем, — что его не подстрелит снайпер или что его выпустят с Банковой?»

Более того. Пошли настойчивые слухи о том, что ПС за 10 миллионов долларов (из которых 5 пропало у посредника) ни кто иной, как Андрей Клюев, — украинский Сурков, главный специалист по разводке и коррумпированию оппозиции. Считается, что Клюев имел некоторое влияние и на Яценюка, и на Тягнибока. Его главный конкурент Сергей Левочкин имел влияние на Кличко, и эти связи были, возможно, одной из главных причин, побудивших лидеров оппозиции пойти на убийственные для их рейтинга переговоры. Так или иначе: деньги у ПС действительно появились, и немалые.

Более того. Выяснилось, что среди «Небесной сотни», погибшей на Майдане, членов ПС нет ни одного.

В результате, по мере того как в России официальные телеканалы живописали в самых черных красках засилье «фашиствующих бандеровцев», в Украине все чаще называли ПС провокаторами и агентами.

То, что бойцы ПС на пороге войны с Россией вместо того, чтобы записываться в Национальную гвардию, занялись взятием Верховной рады, только укрепило подозрения.

Скажу честно: все действия «Правого сектора», на мой взгляд, объяснимы без всяких предположений о провокации. В революции наступает момент, когда все решает сила, и легитимность власть теряет не тогда, когда она безнаказанно стреляет в народ, а тогда, когда народ начинает стрелять в ответ и побеждает. Мои вопросы к ПС связаны не с логикой его поведения, а именно с фактами. С визитом Яроша к Януковичу, с деньгами и прочим.

Ниже я хочу предложить мою теорию произошедшего. Подчеркиваю, что это именно моя теория, основанная частично на том, что мне говорили разные релевантные люди, а частично на моем понимании того, как устроена психика Кремля. Подчеркиваю также, что это предположение: ни в коем случае не утверждение и не обвинение.

Я предполагаю, что после 19 января г-н Клюев (или кто-то из окружения Януковича) действительно дал «Правому сектору» деньги, чтобы тот прекратил насилие. Ярош эти деньги взял и, как настоящий революционер, купил на них оружие, а насилие только усилил. И порадовался, что развел лохов.

Вот только это были не совсем лохи, потому что после того, как Ярош получил деньги, Клюев (или кто-то из окружения Януковича) через Медведчука довел до сведения Путина тот факт, что революцию в Украине делают фашисты, получившие деньги от кровавого Запада, а вот и доказательство: у них много денег.

Мне кажется, это и есть основная интрига того, что случилось. Все остальное — мелочи. «Правый сектор» — это типичные НВФ, и имеет все родовые черты НВФ — преувеличение численности (в «Правом секторе» — все сотники, как чеченцы были все бригадными генералами), приписывание себе чужих заслуг, понты, большое количество пронизывающих движение агентов спецслужб, примазавшиеся бандиты, охочие грабить именем революции, и главное — бесславный конец, едва только на горизонте появляется мент.

Новый глава МВД Украины Арсен Аваков взялся за «Правый сектор» всерьез, и тот сразу сдулся. Без поддержки настоящей Самобороны Майдана и разъяренной молодежи, не спавшей и не мывшейся на баррикадах, ПС тут же превратился в кучку вооруженных маргиналов. Во что верят эти маргиналы — в Ктулху, Аллаха или Бандеру — не имеет значения.

Ах да. Уже в конце нашей беседы пресс-секретарь «Правого сектора» Артем Скоропадский сказал: «Ну, быстрее спрашивайте, фашисты ли мы, и закончим разговор». «Ваш коллега сотник Мыкола уже ответил на этот вопрос», — заметила я.  «?» — «Он сказал, что вы хотите построить государство, в котором интересы державы превалируют над интересами частного бизнеса. Это и есть фашизм». — «Це не фашизм. Це нациократия», — обиделся сотник Мыкола.
5923

Комментировать: