Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -2 ... -1
утром -3 ... +1
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Как одесские ученые типографию открыли

Пятница, 19 июня 2015, 10:19

Алена Швец

Одесская жизнь, 17.06.2015

Одессу знают не только по Жванецкому, Утесову, Бабелю, Катаеву, Ильфу и Петрову. В научных кругах наш город тоже прославился — благодаря ученым-математикам, физикам и астрономам. Их имена мало что говорят широкому кругу одесситов, а ведь их судьбы — это еще одна страница истории нашего города. Раскрыть ее для нас согласился архивариус Одесского дома ученых.

СЛУЧАЙНАЯ НАХОДКА

Однажды Инна Рикун-Штейн — математик, библиограф и архивариус Одесского дома ученых во время работы в научной библиотеке своего университета обнаружила интересную публикацию в газете за 1913 год. Внимание привлекла фраза, которая характеризовала книгу «Небо и мировоззрение в круговороте времен»: «…книга великолепна, собственно как и все книги издательства «Mathesis». О таком одесском издательстве она слышала впервые.

— Из интернета я узнала, что «Mathesis» (от «мathe» — математика. — Ред.) существовал в Одессе с 1904 по 1925 год, — рассказывает Инна Эмильевна. — В свое время это было лучшее издательство научных и научно-популярных книг по естествознанию, физике и математике во всей Российской империи. Я подумала: раз это такое знаменитое издательство, то о его создателях писано-переписано! Но не тут-то было!

Потребовались долгие годы поисков и работы в украинских и зарубежных библиотеках. Выяснилось, что основателями издательства были приват-доценты* Одесского (Новороссийского) университета: известные математики Вениамин Каган, Самуил Шатуновский, астроном и физик Артемий Орбинский и владелец типографии Моисей Шпенцер, отец поэтессы и детской писательницы Веры Инбер. Позже к ним присоединились и другие ученые.

ВЕНИАМИН КАГАН

Как выяснилось, основная причина создания товарищества была банальна — одесским ученым были необходимы средства к существованию.

— В своих воспоминаниях Каган писал: «…я так как нуждался в деньгах, что задумал это издательство», — цитирует Рикун-Штейн. — Не взирая на то, что он еще до революции защитил магистерскую, потом докторские работы, он до конца царского периода так и остался приват-доцентом. Профессорского звания он не получил исключительно по национальному признаку.

По словам архивариуса, деньги, которые получал Каган, были не сопоставимы с теми, которые получали штатные преподаватели. Поэтому он был вынужден зарабатывать как-то еще: преподавал математику в средней школе, писал научные труды, занимался переводами. Внуки Вениамина Каган пошли по стопам деда: один математиком, второй — физиком-механиком.

САМУИЛ ШАТУНОВСКИЙ

Самуил Шатуновский тоже прошел очень серьезную школу жизни. Если Каган закончил гимназию с золотой медалью, что давало право евреям поступать в высшие учебные заведения Российской империи, то Шатуновский закончил реальное училище, что не давало таких прав. Поэтому ему пришлось какое-то время учиться за рубежом.

— Но опять-таки, из-за крайней нищеты эти попытки были очень кратковременными. И только по ходатайству профессоров новороссийского университета он был принят в число приват-доцентов университета. Он всю жизнь занимался основами математики. Жил недалеко от Дома ученых — по улице Елисаветинской, 4. В издательстве «Mathesis» было напечатано несколько его книг. Он был редактором серии «Библиотека элементарной математики», — говорит архивариус.

АРТЕМИЙ ОРБИНСКИЙ

— У Артемия Робертовича Орбинского было две дочери Алла и Елена. Я долго искала информацию о них, и когда надежды практически не осталось, наткнулась на сообщение о том, что в Австралии умер внук одесского астронома Орбинского — австралийский астроном Артур Энтони Пейдж. С того момента все и раскрутилось. Я нашла правнучку Орбинского — Мередит Пейдж, вступили в переписку, сдружились. Она прислала очень много интересных материалов, что можно написать роман об истории семьи, — поделилась Инна Эмильевна.

На одной из фотографий, которую прислали одесские австралийцы — Стурдзовский переулок, 2 (там жили Орбинские). Дом было нелегко отыскать. Он находится там, где сходятся переулок Стурдзовский (ныне — Веры Инбер) и Обсерваторный.

Кстати, в Одесском художественном музее хранится портрет Аллы Орбинской, дочери одесского математика Артемия Орбинского. Автор — художник Алексей Шовкуненко.

МОИСЕЙ ШПЕНЦЕР

Моисей Шпенцер — одесский издатель, в том числе известный благодаря своей дочери Вере Инбер, автору книги «Как я была маленькой». Именно в его типографии печатали книги издательства «Mathesis».

— Инбер вспоминала, что когда они «начали богатеть», в Стурдзовском переулке, недалеко от дома Орбинских, по заказу Шпенцера была построена типография. Кстати, это был памятник архитектуры, но позже его снесли, а на этом месте построили какое-то высокое-высокое здание, — рассказывает библиограф-математик. — Мемориальная доска Вере Инбер, которая висела на здании, была спасена и хранится в музее Паустовского.

ЛЮБОПЫТНО

Моисей Шпенцер был внешне очень похож на своего двоюродного брата — политического деятеля Льва Троцкого. Это сыграло злую шутку с его портретом. Дело в том, что Моисей Липпович выглядел гораздо моложе своей жены, Фанни Соломоновны, которая возглавляла казенное девичье еврейское училище.

Долгое время считалось, что на групповой фотографии семьи Веры Инбер, которая хранится в Одесском литературном музее надписью «Париж, 1912 год» молодой, красивый и интересный мужчина рядом с Верой не может быть ее папой. Инна Эмильевна доказала обратное, довольно необычным способом:

— Есть две книжки Веры Инбер «Как я была маленькая» (1954 и 1961 года). Так вот я обратила внимание на то, что иллюстрации в книжке — один к одному. Кроме одной, там, где папа. Папа (1954 года) очень похож на ту фотографию, которая представлена в одесском литмузее, а папа (1961 года) — на Максима Горького. Всему виной — схожесть с Троцким. То, что можно было писать в 1954 году, когда была оттепель в разгаре, то уже в 60-х было под запретом. Поэтому внешность Вериного папы была изменена (убрали бороду, слегка изменили прическу) до мужчины, похожего на писателя Максима Горького, который во все времена проходил.

P.S. Издательство «Матезис», созданное этими четырьмя людьми, было признано в научной среде лучшим. Дело в том, что к переводам привлекались ведущие ученые того времени. В том числе — физик Орест Хвольсон, основатель одесской математической школы Иван Слешинский, математик Сергей Бернштейн, физики Федор Цомакион, Дмитрий Хмыров и Иосиф Тимченко, математик и методист Игорь Арнольд. С 1904 по 1925 годы издательство «Матезис» выпустило 183 книги, которыми по сей день пользуются ученые всего мира.

* Приват-доцент — ученое звание внештатного преподавателя в университетах и некоторых вуза.

ГДЕ УЗНАТЬ БОЛЬШЕ?

Одесский дом ученых, ул. Сабанеев мост, 4; тел. 723-61-91.
7906

Комментировать: