Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -3 ... +1
днем 0 ... +3
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Как одесситы кормили космонавтов

Воскресенье, 15 апреля 2007, 08:49

Вечерняя Одесса, 12.04.2007

Дора ДУКОВА

Наш город, как известно, не чужд космической темы и вообще, и в частности. Одна из таких частностей — приготовление еды для космонавтов в 60-е годы, для чего при всем богатстве выбора на просторах огромного СССР московские начальники остановились на Одесском консервном заводе детского питания (в те годы — Одесский опытный консервный завод им. Ленина). Сегодня это уже факт из истории предприятия, но есть человек, у которого можно получить информацию, что называется, из первых уст.

У Бориса Эммануиловича Файнгета, ныне главного инженера завода, 47 лет трудового стажа на одном предприятии. О том давнем, как теперь сказали бы, проекте, лучше Бориса Эммануиловича никто не расскажет — именно ему было поручено обеспечить выполнение ответственного заказа.

Расспрашиваю о подробностях в кабинете, наполовину напоминающем музей. Сохранились протоколы генерального штаба по «космической еде» и те самые тубы, в которые еда фасовалась.

— А что было в меню космонавтов?

— Надписи на тубах видите? Борщ, рассольник, суп харчо, разумеется в пюреобразном виде. А еще — паштеты из печени, бекона, телятины. Десерт — соки, шоколадная паста, какао с молоком, крем творожный с фруктовым пюре.

Техническая задача, рассказывает, состояла в том, чтобы определить, во что еду фасовать. Решили — в алюминиевую тубу. Но, как оказалось, не так все просто. Резьба на тубе должна совпадать с резьбой отверстия в гермошлеме космонавта. Туба запаяна — как проколоть? Так в крышке появился бушон (колпачок) — знакомая нам теперь повсеместно «открывалка» — любого тюбика. Чтобы тубы не летали в невесомости, к ним полагалась петелька с тесьмой. Все эти совсем не мелочи надо было придумать и согласовать в высоких инстанциях. Что и делал Борис Эммануилович.

В конечном итоге использование конструкции выглядело так: космонавт брал тубу, привязывал к гермошлему, снимал бушон, прокалывал им запаянное место, ввинчивал тубу в шлем и выдавливал в рот содержимое. Представьте себе этот прием пищи в космосе. Пища была очень вкусной, свидетельствует Борис Эммануилович. Юрию Гагарину, да и Валентине Терешковой не повезло ее отведать, а вот те космонавты, которые в космосе находились уже подолгу, вполне могли оценить еду, приготовленную в Одессе.

Продукты отбирались весьма тщательно. Были определены несколько сельскохозяйственных производителей в Одесской области: фрукты выращивали в совхозе «Выгодянский», овощи — в совхозе имени Котовского Раздельнянского района. Лучшее мясо выбирали на мясокомбинате. На заводе оборудовали закрытый участок, похожий на хорошо обустроенную большую кухню, где работали 20-25 человек. Естественно, с соблюдением самых строгих санитарных правил. За священнодействием приготовления еды для космонавтов следило неусыпное око военпреда.

— Работа наверняка была засекречена?

— В общем, да. Подписку о неразглашении не брали, но настоятельно просили не распространяться на сей счет.

— Но и, как я понимаю, был режим полного благоприятствования в том, что касается всего необходимого для работы?

— Пресс-форму заказывали в Таллинне, везли ее на Тираспольский завод металлолитографии, там было налажено производство туб. У нас на заводе имелся старый тубонаполнитель, который я привез из Николаевских «Алых парусов», он был небольшой производительности, барахлил. Меня спросили: «Что делать?». «Купите в Норвегии новый наполнитель», — ответил я. И что вы думаете? Его уже через неделю доставили! Такое внимание к заказу было.

Несколько лет одесский завод готовил еду для космонавтов, затем подключили к этой работе Московский экспериментальный консервный завод. А в Одессе готовили еду только для летчиков-высотников. Вскоре тема перестала быть актуальной — космическая наука двигалась вперед, космонавты перестали летать в гермошлемах, и продукты стали есть уже натуральные...

Образцы алюминиевых туб теперь хранятся в кабинете главного инженера в качестве экспонатов. Борис Эммануилович признался, что и машины-тубонаполнители до сих пор хранятся на заводе. Зачем? «Вдруг пригодятся», — говорит.
327

Комментировать: