Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +7 ... +8
вечером +6 ... +7
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Как называть улицы в Одессе

Воскресенье, 30 октября 2011, 16:54

Борис Никольский

Вечерняя Одесса, 15.09.2011

История создания и развития мест обитания людей во всех странах мира непременно отражалась в топонимике населенных пунктов, в том числе — городов, а также их частей и объектов. Названия улиц — тоже история. Они часто говорят больше, чем, казалось бы, можно узнать из самого названия. Например, никто не станет спрашивать, в каких городах находятся улицы Дерибасовская, Крещатик, Невский проспект, Елисейские поля, Бродвей и т.д. По своей сущности такие названия (годонимы) — историческая и культурная ценность не только города, в котором она есть, но и страны, где этот город находится.

И хотя бы только поэтому следует очень вдумчиво и бережно подходить к наименованию и переименованию улиц. Особенно в таком всемирно известном городе, как Одесса.

Теперь о некоторых конкретных недостатках одесских годонимов — названий улиц. В Одессе еще в давние времена сложилась собственная оригинальная система присвоения наименований улицам, какой не было в большинстве городов царской России, соответственно, и в СССР. В основе этой системы — название улицы не по фамилии в родительном падеже общественного деятеля, заслужившего уважение и память горожан, а по притяжательному прилагательному от этой фамилии. Словно бы город подарил этому уважаемому человеку целую городскую улицу! Так и возникли: Дерибасовская, Ришельевская, Ланжероновская, Маразлиевская, Новосельского и другие, посвященные великим одесситам (а не по-совковому: улица Ленина, Карла Маркса и т.д.) Но этот же стиль, то есть название в форме прилагательного, стал применяться и ко всем другим основаниям, определяющим название улиц: по признаку национальности большинства ее жителей — Арнаутская, Еврейская, Итальянская, Греческая и др. По профессиональному признаку или по расположенному поблизости важному объекту — Кузнечная, Конная, Мастерская, Сапожная, Китобойная, Рыбачья, Судостроительная, Базарная, Думская (площадь), Гаванная, Зоопарковая, Канатная, Кладбищенская, Монастырская, Семинарская, Соборная (площадь), Аэропортовская и так далее. По названию городов — Винницкая, Тираспольская, Львовская, Сегедская, Одесская и другие. И все другие основания применялись по той же системе — Мясоедовская, Обрывистая, Ореховая, Отрадная, Старопортофранковская и другие.

Нельзя не признать, что такой подход очень рациональный. И не будем забывать — достаточно оригинальный. Стоит обратить внимание на еще одно достоинство той системы наименования улиц: лаконичность. Они состоят из одного слова и, как правило, не слишком длинного. Такое исключение, как Старопортофранковская — исторический раритет, которым старые одесситы очень гордятся, а его историю с удовольствием объясняют приезжим.

Однако с приходом в Одессу Советской власти ее представители в нашем городе стали проводить жесткий курс на унификацию жизни по каким-то «всесоюзным стандартам». Они чаще всего были «варягами» и не знали, не понимали, не уважали культуру, историю Одессы. Они образовали в руководстве Одессы новую традицию: не обращать внимания на старые традиции. Эта новая благополучно дожила до наших дней. Наверное, потому, что, опять-таки в руководители города пробивались все те же неодесситы.

При этом необходимо сделать очень важную оговорку: одессит необязательно тот, кто родился в Одессе. Одесситом считается тот, кто любит и знает историю Одессы, уважает ее историю и чтит ее традиции. А теперь вспомните: сколько у нас было таких мэров?

Тем не менее, первые благоприятные перемены в годонимике Одессы произошли при «варяге» Гурвице. Я не думаю, что он вернул многим улицам Одессы их прежние, исторические названия из любви к нашему городу и одесситам. Скорее, из-за патологической ненависти к Советской власти. Ко всему, что с ней было связано. На эту мысль наводит его маниакальное стремление во что бы то ни стало убрать памятник Ленину с Куликова поля...

Однако нужно признать, что, возвратив улицам их исторические названия, бывший мэр сделал для Одессы полезное дело вне зависимости от мотивов. Но не следует забывать и вредные решения, которых в годонимике Одессы достаточно много. Для примера мы упомянем несколько таких названий. О них стоит напомнить в связи с новыми веяниями в горсовете, проявившимися в последнее время. Давно назревшая потребность назвать площадь перед зданием, в котором находится редакция «Вечерней Одессы», где работал бессменный Редактор газеты и великий гражданин Одессы, была, наконец, воспринята, и теперь эта площадь будет по праву и по логике носить имя Бориса Деревянко. Конечно, это, что называется, «первая ласточка», которая, как говорится, весны не делает. Но она вселяет надежды, что одесская традиция наименования (и переименования!) улиц вернется в Одессу и, будем надеяться, навсегда. Надежды поддерживает и приход нового мэра, который в период избирательной кампании показал себя человеком, знающим историю Одессы. Алексей Костусев даже читал по телевидению свою книгу на эту тему. Так что есть основания думать, что мэр будет не только изучать прошлое Одессы, но и сохранять ее культурные традиции, которые, как мы упомянули, тоже история.

Теперь — примеры. Гурвицевская администрация, вопреки одесской традиции, переименовала улицу Московскую в Черноморского казачества. Никаких разумных оснований, в том числе идеологических, для этого не было. Если не считать идеологией русофобию и провозглашаемую ею борьбу с «москалями». Что же в этом названии не по-одесски? Во-первых, оно состоит из двух слов. Во-вторых, не образует притяжательного прилагательного. Очевидные преимущества прежнего названия — лаконичность, традиционность и даже привычность для одесситов — его не спасла. Может, новая городская власть пойдет «навстречу пожеланиям граждан» и вернет Одессе Московскую улицу? Еще одна маленькая деталь: в столице, то есть в Киеве, Московскую улицу переименовывать не стали.

Кстати, Гурвиц при наименовании улиц руководствовался идеологическими мотивами тоже: переулок Грибоедова был переименован в переулок Романа Шухевича. Об этом следует помнить, чтобы чрезмерное угождение какой-то модной идеологии не проявлялось в виде абсурда.

Другой пример — переименование улицы Ионы Якира в улицу Ицхака Рабина. Ну ладно, Якир — советский руководитель. Но почему вместо него — Ицхак Рабин? Что сделал он для Одессы? Единственное событие, связывающее это имя и Одессу, состоит в том, что бывший мэр летал на похороны Ицхака Рабина и принял участие в его поминках. Я не уверен, что это — достаточное основание для названия одесской улицы. Конечно, могут сказать, что Ицхак Рабин был выдающимся государственным деятелем Израиля. И вообще хорошим человеком. Никаких возражений! Но, опять-таки, причем здесь Одесса? В мире, слава Богу, много хороших людей, так что на всех в Одессе улиц не хватит. Тем более, что другим хорошим людям в такой чести отказано. Вспомним Патриса Лумумбу, первого премьер-министра независимого Конго. Образованный, честный, демократичный руководитель. И очень хороший человек. Но наименование проспекта его именем сочли ошибочным.

Когда-то Горсад на Дерибасовской был имени Джордано Бруно. Тоже очень хороший человек. Но это наименование не удержалось. Так что, как видим, хороший — недостаточно. Нужно, чтобы действительно еще было что-то общее с Одессой. Например, проживание в нашем городе. На крайний случай — хотя бы в Украине, например, в Киеве. Все-таки недалеко от Одессы. Значит, если уж Гурвицу так хотелось сделать реверанс Израилю как дружественной стране (в отличие от Московии), то надо было бы назвать улицу именем бывшей киевлянки Голды Меир (настоящая фамилия Меерсон). А на одесский манер — Меировская. Или Меерсоновская. Ведь все-таки мудрая Голда — наша бывшая землячка. Разумеется, улица с ныне существующим названием должна была бы тоже называться по-одесски: Рабиновская. Кстати, любопытным представляется основание, которым руководствовались городские чиновники для названия одесской улицы именем израильского премьера. Вот как оно сформулировано в официальном документе: «Учитывая, что многим улицам, площадям, скверам города присваивались названия, обезличивающие наш город, переименовать...» — и далее следует перечень старых, упраздненных названий (в том числе — Якира), и новых, принятых взамен. В числе последних и обсуждаемое — Ицхака Рабина, которое, очевидно (для чиновников!) Одессу обезличивать не будет. Думаю, что следует поменять название улицы Ицхака Рабина на какое-нибудь более одесское.

Еще один «совковый» стиль наименований улиц — с использованием числительных. Вспомните, как в Союзе поощрялись и даже навязывались «идеологические» названия различных объектов вроде: «Имени ХХ съезда партии» или «Имени Х партконференции», «20-летия Октябрьской революции», «40-летия ВЛКСМ» (была в Одессе) и масса других названий в том же роде. И это — во всех городах. Моя родственница в Луганске живет на улице «30-летия Победы». У нас в Одессе с названием такого типа наиболее известна улица «25-й Чапаевской дивизии».

Конечно, бывает хуже. Например, в Москве есть «4-я улица 8 Марта». А еще там есть улица «78-й Добровольческой бригады». Но это — короткое название. А полное официальное: улица Отдельной Краснознаменной 78-й Добровольческой бригады сибиряков-лыжников! Наши одесские предки были достаточно мудрыми людьми, чтобы не сочинять глупых или просто неудобных названий и не увековечивать их в одесской годонимике.

Несколько слов о возможной перспективе. Если новый горсовет учтет ошибки предшественников, сделанные в годонимике Одессы за минувшие десятилетия, и настроится на постепенное их исправление и недопущение новых, то хотелось бы высказать и несколько пожеланий.

Новые и возобновляемые названия улиц вводить в соответствии с установившейся в Одессе традицией, о которой мы напомнили в этих заметках. Такие названия, особенно если они связаны с реальной историей Одессы, будут благожелательно восприняты одесситами. Например, в прессе сообщалось, что Приморской улице будет возвращено наименование в честь Александра Васильевича Суворова. Так давайте назовем ее Суворовской. Кирпичный переулок, которому дали имя известного в Одессе строителя Каркашадзе — Каркашадзинский. Улицу Центральную, которой назначено увековечить память одесского художника Нилуса, назовем Нилусская.

Однако есть и будут имена, которые не «укладываются» в староодесскую традицию наименований. Например, тем же решением горсовета улица Советская переименована в улицу Ивана и Юрия Липы. Можно ли от этой фамилии образовать притяжательное прилагательное? В принципе, да: Липовая. Но смысл изменится! Другой случай. У нас есть переулок Вице-адмирала Жукова и проспект Маршала Жукова. Если есть такие однофамильцы, то уже не удастся назвать переулок и проспект — Жуковский. Тем более, что есть еще и улица — Жуковского! Для таких случаев нет готовых решений. Однако сама городская жизнь требует каких-то усовершенствований, чтобы названия улиц были как можно более лаконичными. Например, я видел, как на табличке с обозначением пунктов проследования «маршрутки» было написано: «пр. М. ЖУКОВА». Получается, что проспект назван не в честь знаменитого Георгия Жукова, а в честь какого-то неизвестного М. Жукова, возможно, Михаила...

Будем надеяться, что способы таких усовершенствований будут найдены и, возможно, в Одессе появится еще одна традиция наименования улиц. Я верю, что, если к этому привлечь творческий потенциал одесситов, решение будет найдено.
3160

Комментировать: