Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +5
утром +5 ... +7
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Как лечат от туберкулеза

Четверг, 5 июня 2008, 23:26

Олег КОНСТАНТИНОВ

Газета 24, 27.05.2008

Галина Васильевна до сих пор не может простить врачам того, как они обошлись с ее сыном: 35-летний Игорь Колесница неделю сгорел от чахотки в Одесской городской противотуберкулезной больнице №1 в Черноморке. Врач «скорой» предупреждал: не отдавайте сына в Черноморку

ПОСЛЕДНИЙ ПУТЬ

Однако так получилось, что в ГКБ №10 его определили в ту самую больницу, в Черноморке. Первое, что бросилось несчастной женщине в глаза, — ужасающая антисанитария и контингент. «Какие-то рожи жуткие, наркотики, алкоголь, — утверждает Галина Васильевна. — Там процветает воровство: когда Игорь умер, мы не нашли в палате ни его телефона, ни денег».

Игорь Колесник впал в кому в ночь с 23 на 24 февраля, в выходные. Позже стало известно, что у него был ВИЧ и менингит — заразился, как многие, в тюрьме. Медпомощь парню оказали только 25-го после обеда. В уикенд из персонала в Черноморке только дежурный врач, но толку от него немного.

«Я приехала в субботу, вижу — сын лежит в беспамятстве. Бегала-бегала, ни медсестры, ни врача, никого нет, — вспоминает мать. — Только в понедельник к нему подошла лечащий врач, Вера Ивановна, кажется. Но было поздно: вечером Игорь скончался...»

Галина признает, спасти ее сына могло лишь чудо, но люди в белых халатах даже не попытались его совершить.

Это далеко не первая жалоба на черноморскую больницу. Но годы идут, ничего не предпринимается, и недовольные голоса раздаются все реже.

ПЕРЕНОС НЕВОЗМОЖЕН?

Впрочем, недавно власти заявили, что больницу будут переносить за город. Якобы есть инвестор, который в обмен на несколько участков бесценной одесской земли готов выстроить суперсовременный «инфекционный городок» с туберкулезным отделением в поселке Кривая Балка. «Перенос, вне всякого сомнения, необходим, — говорила год назад начальник управления здравоохранения горсовета Елена Якименко. — Есть инвестор. Мы поэтому и не реконструируем больницу: вкладывать средства в объект, который собираются перенести, нецелесообразно».

Идея с выносом лечебниц за городскую черту принадлежала облсовету. Однако председатель профильной комиссии Людмила Будяк сообщила «24», что ни в проекте, ни в окончательном тексте решения депутатского корпуса не было ни слова о клинике в Черноморке. Сейчас Елена Якименко говорит совершенно другое: «Этот вопрос не имел развития. Речь идет лишь об областном диспансере. Так что мы вынуждены исходить из того, что больница в Черноморке останется там, где она есть сейчас».

ПАЦИЕНТЫ УМИРАЮТ НА УЛИЦЕ

Полуразвалившиеся корпуса, разбитые скамейки, шприцы и пустые бутылки...

О том, что это больница, напоминают только грязно-серые халаты пациентов да надписи на дверях зданий. Местные жители стараются обходить клинику стороной. Говорят, здесь особый запах — пахнет отравой и... смертью.

Анатолий, пациент со стажем, в больнице с 2004 г. Он утверждает: рассказы о запредельной смертности в учреждении — не вымысел: «Я вел список, куда заносил всех, кто умер. После 150-го за год я бросил это дело».

Практика класть в одну палату харкающих кровью «тяжелых» и только-только заразившихся вряд ли способствует улучшению статистики.

Справа от главной аллеи возвышается мрачное здание — филиал одесского СИЗО. Здесь содержатся заключенные с открытой формой туберкулеза. Отсюда нередко бегут. Остальные пациенты свободно выходят за пределы больничной территории. Окрестные жители в «восторге»: мало того, что недуг заразный, так еще и контингент лечебницы — бомжи и бывшие зэки. «Страшно воруют, гадят везде, драки затевают, — рассказывает пенсионерка Вера Ивановна. — А иногда они умирают прямо на улице... Ну какому дураку в голову пришло весь этот ужас устраивать в курортном поселке?!»

ВРАЧИ УЖЕ ПЕРЕБОЛЕЛИ

Чиновники оправдываются: закон не позволяет силой удерживать больных в медучреждениях. Хотя, по мнению Елены Якименко, «лечение таких людей должно быть принудительным. Им нельзя позволять покидать территорию лечебных учреждений».

А Анатолий рассказывает, что некоторых больных из клиники выгоняют при малейшем нарушении дисциплины. Как правило, это бомжи. «Есть внутренний распорядок, его нужно соблюдать, — говорит та же Елена Якименко. — Не хотят — пожалуйте на кислород».

В сущности, врачи, работающие в Черноморке, герои: все инфицированы, часть уже переболела туберкулезом. Средний возраст персонала больницы — 70 лет. Однако факт остается фактом: пока у нас есть такие клиники, пока лечение туберкулеза остается делом сугубо добровольным, пока власть занимается демагогией, а не реальным делом, чахотку победить не удастся.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Анатолий Коханский, главврач городской туберкулезной больницы №1:

Да, у нас нищета, развал — несмотря на то, что 740 тыс. грн. горздрав выделил на ремонт тюремного здания, 400 тыс. — на рентгенкабинет. Но это капля в море. Нас хотят прихлопнуть — шутка ли, 4 га земли в курортной зоне! Понятное дело, если показать все, как есть, у них появится повод... Когда нас выселяли с Успенской улицы (нынешний Свято-Архангело-Михайловский монастырь — «24»), 250 больных, кто об этом думал? Переселили в бывший санаторий. Здания аварийные... Никто к нам не идет работать — мы не та сфера медицины, где можно получить взятку. Наши больные больше у нас воруют, чем дают деньги нам.
1633

Комментировать: