Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +6 ... +8
утром +7 ... +9
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Как капитан ЧМП шутил с Гагариным и управлял судном-убийцей

Понедельник, 11 марта 2013, 20:53

Жанна Жукова

Одесская правда, 2.03.2012

На днях в Одессе политики, депутаты и прочие важные персоны яростно обсуждали возможные пути возрождения морского флота и Черноморского морского пароходства. Только вот не зря говорят: после драки кулаками не машут.

Ностальгируя по былому величию в прошлом могучей морской державы, мы встретились с одним из лучших капитанов некогда могучего ЧМП – Адольфом Макоедом. За свою почти полувековую карьеру он стал свидетелем как максимального роста советского пароходства, так и его жалкой гибели. Макоеду доверяли лучшие суда, он встречался и шутил с космонавтами – Гагариным и Леоновым, а сразу после трагедии в Новороссийске 1986 года по приказу руководства принял командование над судном-убийцей «Петром Васевым», столкновение с которым привело к гибели теплохода «Адмирал Нахимов».

Бравый капитан Макоед живет в небольшой, но уютной квартире в спальном районе города. Это настоящее жилище моряка: на полках хранятся заморские сувениры, а стены увешаны памятными фотографиями из дальних плаваний. На одном из снимков запечатлено ставшее таким родным судно – сухогруз «Академик Благонравов», на котором он ходил в море 13 лет.

КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ

Адольф Иванович начал свою карьеру в 1957 году, когда советские суда заходили во все порты мира с гордо поднятым флагом, а экипаж встречали как дорогих гостей. Его как лучшего выпускника Херсонского мореходного училища сразу же распределили на работу в ЧМП. Сначала Адольф Макоед был помощником капитана на «Чусовом», затем на пассажирских судах «Петр Великий», «Крым» и сухогрузе «Иван Павлов», в 1961 году он стал ходить в море уже в должности старпома на теплоходе «Дубоссары». В 1964 году Макоеда направили в Германию, где по заказу СССР только что построили суперсовременный пассажирский лайнер «Иван Франко» – флагман пассажирского флота. На этом судне он ходил 2 года, и именно здесь произошла одна запоминающаяся встреча, которую Адольф Иванович помнит, как сейчас.

ШТУРМАН ЖЕЛЕЗНЯК

Это было в сентябре 1965 года. С итальянскими туристами на борту «Иван Франко» совершал круиз по Черному морю и зашел в Ялту.

– Вместе с пассажирами я сошел на берег на какое-то время, а когда возвращался на судно, смотрю – какой-то непонятный ажиотаж. А мне говорят матросы – Адольф Иванович, у нас Гагарин на борту.

Как оказалось, в это же самое время космонавт отдыхал на даче у друзей в Крыму. На скоростном катере они как раз катались вдоль побережья и зашли в Ялту, а увидев роскошный лайнер «Иван Франко», попросили подняться на борт. Естественно, Юрия Гагарина и его друзей капитан тотчас радушно принял в своем салоне.

Помню, члены экипажа толпились у салона и все просили меня, чтобы я взял автограф у Гагарина. Я захожу: стол накрыт, как положено. За столом наш капитан, Юрий Гагарин с женой Валентиной и своим другом, а еще композитор Александра Пахмутова – они тоже дружили. Капитан представил меня: «А этот красавец – наш старпом или, как по-вашему, старший штурман». А Гагарин: «О, штурман – это человек на корабле. Кстати, вот ответьте-ка на вопрос: кто был первым советским штурманом?» Я немного замялся, повисла тишина, но поскольку Гагарин был человеком деликатным, то не дал паузе слишком затянуться и сам ответил: «Ну, как же. Это – матрос Железняк. Он ведь вел корабль в Одессу, а попал в Херсон». Все засмеялись, и на этой веселой ноте нам налили по рюмочке, и мы с Гагариным выпили и пожали друг другу руки. Он был таким совершенно не звездным человеком – простым, обаятельным.

САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ БЫЛО ЧЕРЕЗ ПОЛГОДА

В марте 66-го, когда «Иван Франко» стоял в Марселе с французскими туристами. Тогда наш герой снова встретился с космонавтом, но уже с Алексеем Леоновым, который как раз был с официальным визитом во Франции. Советский консул и предложил космонавту, будучи на чужбине, посетить отечественное судно.

– Леонова также радушно встретили у нас на борту, капитан пригласил его к себе в каюту, – вспоминает Адольф Иванович. – Я естественно тоже зашел поздороваться. Все сидели за накрытым столом. Я захожу, а капитан: «А это наш старший штурман». А Леонов: «О, штурман – это человек на корабле». И опять задает вопрос про первого штурмана. Тут уж я не оплошал. А Леонов: «Вот молодец, знает». Мы посидели, поболтали, и я отправился на службу. А ко мне потом помполит (помощник капитана по политической части. – Ред.) подходит и удивленно спрашивает, откуда, мол, ты знал про Матроса Железняка? А я – так только вы и не знаете об этом.

ПРИНЯЛ СУДНО-УБИЙЦУ

После «Франко» Адольф Макоед был старпомом на судне «Украина», затем на сухогрузе «Мацеста», а в 1969 году стал подменным капитаном на «Борисе Горбатове». В 1971 году Адольф Иванович принял новенькое судно «Капитан Чирков». К слову, с судовым врачом Николаем Андреевичем Чирковым – сыном того самого капитана Чиркова, в честь которого назвали теплоход, Адольф Иванович дружит и по сей день. На этом сухогрузе капитан Макоед проходил 12 лет вплоть до трагической даты в истории советского мореплавания – 31 августа 1986 года.

1 сентября 86-го года Макоеда срочно сняли с командования «Чирковым» и отправили в Новороссийск принимать балкер «Петр Васев». Именно это судно 31 августа 1986 года поздно вечером при подходе к Новороссийску протаранило пассажирский пароход «Адмирал Нахимов», на борту которого по официальным данным находилось 1243 человека. «Нахимов» затонул за 8 минут, погибло по меньшей мере 423 пассажира и члена экипажа. Капитана судна-убийцы Виктора Ткаченко, по ошибке которого и произошла трагедия, арестовали. Адольф Макоед сменил его на капитанском мостике и принял дела «Петра Васева».

– Я помню, что команда была в ужасном подавленном состоянии. Люди глубоко переживали трагедию и все равно косвенным образом винили себя, – вспоминает Адольф Иванович.

Неподалеку от места стоянки «Петра Васева» из воды доставали тела погибших, а на причале толпы близких разбирали гробы. «Васев» простоял в Новороссийске еще две недели, пока шло следствие. Все судовые документы изъяли – судно было арестовано. Из Москвы прислали правительственную комиссию во главе с Гейдаром Алиевым, который был тогда первым заместителем председателя Совета Министров. За время следствия на судно постоянно звонили анонимы с проклятиями и угрозами растерзать убийц и подорвать корабль.

– Там было морально невозможно работать, – вспоминает моряк. – Когда сняли арест, я перегнал судно в Ильичевск, поставил его ремонтироваться в док – при ударе с «Нахимовым» был поврежден нос. Еще через неделю я попросил себе замену. Меня тогда послали на новый балкер «Академик Благонравов».

РАЗВАЛ ЧМП

За долгие годы мореплавания с Адольфом Ивановичем случалось всякое: и груз приходилось спасать при пожаре на судне «Борис Горбатов», и с пиратами сталкиваться.

В годы развала СССР Адольф Макоед продолжал работать и вдоволь ощутил на себе процесс гибели ЧМП.

– Помню, мы направлялись из Австралии на Исландию с грузом алюминиевого порошка на «Академике Благонравове» и зашли пополнить топливо в Кейптаун (ЮАР),– вспоминает капитан.– Наше судно сразу же арестовали за долги пароходства. Проболтались мы там без дела около двух недель. А тем временем меня из Лондона бомбили телексами: почему задерживаемся и до сих пор не доставлен груз?

Путем переговоров судно все-таки удалось отбить. Через какой-то месяц-другой операторы решили перестраховаться, чтобы не потерять сухогруз. «Академик Благонравов» сначала переименовали в «Аккерман», а затем в «Сент Джордж». Сменился также и флаг – после советского был украинский, а потом «Сент Джордж» стал ходить под либерийским флагом.

О гибели ЧМП Адольф Иванович говорит с болью в сердце:

– Пароходы стали арестовывать, долги росли, а потом плавсредства стали просто разворовывать. Пароходы сдавали в оффшоры иностранным компаниям, как это случилось с суднами «Академик Благонравов», «Чироков» и с десятками других. Первый президент Кравчук говорил же: «навіщо нам ці човни». А «ці човни» давали сотни миллионов долларов. Потом эти миллионы осели в чьих-то карманах. Эх, за державу обидно!

ЗА ТЕХ, КТО В МОРЕ

С 2004 году Адольф Иванович окончательно сошел на берег, но его домашним до сих пор кажется, что он все такой же командир на корабле: по его громогласным командам просыпаются по утрам, драится «палуба» в квартире, готовится на кухне обед. А по праздникам большая семья бравого капитана – жена, дети, внуки, правнуки собираются за одним большим столом, и по сложившейся традиции Адольф Макоед произносит тост за тех, кто в море. А по ночам снятся ему морские просторы, красочные берега и живописные заливы. В своих снах Адольф Иванович стоит на капитанском мостике своего любимого судна и наблюдает, как восходит солнце.
4200

Комментировать: