Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +5
ночью +1 ... +3
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Как использовали евромайданцев

Понедельник, 2 июня 2014, 17:57

Денис Бессараб

Фраза, 02.06.2014

Крещатик задыхается в нечистотах и мусоре. Ливневые стоки, оказавшись выше уровня земли из-за разобранной брусчатки, не справляются с дождевой водой, которая размывает каменные сооружения на склонах и грунт под асфальтом. Из-за вбитых прямо в тело Главной улицы Города металлических креплений для палаток асфальт дал трещины, которые разъедает влага. Крещатик нуждается в реконструкции.

Как с ним быть – примерно понятно. Не нужно никаких крестов, свечей, икон, венков, аллей памяти героев, мемориалов и переименований классической киевской улицы Институтской в улицу Небесной сотни. Это не кладбище, это город, в котором еще живут люди.

С Евромайданом тоже нужно что-то делать, ведь не может этот передвижной цирк вечно сидеть в своем потном камуфляже на деревянных ящиках в центре Киева, бряцать оружием, играть в карты, и нервно зырить по сторонам, чувствуя в каждом фотографе потенциального насмешника. И беспробудно пить. Иначе зачем снова сухой закон на Майдане? Оставшиеся не у дел евромайдановцы чувствуют, что их время уходит, и становятся все злее и злее. И у них есть оружие. Но палатки – их оплот – продолжают исчезать одна за другой.

Поэтому, после недолгих уговоров, хэрои соглашаются немного поговорить о своих злыднях с любопытствующими прохожими, на любительскую видеокамеру.

«Теперь будут говорить, что тут бомжи живут, бездомные – чтобы расчистить Майдан. Сейчас они готовы на все, чтобы нас разогнать. Но мы этого не допустим, потому что люди не зря стояли, не зря гибли… Подкупили владельцев палаток, и те их снимают. Все хотят, чтобы Евромайдан исчез. Они получили, что хотели. Чужими руками жар загребли. Согнали с трона тех, кого им было нужно. Нашими руками. А теперь мы им не нужны…».

Евромайдановцы жалуются, что новая «здобутая» власть силком разгоняет их по домам, и на многих жителей палаточного городка даже открыла уголовные производства – по месту жительства, чтобы вынудить вернуться для дачи показаний. Но именно это «евромайданеров» пугает еще больше. «Мы даже не можем вернуться домой, потому что в отношении большинства из нас уже возбуждены уголовные дела. За что? Они находят за что».

Однорукий человек в камуфляже бравирует, снимая и надевая на плечо ремень автомата ППШ. Утверждает, что руку потерял во время майданных событий, из-за разрыва боевой гранаты. Он и его единомышленники не хотят, чтобы палатки убирали. Требуют полной люстрации. «Они нас еще услышат». Но главное свое несчастье они уже осознали. «Нас использовали как презерватив. Нашими руками жар загребли». Но все равно продолжают наступать на грабли: «Всех надо спалить, кроме Ляшка».

Обещают стоять до последнего и стрелять. «Они нас еще услышат!».

Пугают, конечно. Забыли многие, как их свозили на автобусах. Забыли, что ехали не столько «воюваты», сколько «здобуваты», для себя и своих голодных семей. Не случайно кто-то из них оголтело рявкнул Кличко на Банковой: «За своим пришли, Виталик». Недаром столько мародерства, даже вырванных с проводами мониторов из КГГА, которые уже даже не списывают на «мародеров, называвших себя активистами Евромайдана». И так все ясно. Недаром столько погромов в магазинах, банках, и даже сожженная пакистанская кафешка с шаурмой, которую «евромайданеры» обложили данью, а за отказ платить – сожгли. Это тоже уже не списывают на «погромщиков, называвших себя активистами Евромайдана».

Конечно, этим людям обидно. Жизнь только-только начала поворачиваться к ним лицом в большом, изобильном городе: своя палатка в центре города, продукты, деньги, одежда. Свои курочки, свои яички. Надежды на статус «героев Майдана», киевские квартиры, пожизненное обеспечение, почет и уважение. А тут нате вам! Загребают, как быдло, на юго-восток – на убой, а тем, кто отказывается – объясняют, что отступать поздно. Дома ждут неблагополучие или уголовка.

«Они нас еще услышат!».

Пугают, но «здобутой» ими власти совсем не страшно. Ведь там – те, кто свозил. Они знают – понадобится, еще раз привезут. В наивном и обездоленном «пушечном мясе» нехватки не будет. И палатки поставят. Дело-то быстрое. А пока полным ходом идет демонтаж. Так надо. И штампы-дифирамбы «народу», чтоб не обижался и быстрее выметался из Киева.

Именно поэтому решение «вопроса Евромайдана» выглядит простым и лаконичным. Он попросту не нужен. Его свозили уже два раза. Приехали преимущественно от безнадеги, готовые на все, даже вооружиться и убивать в городах юго-востока. В общем, пан или пропал. Таких будут свозить еще. А потом развозить. Снова свозить и снова развозить. В крайнем случае, разгонять, как сейчас. Пока еще с улыбками и похвалами.

1 июня. Вече Майдана. Кличко. Выступает со сцены. Говорит пусто и неуверенно. Убеждает, что произошла перезагрузка власти. Недовольная толпа скандирует: «Нет!».

Боксер-новый-почти-мэр продолжает все громче, и толпа гудит все громче, заглушая Кличко. Тот изо всех сил делает вид, что не замечает происходящего. «Конферансье» Вече вмешивается: «Давайтэ послухаемо!». Кличко продолжает с  заметным напряжением в голосе и нарочито раскатистым «р», энергично взмахивая рукой как Жеглов. Но не помогает. Бессмысленные речи про «реформы, которые – задача для каждого украинца» уже никого на Евромайдане не трогают. Кличко упоминает «политиков», которые пытаются разъединить украинцев по языковому и национальному вопросу, забыв, как недавно толкался в одной толпе с националистами и радикалами. Это собравшихся тоже не интересует. Они выкрикивают:

– Виталик, какие твои первые шаги на посту!
– Коррупционер! Коррупционер!

Выступление не удалось. Будущему мэру предлагают вернуться на Майдан через неделю, принести присягу и выслушать пакет требуемых изменений. Он произносит заранее припасенное «ваше любимое»: о том, что в мэрии должно постоянно находиться представительство Евромайдана (толпа ликует), улица Институтская должна быть переименована в улицу Небесной сотни (толпа довольно улюлюкает), в Киеве должен появиться мемориал в память о Небесной сотне, и не позже первой годовщины.

Раздав сладкое, Кличко кислой улыбкой откликается на слова ведущего: «Здесь стоят люди, которые умеют менять президентов». Впрочем, толпа явно не беснуется от радости, услышав лестную для себя реплику.

Она уже знает, как будущие президенты умеют менять толпу.
6005

Комментировать:
  1. Андрей одессит.
    Логично.
    Ответить