Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас 0 ... +1
ночью -7 ... -6
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Как чек помог раскрыть убийство

Среда, 30 декабря 2015, 12:52

Ирина Долматова

Порто-франко, 06.11.2015

Немногие одесситы смогут показать, где находится Артиллерийский сквер. Хотя место это известно практически всем — на месте бывшего Еврейского кладбища. Место, мягко говоря, не очень приятное. Недаром сквер этот так и не стал местом отдыха. И ходят здесь лишь те, кто хочет срезать путь по дороге на работу.

Петр Васильевич как раз относился к категории таких людей. Он ходил через сквер к автозаправке, где был охранником. И, проходя мимо установленных недалеко от дорожки стола и скамейки, он порою думал: почему они тут стоят? Вроде, любители домино здесь не собираются, для пикников тоже место не очень уютное. Тем более что возле скамейки — холмик, отдаленно напоминающий могилу.

Примерно такие мысли посетили его и весенним утром 2006 года. Но на сей раз место не пустовало: возле скамейки без признаков жизни лежала голая женщина. А рядом валялся окровавленный камень. Петр Васильевич позвонил в милицию и сообщил об увиденном.

— Хорошо утро начинается, — сказал опер Юра Басов своему коллеге Мише Волкову. — Поехали, у нас труп, причем голый.

— Надеюсь, хоть женский?

— Даже вроде девичий. Поехали, эротоман.

Осмотр территории мало что дал. Место удалено от жилых домов, свидетелей происходившего не было. Валявшиеся недалеко от трупа шприцы и презервативы свидетельствовали о том, что народ приходил сюда не книжки читать и не обсуждать политические события.

— Кто-то знает, кто здесь вообще этот стол и скамейку соорудил? — спросил Миша.

— Я знаю, — откликнулся вызванный на место участковый, обслуживающий данный район. — Здесь могила.

— Это как? Собаки, что ли?

— Да нет, человека. Здесь похоронен мужчина, родственники поставили стол, чтобы поминать. Почему именно здесь — черт его знает.

— Они бы еще на Дерибасовской могилу вырыли. Полный беспредел, — заметил Миша.

Овчарка Дина водила кинолога то в одну, то в другую сторону, но каждый раз след обрывался. По-видимому, прошлой ночью здесь побывали несколько человек, да еще и машины подъезжали. Работники автозаправки рассказали, что это место облюбовали водители, снимавшие проституток. Это объясняло наличие в траве нескольких презервативов. Неподалеку от места убийства были четко видны след протектора и капли автомобильного масла. Пока это была единственная зацепка. Возможно, погибшая была проституткой, которую после «использования» убили. Эта версия на данный момент оставалась главной.

Личность убитой установить не удавалось. Ее лицо было изуродовано, и никто из жителей близлежащих домов девушку не опознал. Заправщик, который работал в ночь убийства, рассказал, что вечером видел среди деревьев автомобиль «Жигули» красного цвета. Судя по следам протекторов шин, возле места убийства вполне мог останавливаться ВАЗ…

— Нашли данные машины? — спросил старший опер убойного отдела Павел Камолов своих коллег.

— Нашли, — ответил Юра. — Есть адрес хозяина «Жигулей», можем ехать брать.

— И чего мы сидим? — вставая и надевая куртку, спросил Паша.

В помещении СТО, куда приехали оперативники, один мужчина находился в яме и осматривал автомобиль, еще трое сидели за небольшим столиком и играли в домино.

— Привет, орлы, — сказал Юра. — Как жизнь? Работы совсем нет?

— Работа — не волк, — ответил один из игроков. — Проблемы с машиной?

— Это у вас проблемы, и с машиной тоже. Кто из вас Владимир Портнов?

— Ну я, а в чем дело? — откликнулся один из игроков.

— Руки, — сказал Паша, доставая наручники.

— Мужики, вы че? С какой это радости? — стал возмущаться Портнов, однако вытянул руки вперед и не препятствовал, когда Павел надевал на него наручники.

— С кем в четверг вечером гулял? — спросил Павел.

— Как всегда, с Серегой, — ответил Портнов и повернул скованные наручниками руки в сторону мужчины, находившегося в яме. Серега, уже с начала разговора прекративший работу и внимательно прислушивающийся к диалогу, высунул голову.

— А чего мы сделали-то? — спросил он.

— Вылезай, — сказал Миша Волков, стоявший в проеме дверей, чтобы не дать уйти подозреваемым.

На Серегу, то есть Сергея Власова, также надели наручники.

— Оба вышли и сели в машину, — сказал Павел.

— Хоть скажите, что мы сделали? Может, машину чью-то из ваших плохо отремонтировали? Так вы скажите, какие проблемы?

— Вперед, там разберемся.

Подозреваемых привезли в городское управление, развели по разным кабинетам и начали допрос. Розыскники уже праздновали победу: одному из задержанных принадлежали «Жигули», след и масло от которых были обнаружены возле места убийства.

— Слушай, начальник. А что, ты сам никогда девок не снимал? Это что, преступление? — спросил во время допроса Портнов.

— Вопросы буду задавать я, — ответил Павел. — Рассказывай все по порядку.

— Ну что, после работы мы с Серегой выпили по пивку, сняли девку и заехали в парк. Позабавились, расплатились, девка ушла. Какие проблемы?

— В котором часу вы туда приехали?

— Около девяти вечера. Часик там пробыли, потом поехали ко мне, оставили машину и распили бутылочку.

— Девушку откуда брали?

— Да тут недалеко возле дороги стояла, ее и сняли.

— Как выглядела?

— Да как? Обыкновенно. Чернявая, волосы короткие. А что, случилось с ней чего?

— В чем была одета?

— Слушай, начальник. Я на одежду не смотрел, я думал, как бы ее раздеть побыстрее.

— Не срастается, — сказал Паша, когда задержанных увели. — И описание девки они дают одинаковое, но оно не сходится с приметами погибшей, и были они там, судя по всему, раньше, чем произошло убийство.

— И что, теперь все сначала начинать? Труп-то так и не опознан, — спросил Миша, с опаской оглядываясь на дверь.

— Прячешься от кого-то?

— Да бабка какая-то третий день ходит, меня спрашивает.

— Ну и поговори с ней.

— Да вроде больная какая-то.

— Значит, тем более поговори, потому что не отстанет.

— Миша, твоя бабулька уже всех достала, — заглянув в кабинет, сказала следователь Лена Чубова. — Мы ей вчера сказали, что ты на боевом задании, а сегодня — что ты ранен. Но она все равно рвется к тебе. Поговори с ней, а то она работать никому не дает. Кстати, она сегодня не просто так пришла, она баночку варенья принесла.

— Это еще зачем?

— Ну так ты же ранен, — ответила Лена. — Для скорейшего выздоровления. Так что давай завяжи голову бинтом, а то варенья не получишь.

— А бинт я где возьму?

— Подожди, сейчас принесу, у нас аптечка есть.

Лена вернулась с бинтом и перебинтовала им голову Миши.

— Может, еще глаз черной повязкой перетянуть? — предложил Юра.

— А может, вы мне еще руки и ноги переломаете и пулю в меня загоните? Хватит издеваться, запускайте бабушку.

Через пару минут в кабинет вошла пожилая женщина.

— Сынок, наконец, я тебя застала, — кинулась посетительница к Мише. — Как же они тебя, гады. Вот варенье возьми, сама делала. Тебе сил надо набираться.

— Женщина, у вас проблемы? — нервно спросил Миша.

— Ой, проблемы, и большие проблемы. У меня в соседней квартире все время кого-то убивают. По ночам стреляют, кричат, а утром успокаиваются. Пойдем скорее, сынок.

— Подождите, женщина. Расскажите все подробно. Кто там живет, когда вы в последний раз видели своих соседей?

Женщина долго и невнятно говорила о трупах, которые она видит, когда открывается соседняя дверь, о звуках стрельбы, от которых она не может уснуть. Сначала всех находившихся в кабинете это веселило, потом стало напрягать. В конце концов, Миша пообещал женщине направить к ее соседям спецназ и опергруппу, и только после этого посетительница ушла. Миша со вздохом облегчения снял с головы повязку, набрал номер телефона дежурной части и попросил ни в коем случае больше эту женщину к нему не пускать.

— Все, отдохнули — и хватит. По коням и на место убийства. Будем прочесывать каждый сантиметр, другого способа найти хоть какую-то зацепку я не вижу, — скомандовал Павел.

На место выехали оперативники и несколько участковых — для повторного обхода близлежащих домов.

Трое сотрудников «убойного» отдела отрабатывали родственников человека, для которого не могли найти лучшего места захоронения, чем городской сквер, хоть и расположенный на месте бывшего кладбища. Если уж у них хватило фантазии устроить здесь могилу, то существовала и вероятность того, что они ночью справляли на могиле поминки.

— Может, заодно поставим галочку, что мы субботник по уборке территории провели? — спросил Миша, осматривая очередной смятый пластиковый стакан, найденный в кустах. — Это будет самый чистый участок города.

На месте происшествия уже образовалась внушительная горка различных предметов, которые при других обстоятельствах назывались бы мусором. Оперативники бережно складывали в кульки пустые бутылки, пластиковые стаканы, окурки, бумажки, на которые почему-то не обратили внимания при первом осмотре места убийства. Все это предстояло отправить экспертам для исследования отпечатков пальцев.

— Что ты там нашел интересного? — спросил Павел, подойдя к Михаилу, который внимательно рассматривал какую-то бумажку.

— Чек из магазина. Смотри, в тот вечер брали водку, минералку, стаканчики. Еще закусон — булочки и сырки. Надо поискать бутылку, купленную по этому чеку.

Среди бутылок, найденных возле места преступления и приготовленных для экспертизы, нашлась и та, название которой значилось в чеке. В полулитровой бутылке от водки остались несколько капель напитка — водку распивали совсем недавно.

Тем временем Павлу позвонил сотрудник, занимавшийся поиском родственников человека, могила которого находилась в сквере. Как выяснилось, здесь похоронен житель одного из райцентров области. Но его родственники уже давненько не приезжали на могилу, так что версия закончившихся убийством поминок отпала.

Тем временем Миша с найденным чеком отправился в ближайший продовольственный магазин.

Пышная блондинка, стоявшая за кассой, сказала, что в тот вечер работала она, а покупателей можно установить по записи на видеокамере.

Миша и Павел склонились над монитором. Вот в магазин вошли длинноволосый высокий парень и девушка, еле достававшая ему до плеча.

— Эти и были! — воскликнула кассирша.

— Вы их знаете?

— Они живут здесь рядом. Вернее, девушка живет недалеко от железнодорожных касс, а парень с ней часто заходит. Однажды он такой скандал устроил, что еле его вытолкали: пришел пьяный, требовал водку, а денег у него не хватало. Ну а в кредит мы не наливаем. Он вроде живет где-то на той стороны улицы, вы у дворников спросите.

Высокого парня с длинными волосами, которые он часто собирал в «хвост», старушки, сидевшие во дворе, знали.

— Он живет в той парадной, неопрятный такой, не здоровается никогда.

— Да и выпивает часто, — перебивая друг друга, рассказывали пенсионерки.

Михаил и Павел поднялись на четвертый этаж и позвонили в квартиру, указанную собеседницами. Дверь открыла пожилая женщина.

— Здравствуйте. Мы из милиции. Хотели бы пообщаться с вашим сыном. Он дома? — спросил Паша.

— Нет, Костика нет. А что случилось?

— Пока не можем сказать, надо поговорить с Константином. А где он?

— На работе, в Коминтерново. Он там на стройке работает.

— А вчера вечером он был дома?

— Был, как всегда. Хотя он уходил гулять. Но ночевал дома.

— Расскажите все по порядку о вчерашнем вечере.

Нина Васильевна — так звали женщину — стала рассказывать, вспоминая детали вчерашнего вечера. Судя по ее рассказу, Костя приехал с работы, поужинал и сразу ушел. Где он был, не рассказывал, но женщина знала, что сын ее встречается со Светой — девушкой, которая живет по соседству.

— Вроде они поссорились. Костик, когда пришел, я уже лежала в постели, слышала, как он ругался, что-то все ронял. Что у них там произошло — не знаю. А утром уехал на работу.

— А в чем он поехал на работу?

— Посмотрите в ванной, он туда грязную одежду складывает, в пластмассовый ящик.

В ящике для грязного белья лежал серый свитер, на рукаве которого виднелись пятна, напоминающие кровь. Свитер изъяли на экспертизу, спросили у матери, где именно работает ее сын. Сразу выехали в Коминтерновский район. Когда Михаил и Павел приехали на стройку, где работал подозреваемый, оказалось, что он отпросился у начальства, сказав, что плохо себя чувствует, и уехал. Засады были выставлены на автовокзале и возле его дома. Как только парень вышел из маршрутки, на него надели наручники…

Константин познакомился со Светланой около года назад — она попросила у него на улице закурить. Стадия ухаживания была пропущена за ненадобностью, после бутылки водки отношения переросли в фазу интимных. Происходило первое «свидание» в сквере на месте старого кладбища. С тех пор это место стало традиционным для встреч. Костя жил с мамой, Светлана — со старой бабушкой. Бабушка была психически нездоровой, и, кроме ругательств, Света от нее мало что слышала. Понятия домашнего уюта для девушки, которая рано осталась сиротой, не существовало. В свои 22 года она сменила несколько мест работы — уборщицей, продавщицей, официанткой. Время от времени находила «женихов», которые до стадии мужей так и не дозревали. В общем, как считала сама Светлана, настоящая жизнь обходила ее стороной. Во время очередного «свидания» с Костей они поссорились. Света сказала, что Костя — не тот мужчина, о котором она мечтает, потому что удовлетворить ее потребности ни в материальном, ни в интимном плане он не может. После этой ссоры парень пытался помириться со Светой, приходил к ней домой, но никак не мог застать. В тот вечер наконец ему открыла дверь Света. Он попросил выйти с ним на улицу. Разговор «на сухую» не клеился. В магазине купили водку и закуску и пошли на привычное место — в сквер, где можно было посидеть за столиком.

— Ну и как тебе без меня? — спросил Костя.

— Да нормально, ты думаешь, кроме тебя, больше мужиков в городе нет?

— Ну и сука ты, Светка.

— Какая есть. Наливай.

Вместе с разливающимися по телу теплым волнам алкоголя в Косте стало нарастать возбуждение. Когда он стал раздевать Светлану, девушка не сопротивлялась. Но водка дала о себе знать, и в самый ответственный момент Костя почувствовал, что раздел Свету зря. В нем вспыхнула дикая злость, а тут еще Света подлила масла в огонь.

— Ну и зачем ты меня звал? Водяры выпить? Ты что, импотент, думаешь, что мне выпить не с кем?

— Это все из-за тебя, сука.

— Ну и пошел… На хрен ты мне нужен? Даже как мужик никакой.

У Кости все внутри перевернулось. Импотент — было самым обидным словом, которое ему пришлось услышать за свою жизнь.

— Убью!

С этими словами Костя схватил лежавший на земле камень и ударил им Свету. Она упала, Костя продолжал наносить удары по голове. Когда девушка перестала подавать признаки жизни, парень осознал, что натворил. Он быстро собрал одежду Светы, натянул свой свитер и быстро пошел домой, стараясь не попадаться на глаза редким прохожим. Одежду Светланы он выбросил в контейнер для мусора.

Во время задержания Константин вел себя спокойно и сразу рассказал о совершенном им убийстве. По всей видимости, в глубине души он сознавал, что рано или поздно его найдут.
9136

Комментировать: