Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +1 ... +3
утром +2 ... +5
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Как аферисты в милицейских погонах землей торговали...

Четверг, 18 июня 2015, 10:22

Олег Суслов

Вечерняя Одесса, 16.06.2015

Этой истории почти десять лет. И финала в ней пока не видно. По одной причине: те, от кого зависит поставить точку в истории махинации с земельным участком, расположенным не где-нибудь, а в «Совиньоне», на «золотых» землях Овидиопольского района, не спешат эту точку ставить. Может, потому, что мошенниками — пусть пока не по обвинительному заключению прокуратуры и решению суда, а по сути дела — оказались бывшие сотрудники правоохранительных органов Ольга Данилишина и Андрей Тимошевский.

Пострадавшие же от аферы — предприниматели Александр Храмцов и Василий Новоселов — поэтому и обратились в газету, что устали от бесплодности своих попыток привлечь внимание именно к факту мошенничества. Они категорически не согласны с тем, что виртуозный «кидок» на 150 тысяч долларов, который совершили Данилишина и Тимошевский, можно характеризовать, как «гражданско-правовые отношения». Такой точки зрения придерживается Одесская областная прокуратура, которая 30 сентября 2010 года вынесла постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Мол, не собирались бывшие правоохранители, которые в 2006 году были действующими офицерами милиции, завладевать мошенническим образом деньгами предпринимателей. Просто так получилось... Добавим, что купив у мошенников землю, Храмцов с Новоселовым не только потеряли кучу денег, но и огребли всяческих других проблем, как говорится, выше крыши.

Впрочем, обо всем по порядку. Как рассказывает Александр Храмцов, в начале 2006 года он познакомился с Андреем Тимошевским. Тот рассказал, что его гражданская жена — Ольга Данилишина — продает земельный участок № 8 площадью 1,47 гектара, расположенный на поле № 23 Таировского сельского совета Овидиопольского района. Это «Совиньон». В принципе, просили недорого. Покупка перспективная. Ведь приобретя полтора гектара элитной земли, можно было ее поделить на участки для последующей продажи. Или построить коттеджики и тоже продать. В общем, вариантов — для людей с предпринимательским складом ума — много.

Посмотрели документы. Вроде, все в порядке: государственный акт, техническая документация. Данилишиной досталась эта земля от некоей гражданки А. Чумаченко. В пояснениях, которые давала офицер милиции в областной прокуратуре, она указывает, что одолжила владелице земли какую-то сумму. Сколько точно — не помнит. Что-то около 15 тысяч гривен. А та, в качестве залога, отдала госакт на 1,47 гектара. Потом Чумаченко скоропостижно умирает. На землю никто из наследников не претендует. Через решение Малиновского районного суда г. Одессы Данилишина оформляет участок на себя. Государственный акт на право владения землей выписывается 4 мая 2005 года.

Храмцов и его товарищ Новоселов соглашаются купить. Но просимых 150 тысяч долларов у них нет. Храмцов обращается в банк за потребительским кредитом на искомую сумму (тогда, до кризиса, с финансированием подобных проектов проблем не было), а Новоселов вносит в качестве залога собственный дом и земельный участок. Разве ж предполагали предприниматели, что нарвутся на аферистов? Ведь партнеры по сделке — люди в погонах, оба — старший офицерский состав уголовного розыска. Кто ж знал, что у милиционеров в придачу к холодной голове и горячему сердцу окажутся очень липкие руки...

— Три месяца длилась процедура оформления кредита, и все три месяца продавцы терпеливо ждали, хотя именно в это время проходили события, которые дают нам право обвинять Данилишину и Тимошевского в мошеннических действиях, — рассказывает Александр Храмцов.

30 мая 2006 года состоялась сделка. Между Ольгой Данилишиной и Александром Храмцовым был заключен договор займа. Была выбрана такая форма взаимоотношений, так как покупаемые полтора гектара имели статус земли сельскохозяйственного назначения. Данилишина обещала все формальности потом уладить. Ну, а чтобы сделка состоялась, выбрали форму договора займа, при которой заимодавец передает заемщику не аванс, а полную сумму в 150 тысяч долларов. Срок возврата денег — до 30 ноября 2007 года. Если деньги заемщик не возвращает, то отдает земельный участок.

При свидетелях произошла передача денег и подписание договора. Неотъемлемой частью этого документа стала расписка Данилишиной в получении 150 тысяч долларов. Чтобы Храмцов не нервничал, к договору также приложили государственный акт на право собственности на земельный участок, всю необходимую техническую документацию, завещание и доверенность Данилишиной на заимодавца, заверенные нотариусом.

Сделка состоялась. А приблизительно через два месяца Храмцов и Новоселов узнают, что земля, которой торговала Данилишина при участии Томашевского, ей не принадлежит с 4 мая 2006 года. То есть, почти месяц, как участок у продавца забрали. Но она, зная об этом, 30 мая полтора гектара продает, так как госакт еще остается у нее на руках. Разве это не мошенничество?

А произошло вот что. Таировский сельский совет подал апелляционную жалобу на решение Малиновского районного суда г. Одессы, которым земельный участок в 1,47 га перешел в собственность от Чумаченко к Данилишиной. Состоялось заседание. И Апелляционный суд Одесской области взял сторону Таировского сельсовета, обосновав нарушения, с которыми Данилишина получила право собственности на землю. В частности, в материалах дела есть некое «договорное соглашение», в соответствии с которым «Чумаченко получила от Данилишиной 15 тысяч гривен за земельный участок, который принадлежит ей на праве частной собственности». Эту расписку суд признал никчемной. К тому же на тот момент действовал мораторий на продажу и иные формы отчуждения земель сельскохозяйственного назначения.

В общем, решение Малиновского райсуда было отменено, жалоба Таировского сельсовета удовлетворена полностью. Не знать об исходе дела Данилишина просто не могла. В процессе участвовал ее адвокат. С 4 по 26 мая у него было немало возможностей сообщить клиентке, что дело проиграно, что наверняка он и сделал. Ведь решение апелляционной инстанции немедленно вступило в силу. Данилишина подала кассационную жалобу, однако Верховный суд Украины ее своим постановлением от 9 июня 2006 года отклонил. А 26 июня того же года Овидиопольский районный суд вынес решение, которым признал незаконным госакт, выданный Данилишиной.

Круг замкнулся. Как признается сейчас Храмцов, он с товарищем, конечно, переживал, что сделка обернулась грубым надувательством. Но оставались деньги, которые следовало забрать у Данилишиной. Ведь это были кредитные ресурсы, по которым капали проценты.

И тут как гром среди ясного неба — а денег-то нет! Куда они исчезли, каким образом Данилишина с Тимошевским их успели растратить, почему прямо так — до копейки, неизвестно. Аферисты в погонах об этом не рассказывали. Просто сообщили — возвращать нечего. Мол, так сложились жизненные обстоятельства. Ну не убьете же вы нас?

Вот тут-то Храмцов с Новоселовым поняли, в какой переплет они попали. Года три они пытались достучаться до совести офицеров милиции. Те признавали наличие долга и всех документов, что сопровождали сделку. В частности, расписки. Тимошевский даже стал предлагать варианты решения проблемы. Дескать, у его друзей есть десять соток земли в Червоном хуторе и земельный пай у бабушки в Раздельнянском районе. Забирайте их в счет долга. Обманутые покупатели посмотрели, что им предложили. И отказались, потому что поняли, что их хотят надуть вторично. Земля, предложенная им, 150 тысяч долларов не стоила. Да и оформить ее технически практически не представлялось возможным.

Зато вот эти нюансы — должники долг признают и готовы вместо одной земли дать другую — дали основания Одесской областной прокуратуре увидеть в этой истории не изощренное мошенничество, а невинные гражданско-правовые отношения. Не увидели в случившемся признаков преступления и специалисты по борьбе с экономическими преступлениями Киевского райотдела милиции г. Одессы.

Год назад Храмцов обратился с иском о взыскании долга. Решением Киевского районного суда от 13 мая 2014 года его требования признаны обоснованными. С Ольги Данилишиной было принято решение взыскать один миллион двести четыре тысячи пятьсот гривен. Это 150 тысяч долларов по курсу 8,03. Также ответчица должна компенсировать истцу судебную пошлину в размере 1700 гривен и затраты на информационно-техническое обеспечение судебного процесса.

Решение Киевского районного суда вступило в законную силу, Данилишина его не обжаловала. Но исполнить его исполнительная служба не может. Потому что милиционеры, ставшие уже бывшими, уйдя на пенсию, оказались супернищими. Квартира, в которой живет Данилишина, не ее, а съемная. Другой недвижимости в виде дач, земельных участков и т.д., нет. Автомобили отсутствуют. В общем, взять в счет погашения долга нечего. Такое ощущение, что Данилишина вместе с напарником не просто хорошо подготовились к афере с землей, а очень хорошо, продумав все возможные последствия.

— Пару недель назад мы встречались с Тимошевским, — рассказывает Александр Храмцов. — Пытались объяснить ему, что из-за их аферы попали в сложную жизненную ситуацию. Ведь банковский кредит в 150 тысяч долларов мы не потянули. Вначале кое-как удавалось погашать, но потом наступил кризис, и денег свободных совсем не стало. Банк подал на Новоселова в суд, выиграл первую и вторую инстанцию. Сейчас у друга забирают дом, в котором он живет, и земельный участок. Тимошевский вроде проникся, обещал перезвонить. Надо ли говорить, что звонка мы не дождались?

История, которая приключилась с Храмцовым и Новоселовым, для них лично является частным случаем. Для Одессы же это типичное явление предкризисных времен. Бизнес тогда активно развивался, охотно помогали банки, предоставляя кредитные ресурсы. Понятно, что на такой волне предпринимательского подъема обязательно должна была быть пена мошенничества. Это естественно.

Неестественно другое — то, что с ней не боролись тогда и не борются сейчас. Ведь это какое-то Зазеркалье, когда мошенниками сегодня пытаются объявить вкладчиков прогоревших банков, которые, спасая свои сбережения, официально разделили свои вклады на несколько частей для последующей компенсации средствами Фонда гарантирования вкладов физических лиц. Мол, ай-яй-яй, как это нехорошо — пытаться спасти свои деньги. А откровенных мошенников, которые совершают заведомо липовую сделку, а потом нагло не отдают деньги, оставляют в покое, дескать, это не преступления, разбирайтесь граждане сами. Так, может, прокуратуре и правоохранительным органам пора исправить угол зрения?
7893

Комментировать: