Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас 0 ... +2
вечером 0 ... +1
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Из клубной жизни Нью-Йорка

Среда, 4 сентября 2013, 11:45

Анатолий Мазуренко

Вечерня Одесса, 09.07.2013

В этом здании располагается Нью-Йоркский Атлетический Клуб

Когда президент шахматного фонда Гарри Каспарова в США, тренер-сеньор ФИДЕ Михаил Ходарковский предложил вечером пойти в клуб, почему-то сразу вспомнилась история, поведанная как-то заслуженными артистами Украины Орысей Бурдой и Анатолием Антонюком. Им, в свою очередь, ее рассказала старшая коллега. Непосредственного отношения к данному тексту она (история) не имеет, тем не менее не могу удержаться от желания поделиться ею с читателями.

«Происходило это в 60-х годах прошлого века. Выступали мы с шефскими концертами на селе, внося, таким образом, свой вклад в борьбу за урожай и надои. Приехали однажды в какой-то колхоз. Приняли нас хорошо, вкусно накормили, отвезли в клуб. Сидим, ждем. Час, второй... В чем дело? Нам объясняют: концерт начнется после ночной дойки, так как сейчас народ на работе. Наконец, в двенадцатом часу зал заполнился. В первых рядах мужики сразу скрутили цигарки, и воздух тут же пропитался ароматом крепкого табака. Сидят, ведут серьезные беседы о политике, о погоде. Доярки, пришедшие в клуб непосредственно с фермы, прикемарили в задних рядах. Но больше всего раздражала детвора, облепившая сцену — галдят, дерутся. И это называется «искусство в массы»? Пою свою «Полтавку» и злюсь. Вдруг чувствую устремленный на себя взгляд. Прямо передо мной — ну ангелочек небесный. Неотрывно глядит на меня широко раскрытыми глазами, не упуская ни единой ноты. Настроение мгновенно меняется: в конце концов, если удалось всколыхнуть душу хотя бы одного ребенка, значит, ездили мы в эту глушь не зря. Пою, а внутри все распирает от восторга, ком к горлу подкатывает. Никогда, наверное, так искренне не пела. В конце уже не могу сдержать слез умиления, наклоняюсь и глажу моего единственного слушателя по русоволосой головке, а воно дивиться на мене очами, що благають, i каже: «Тьотю, вiдпустiть мене додому».

Нет, конечно, предположить, что на Манхэттене существуют клубы, подобные описанным в скандальной книге Галины Вишневской, я не мог. Однако тут же воображение нарисовало другую картину: ранним утром, часов эдак в шесть, идем с женой на пляж, а навстречу — веселые полуодетые компании. «Гляди-ка, — говорю своей второй половине, — ребята раньше нас пришли попляжиться». «Причем тут пляж? — возражает жена. — Это они из ночного клуба возвращаются».

«Странно, — подумал я (речь идет уже о Нью-Йорке), — неужели мой старинный друг предполагает, что меня интересуют развлечения такого рода?».

Однако следующая фраза Миши («Ты ведь, наверняка, приехал без пиджака, давай мой примерим, иначе тебя не пустят») вызвала в памяти страницы из творений Диккенса и Теккерея, Джерома и Конан-Дойля. На этот раз догадка оказалась верна.

Нью-Йоркский Атлетический Клуб (NYAC) был основан в 1868 году иммигрантами-католиками, которые в то время из-за своих религиозных убеждений подвергались гонениям. Поэтому многие годы принадлежность к клубу тщательно скрывалась от посторонних глаз. Так что «закрытость» NYAC имеет еще и исторические корни.

Но все это — дела минувших лет. Хотя и сегодня стать членом этой организации не так уж просто. Ходарковский, к примеру, проведший в стенах клуба несколько шахматных турниров и имеющий хорошие отношения с руководством, пока таковым не является. Максимум, что он может себе позволить, попросить кого-то из друзей провести небольшую экскурсию для приезжих из Одессы.

Таким гидом для нас стал Алекс Дячоу, предки которого, как следует из фамилии, когда-то жили в Украине. Нью-Йоркский Атлетический Клуб — первый в мире из себе подобных, именно здесь были организованы первые чемпионаты по легкой атлетике. Как рассказал Алекс, членами клуба завоевано 248 олимпийских медалей, 131 из которых золотая. Портреты олимпиоников (начиная с 1896 года) заполняют всю стену. Отдельно выбиты фамилии тех, кто погиб в первой и второй мировых войнах, а также сражаясь в Корее, Вьетнаме, Ираке.

Клуб представляет собой целый комплекс: это и залы, где проводят состязания по шахматам, бриджу, дартсу; и шикарный ресторан с баром; и помещения для проведения банкетов; и потрясающая библиотека. Но меня больше всего интересовал музей. Там действительно есть что посмотреть. В документах, фотографиях, экспонатах, скульптурах, биографиях великих спортсменов, тренеров, менеджеров, меценатов запечатлен огромный пласт американского любительского спорта.

Вот фотографии, датированные позапрошлым веком: усатые дядьки в смешных спортивных костюмах внимательно глядят в объектив камеры — это команды-победительницы чемпионатов 1878 года. А вот экспонаты более новые.

Альфред (Эл) Ортер — уникальнейший атлет. Он — единственный в мире четырехкратный чемпион Олимпийских игр по метанию диска (Мельбурн-56, Рим-60, Токио-64, Мехико-68). Достижение само по себе удивительное. Но изюминка заключается в том, что был он стопроцентным любителем, олимпийцем в самом истинном (по Кубертену) смысле. Ортер с отличием окончил Канзасский университет и стоял у истоков компьютерных технологий в США, был первоклассным программистом, принимал непосредственное участие в разработке компьютерной симуляции посадки модуля на Луну. В промежутках между Олимпиадами полностью отдавался работе, и тренироваться начинал лишь накануне главных стартов четырехлетия. Выиграв «золото» в Мехико, он вроде бы прекратил активные выступления, но неожиданно для всего легкоатлетического мира через двенадцать лет стал готовиться к московским Играм! И кто знает, чем бы еще удивил нас феноменальный Эл, если бы не бойкот. Еще один факт из биографии этой незаурядной личности. На склоне лет атлет увлекся абстрактной живописью, причем картины свои создавал при помощи... любимого снаряда: расстилал холст, наливал на него краску, а потом бросал в нее диск, падение которого вызывало брызги и причудливые линии. Интересно, пользовались ли эти «творения» спросом? Экспозиция об этом умалчивает.

Если Альфред Ортер пришел в клуб сложившимся атлетом, то Джимми Педро скауты клуба нашли в Денвере, штат Массачусетс, в 10-летнем возрасте. Тренируясь под руководством клубных специалистов, он через несколько лет выиграл чемпионат мира по дзюдо и дважды становился призером Олимпийских игр. Что характерно, по окончании спортивной карьеры Педро сам стал тренером и вырастил Кайлу Гаррисон, которая победила на Олимпиаде 2012 года. И представляла в Лондоне она, естественно, NYAC.

Долго мы ходили по залам Атлетического клуба. Навестили бар, насладились тишиной библиотеки. И, сидя в уютном кресле, потягивая сухое вино, я мысленно возвращался в Одессу, чья спортивная история тоже заслуживает достойного отношения. Честь и хвала создателям экспозиции в фонде Юлии Рябчинской, но, по большому счету, это всего лишь фотогалерея. У новых руководителей фонда и Клуба ветеранов большие планы, однако сумеют ли они воплотить их в жизнь без поддержки со стороны властей или спонсоров? Большого уважения заслуживает Эммануил Ганев, организовавший на рынке «Селянка» Клуб болельщиков футбола, но при наличии большого числа самых разнообразных экспонатов его детище до уровня музея не дотягивает. Ближе всего к цели подошли в ФК «Черноморец», жаль только, что тематика экспозиции ограничена. А ведь олимпийскую славу Одессе добывали отнюдь не футболисты, а легкоатлеты и волейболисты, гимнасты и стрелки, гребцы и велосипедисты, пловцы, штангисты, боксеры, фехтовальщики...

Вот такие мысли навеяло мне знакомство с одной из сторон клубной жизни города Нью-Йорка.
4970

Комментировать: