Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +2 ... +4
вечером 0 ... +2
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Искусство — место не огороженное! даже рампой...

Суббота, 11 сентября 2010, 12:11

Тина Арсеньева

Вечерняя Одесса, 09.09.2010

Впечатления первого дня пятого международного театрального фестиваля «Встречи в Одессе» были пестрыми и не во всем отрадными. То, что сегодня происходит на театральных подмостках бывших республик СССР, а ныне суверенных государств, отпустивших театр на волю стихийного рынка, сплошь да рядом интересно, скорее, социопсихологу, нежели театралу, традиционно ищущему в театре «жизнь человеческого духа»...

На малой сцене Одесского русского театра был дан спектакль Санкт-Петербургского театра «Особняк» «Кроткая», по одноименному рассказу Ф. Достоевского, в постановке Юлии Паниной.

Одесса имеет опыт освоения этого же материала, «Кроткой» Ф. Достоевского, в полупрофессиональной театральной студии Натальи Князевой «Тур де Форс», ее юными актерами-любителями, и наша газета писала об этой работе.

Точь-в-точь, как и Наталья Князева, ее петербургская коллега из профессионального театра прибегла к помощи параллельного видеоряда. В случае учеников Н. Князевой видеоряд можно было объяснить и оправдать именно как подспорье для неопытного артиста, которому было бы неимоверно трудно просуществовать в долгом и непрерывном монологе. Но в спектакле, где играют взрослые профессионалы, параллельные комментирующие видеокартинки повергают в недоумение: что, режиссер на своих актеров не полагается?

К тому же у Юлии Паниной «картинки» оказались еще те!.. Зазывно улыбающаяся и фривольно приобнажающаяся блондинка — это «кроткая»? Да это же интердевочка с Таможенной площади. Только отнюдь не Сонечка Мармеладова, а моделька для «эскорта».

Героинь, впрочем, оказалось в данном случае две — друг друга сменяли блондинка и брюнетка. Какую функцию выполняли они в этом видеоклипе, сопровождающем под «кислотную» музыку мучительный монолог «человека из подполья»? Они демонстрировали гламурные чулочки на подвязках, дрыгали ножками, выворачивались на обширной кровати. То есть всеми силенками пытались дать понять «непродвинутому» зрителю, что история, рассказанная Федором Михайловичем Достоевским, имеет в фундаменте сексуальную проблему. А они этот подтекст проявляют. В полустриптизе. А блондинка, та вообще на крупном плане стоя писает кипятком прямо себе на ноги, обутые в сапожки из бутика. Так сказать, эксцессы подсознания.

Ну, и поскольку там у Федора Михайловича речь о пистолете и о самоубийстве, то на экране обильно льется кетчуп. Или что-то другое, но вполне тошнотворное.

...Вы, боюсь, за этими пересказами забыли о герое «Кроткой». Так я о нем, да простится мне, забыла уже во время действа, — как ни растрачивал эмоции актер Дмитрий Поднозов, агрессивный видеоряд спектакля давил артиста нещадно. Полбеды бы еще агрессивный — так ведь невыносимо претенциозный, пошлый и вульгарный. Да я, при таком видеоряде, не выдержала бы даже монолога, произносимого самим Смоктуновским.

Нет, надобно быть либо дремуче невежественным в своих наивных амбициях, либо крайне циничным субъектом, чтобы подобное сценическое варево выдавать за «авангардное прочтение» классики. Я не стану вопить, что секса у нас нет, и даже не настаиваю на том, что секса у Достоевского нет. И все же, да неужто «Кроткая» — «про это»?!

Был дан также спектакль «Американская рулетка, или номер 14»: пьесу Александра Марданя под таким названием, с подзаголовком «Антикризисная комедия», поставил в Херсонском областном академическом театре им. Н.Кулиша режиссер Лаврентий Николаенко.

Вот тут и впору призвать легион социологов — пусть изучают «феномен Марданя». Да, собственно, феномен массовой культуры, она же кич, давным-давно осмыслен и описан западными искусствоведами и советскими, — сошлюсь хотя бы на блистательные эссе покойной Янины Маркулан. Пускаться в пересказы и повторы даже и неприлично. Скажу лишь, из области «ума холодных наблюдений и сердца горестных замет», что массовая культура, она же поп-культура, она же субкультура, вот уже два десятилетия триумфально шествует по сценическим подмосткам бывшего СССР, развернув знамя с демократическим девизом: «Будь проще — к тебе люди потянутся!». И имен ей — легион, своих и западных.

«Американская рулетка» — комедия, ее коллизии имеют право быть эксцентричными, но... Мы ведь помним и комедии Георгия Данелия, с вполне фантастическими сюжетными поворотами, однако из какой же гущи нашей реальности эти эксцентричности произрастали, в каких глубинах человеческой натуры коренились, какой парадоксальный взгляд на мир предлагали!.. Да, уж это интеллектуал — Гиви Данелия. Да и мастер советской мыльной оперы Эльдар Рязанов тоже кое-что в жизненных реалиях и человеческих отношениях смыслил, не из пальца свои сюжетные конструкции высасывал. Увы, в данном случае, как оно и свойственно масс-культуре, наблюдение и осмысление жизни подменяется элементарным, поверхностным узнаванием — на уровне знакомых, избитых бытовых реплик и бородатых анекдотов.

Конечно, перед нами так называемый «ситком» — комедия положений: жанр, имеющий полное право на существование и на своих поклонников. В этом смысле «Американская рулетка» сработана вполне добротно. Коллизии пьесы, впрочем, что греха таить, до того пошловаты, что герои спектакля зачастую выглядят сборищем идиотов. Это не оскорбление, это диагноз. Ну, как еще можно диагностировать, например, приглуповатую ревность героини к мужу и «кви-про-кво», проистекающие из этих конфликтов на пустом месте?.. Все предсказуемо, а от этого — скучно...

А поскольку ни о каких характерах в спектакле и речи не идет, то игра актеров, старающихся, чтобы было смешно, уж больно смахивает на кривляние, и это уже грустно. А впрочем, чего же мы хотим, после «Прекрасной няни» и прочих подобных опусов, тиражируемых в телевизионном эфире и воспринимаемых «на ура»?.. «Пипл хавает»!..

«Думаешь, мне не приходится ставить коммерческие поделки? — не без горечи сказал мне после спектакля мой приятель, гость фестиваля, режиссер. — Потому что я обязан что-то класть в кассу! Пустая касса — и прощайте, Толстой и Достоевский, потому что государство не дает нам ни копейки, на постановки сами зарабатываем».

А вечером 6 сентября мы увидели спектакль «Лунное чудовище» по пьесе Ричарда Калиноски, поставленный художественным руководителем Ереванского русского драматического театра им. К. Станиславского Александром Григоряном.

Эта вполне популярная мелодрама стала мировым феноменом, доказательством того, что популярному жанру могут быть не чужды глубокие философские подтексты. Пьеса Р. Калиноски, основанная на реальных событиях из жизни близких ему людей, была удостоена премии Осборна Ассоциации американских театральных критиков и Мольеровской премии во Франции. Тоже, конечно, по нашим временам не аргумент, ибо мало ли кто и за что сегодня у нас премии получает... и все же пьеса Р. Калиноски — настоящая драматургия. Спектакль же по ней в постановке Александра Григоряна мне довелось видеть еще пять лет назад в МХТ имени А. Чехова в составе молодых артистов «Табакерки», а теперь вот, в ином составе, на фестивале «Встречи в Одессе»... Но об этом в следующей статье.
2660

Комментировать: