Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +6
ночью +5
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Инструмент отката?

Понедельник, 24 ноября 2008, 06:07

Виталий Славин

Час пик, 17.11.2008

Сегодня себестоимость производства качественных сортов водки не превышает трех гривень за бутылку. В эту сумму входят затраты на производство, стоимость тары, этикетки, рекламы и т.д.

В конце октября КМУ принял постановление «Об установлении размера минимальных оптовых и розничных цен на отдельные виды алкогольных напитков отечественного производства». В результате бутылка водки в магазинах будет стоить не менее 14 гривень, что якобы станет инструментом вытеснения «теневой» продукции и будет способствовать укреплению здоровья нации.

«Зеленый змий» известен с древних времен. В США весьма популярна знаменитая легенда о его открытии, которую здесь сообщают каждому туристу. Индейцы одного из племен якобы пришли как-то за плодами манго много позже их созревания. Попробовав забродившие плоды, они заметно повеселели. Природный спирт пришелся им по вкусу, и они стали употреблять его часто.

Достоверность этой байки ничего, кроме гомерического смеха не вызывает. Индейцев споили европейцы. Никто не смог опередить их в «стратегическом открытии», которым благословенная Европа пыталась спаивать всех задолго до Колумба. Так было и с нашими прадедами еще при Василии Темном, когда в 1429 году генуэзские купцы преподнесли ему «аква виту» в качестве лекарственного средства. Однако их ждал конфуз: «лекарство» было признано вредным, и его запретили к ввозу на Русь.

С тех пор утекло много воды. И если говорить о сегодняшнем дне, то «аква вита» беззастенчиво приносит сумасшедшие прибыли. Причем, что интересно, в наше время украинский рынок алкоголя официально признан самым быстрорастущим в мире.

Кто и что этому способствуют? Ответ прост: власть и бизнес, которые именно в этой сфере демонстрируют свой, хотя и уродливый, зато законченный и наглядный симбиоз.

Наиболее серьезные производители «горячо поддерживают» инициативу КМУ о введении исходного и высокого порога цены на водку. Все гневно размахивают руками, убеждая нас, что сейчас доля теневого рынка алкоголя в Украине составляет около 25 процентов, а рост цены сделает благое дело («три в одном»: затруднит реализацию контрафактной продукции; пополнит бюджет страны налогами; позволит покупателю убедиться, что он купил качественный продукт, а не фальсификат).

Так и хочется по-одесски воскликнуть: «Щас!»

Наивно предполагать, что рядовой украинец будет в восторге от роста цены и поверит, что ценник является удостоверением качества. Спрос на дешевый алкоголь только возрастет. Можно не сомневаться, что возрастет и количество подпольных и полуподпольных точек продажи «паленки». При существующем уровне коррумпированности власти, нетрудно спрогнозировать, что в «тень» уйдет значительно большая часть рынка, чем до сих пор. Кроме того, можно не сомневаться, что найдется сколько угодно производителей и торговцев, которые легко сменят ценники на старой водке.

Ну, а теперь давайте поймем людей, которым бывает необходимо, в силу определенных обстоятельств (торжества, поминки и т. д) закупить большое количество алкоголя. Они ведь стараются приобрести спиртное подешевле. Если бутылка водки будет стоить не 7-10, а 14 и более гривень, этот покупатель активно начнет искать альтернативу. И, как печальный итог, страшно высокая цифра смертности от отравления фальсификатом в Украине (около 40 тысяч человек) может увеличиться.

Нельзя забывать: все антиалкогольные мероприятия, когда-либо осуществлявшиеся в мире путем введения «сухого закона» или повышения цен на спиртное, всегда заканчивались провалом. Причем, сопровождались они бурным ростом производства суррогатов и страшным числом отравлений.

Самогон нам тоже завезли из Европы. Примерно через два десятилетия, после того, как с позором отправили восвояси генуэзских купцов. Но надо отдать должное мудрым правителям на Руси: когда винокурни получили у нас широкое распространение, в 1478 году, уже при Иване III Великом была введена казенная монополия на его производство и «самоделку» подавили сразу. Этот контроль длился более двухсот лет, что позволяло нам оставаться трезвой страной при дешевой водке и без «сухого закона», пока…

Пока снова не вмешались европейцы. Первый «евроинтегратор» Петр Великий в 1716 году ввел свободу винокурения — и расползлись «самодельщики», потом — чуть ли не до Аляски. В 1762 году Екатерина II дарует привилегию винокурения дворянству, регулируя размеры производства в соответствии с рангами и титулами. К концу XVIII века практически вся водка была «домашнего» производства. Практически каждый помещик имел свой неповторимый сорт водки, применяя различные ароматизаторы и способы очистки. Вот некоторые из названий таких водок: анисовая, хренная, цикорная, ноготковая, калиновая — и так до бесконечности. Лишь в 1819 году из-за огромных злоупотреблений, воровства и ухудшения качества водки правительство Александра I сменило систему откупов на жесткую государственную водочную монополию. Государство полностью контролировало производство и оптовую продажу. Однако новый государь — Николай I — в 1826 году по совету западных экспертов частично восстанавливает откупную систему и через два года полностью отменяет государственную монополию.

Правда, уже к середине XIX века и сам Николай I понял, что мириться с этим уже нельзя. Понятие «шинкарство» становится синонимом торговли алкоголем «из-под полы», а «корчажничество» — запретным изготовлением спиртного. На рубеже XIX-XX веков, когда развилась хорошо организованная государственная винная монополия, «свободное винокурение» в европейской части нашей державы практически перестало существовать. Но как только вышло правительственное постановление о приостановлении продажи водки в связи с Первой мировой войной, подпольное производство приобрело характер эпидемии. В крестьянской среде оно стало повсеместным. В 1915 году было зафиксировано более 6 тысяч случаев самогоноварения (в 1893 таковых было 600).

Кстати, сам термин «самогоноварение» появился после Февральской революции и введения против него самых жестоких репрессивных мер.

Но проблемы подобного рода не решаются запретами. Почему сто лет назад не было проблем, с которыми мы сталкиваемся сегодня? Потому что цена на качественный алкоголь была доступной, и производить фальсификат было бессмысленно.

Доступен ли в Украине качественный алкоголь? Разговоры о том, будто он у нас — самый дешевый в мире — миф. Он намного дороже, чем, во Франции, Италии, Испании, Великобритании или США.

Если из мирового рынка водки исключить российскую, украинскую и польскую составляющие, а также потребление этого напитка в странах бывшего СССР, то окажется, что именно водку (в чистом виде) в мире пьют мало. Предпочтение отдается другим видам крепкого алкоголя, прежде всего виски. На Западе виски и другие крепкие напитки, можно купить по доступным (а, по сравнению с Украиной, сверхдоступным) ценам. Самый дешевый виски у нас стоит не менее $15–20 за бутылку. За рубежом его цена в 10 (!) раз ниже. Даже в Великобритании можно встретить канадский виски в 5 литровых канистрах, примерно по $2 за литр, что дешевле нашей нелегальной водочной продукции. В США спирт можно приобрести по цене $2–3 за литр, а водка там позиционируется так же, как у нас виски и прочая экзотическая крепкая алкогольная продукция. В магазинах Чили виноградная водка pisco стоит от $2. При этом средний реальный уровень жизни населения в этой стране выше, чем в Украине.

Есть ли за рубежом необходимость гнать самогон, пить технический спирт и жидкость для очистки стекол? Странный вопрос, не правда ли?

Уровень цен на алкоголь нельзя рассматривать без такой составляющей, как общий уровень доходов населения. Если в нынешнем году средняя зарплата в Украине рассчитана Госкомстатом на уровне 1500 грн. в месяц, или менее $300, то уровень средней зарплаты в упомянутых странах на порядок или, как минимум, в несколько раз выше.

Дешевый алкоголь массового потребления, который употребляет основная часть населения этих стран, более чем доступен. Во Франции и Германии вино можно приобрести по 2–3 евро за бутылку. В Великобритании — одной из самых пьющих и дорогих европейских стран — средняя цена на вино составляет 3,1 фунта, или около $6,5. Интересен пример США, где была поставлена задача переключить потребительские предпочтения с виски и джина на вино. При этом стоит отметить, что дешевого в нашем понимании виски в этой стране также достаточно. В итоге, Америка пьет вино по $2–5 за бутылку, что является очень низкой ценой, если сопоставить ее с украинскими ценами на подобную продукцию.

Что касается скандинавских стран, которые обычно приводят в пример, рассматривая потребление алкоголя, то, во-первых, их опыт нельзя назвать самым удачным, а во-вторых, менталитет жителей этих стран кардинально отличается от украинского. Цены на алкоголь в скандинавских винных магазинах, несомненно, выше, чем в украинских. Да и доля потребления таких напитков в этом сегменте значительна. Но в скандинавских странах и уровень жизни является одним из наиболее высоких в мире, что и позволяет потребителям тратить больше. Ну, а самый низкий уровень цен на алкоголь, по сравнению с уровнем зарплаты в мире, по мнению экспертов, — в Швейцарии. И что интересно: молодые швейцарцы курят и пьют значительно меньше, чем их ровесники несколько лет назад. Эта динамика постоянна, и она стала показателем. То есть, снижение стоимости алкоголя вызывает… снижение уровня его потребления.

О чем это говорит? Нельзя бороться за здоровье страны превратно понятыми «рыночными мерами», к которым прибегает наше Правительство. Но автор далек от мысли, что эти меры КМУ вызваны недомыслием. Все-то там «домыслили». Все-то они знают и понимают. Просто в очередной раз под благовидным предлогом лоббируют интересы крупного бизнеса, обеспечивая себе долю от получения сверхдоходов. При этом у производителей фальсификата появляется более благоприятная среда, чем вчера, у коррумпированных чиновников — больший «рынок взяток».

Только повышение общего уровня жизни, культуры, здравоохранения, охраны правопорядка позволило бы создать предпосылки для снижения общего уровня потребления алкоголя. Увы, ни одна из этих составляющих у нас не работает.
1956

Комментировать: