Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +7 ... +10
вечером +6 ... +7
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Инновационное развитие: феномен Одессы

Суббота, 6 сентября 2008, 03:27

Олег ГУБАРЬ


Одесский вестник, 23.08.2008


Одесса от момента своего рождения всегда была инновационным форпостом на каждом этапе своего развития.

Накопленный за многие годы инновационный «заряд», генетически сложившаяся для одесситов привычка быть «впереди планеты всей» вселяют уверенность, что и в своей новой истории Одесса будет законодателем мод на инновационном «подиуме». И не только для украинских городов. О светлом будущем Одессы еще будет немало сказано, но сейчас мы вернемся к ее славному прошлому.

В предыдущей публикации « Инновационное развитие: феномен Одессы («Одесский вестник», № 155 – 156 от 12.07.08 г.) мы закончили на фразе, что еще во времена Воронцова в Одессе, по существу, была создана обширная зеленая экозона, охватывавшая город кольцом. И параллельно с этим процессом начинает развиваться разнообразная научно-практическая деятельность дислоцировавшегося в Одессе Императорского общества сельского хозяйства Южной России. И здесь тоже масса приоритетов и инноваций: тонкорунное овцеводство (мериносы), шерстомойни, шелководство (Феликс де Рибас, Саламбье и др.), виноградарство и виноделие (граф Эдлинг, князь Жевахов, купец Изнар и др.), табаководство (Палимпсестов, Портнов), лесоразведение и мелиорация (Скаржинский), аграрное машиностроение (Иоганн Хен и др.).

Самым крупным инновационным проектом XIX столетия, несомненно, был проект устройства в Одессе порто-франко. Порто-франко сыграло свою весьма позитивную роль на определенных этапах эволюции города, но затем исчерпало себя настолько, что сами горожане ходатайствовали о его ликвидации. Так, если вернуться к рассуждениям, связанным с планировкой Одессы, трансформацией ее генеральных, Высочайше утвержденных планов 1803-го и последующих лет, становятся очевидны плюсы и минусы порто-франко как неестественной границы, сковывающей пространственное распространение города. Как было сказано, основная черта порто-франко проходила по линии бывших оборонительных казарм. Между тем планы 1802 – 1807 годов фиксируют предполагавшийся рост жилых кварталов далеко за эту черту. Однако порто-франко изменило первоначальное намерение градостроителей расширяться в степь и как бы надело узду на «исторический центр».

Юная Одесса складывалась из нескольких «центров кристаллизации»: Старый базар, Арнаутская Слободка, Центр (от четной стороны Почтовой улицы до Ланжероновской и от Преображенской до четной стороны Канатной). Впоследствии этот архипелаг соединился в материк. Город расползался также в направлении Нового базара и Нарышкинского спуска. Молдаванская Слободка, старые и новые мельничные места, Городская плантация, Ботанический сад, приморские хутора, окрестности Водяной балки, Пересыпь и некоторые другие места оказались за пределами границы порто-франко. Обособленное развитие «задворок» привело к ряду негативных последствий, в частности, неудачной планировке улиц.

Худший бич порто-франко — препятствие к совершенствованию местного промышленного потенциала. На таможенных заставах невозможно было убедительно доказать контролерам, какой товар произведен в Одессе, а какой доставлен из-за рубежа. Крымская кампания отрезала город от потребителей экспортируемой сельхозпродукции, спрос Европы оказался неудовлетворенным, и она спешно переориентировалась на новые рынки и новых поставщиков. Город утратил корону мирового хлебного экспортера. Надо было срочно что-то менять: устраивать паровые мукомольни, вкладывать деньги в производство. Однако местные предприниматели, заработавшие состояние на хлебном экспорте, не были готовы к такому повороту событий: не имея должного опыта, они опасались финансировать промышленность, и стали активно работать на рынке недвижимости. Ситуация до боли напоминает нынешнюю!

Впрочем, на рубеже 1850 – 1860-х гг. в Одессе стали появляться паровые мукомольни, а в 1860 г. начался и промышленный бум: открываются заводы и фабрики по производству петролеума, бумаги, уксуса, войлока, ваты, дроби, стеариновых свечей, целый ряд немалых пивных заводов, а далее — фабрики стекла, проволоки, пробок, джутовая… Здесь тоже много инноваций и приоритетов.

После открытия Суэцкого канала Одесса принялась ввозить чаи прямым путем, непосредственно из южно-китайских портов, прежде всего — из Кантона. Как известно, прежде чайные караваны шли в основном сухим путем через Кяхту. Были созданы Добровольный флот и ряд частных пароходств — также абсолютная одесская инновация. К слову, не пришло ли время использовать этот бесценный опыт формирования нового торгового флота?

К негативным последствиям промышленного бума можно отнести как бы отрезанность, изолированность города от моря. В результате активного портового строительства в 1860-е годы и позднее устройства Нового, Андросовского молов, судостроительных и судоремонтных заводов исторический центр фактически потерял выход в приморскую зону от мыса Ланжерон до Пересыпи. Устройство железнодорожной ветки в порт со стороны Водяной балки, да еще эстакады для погрузки зерна и муки на суда окончательно отделили город от моря. В свою очередь, совершенно уникальная по своим бальнеологическим показателям Пересыпь (огромная песчаная полоса, по существу пляж, между целебными Куяльницким, Хаджибейским лиманами и морским заливом) трансформировалась в экологически неблагополучную промышленную зону.

Близость порта обусловила тяготение к нему промышленных предприятий: скажем, импортное сырье не надо было далеко транспортировать, как и произведенную из него продукцию. В итоге Одесса лишилась невероятно ценной рекреационной зоны.

Здесь уместно совершить небольшой экскурс в историю формирования в Одессе промышленных зон с учетом экологической составляющей. Большинство первых промышленных предприятий располагалось за эспланадой оборонительных казарм, то есть за будущей чертой порто-франко, где имелись свободные пространства. Здесь были кирпичные, кафельный, салотопные, крахмальные, пивные и водочные предприятия, пудренная, кожевенная фабрики и другие объекты. Однако целый ряд производств некоторое время базировался буквально в центре города.

Общеизвестно наличие довольно крупных канатных заводов (Новикова, Мешкова, Голикова…) близ одноименной улицы и Арнаутской Слободки. В конце 1807 года герцог Ришелье ходатайствует об отводе места под строительство трех фабрик (по производству мыла, сальных и восковых свечей) греческому негоцианту Ф. Константинову. Эти производства вскоре вступили в строй, а находились они «ниже Карантина, к Военной гавани, по берегу моря», то есть под нынешним Приморским бульваром.

Примеры подобного рода можно умножить. Однако довольно скоро, уже в 1820-е годы, большинство из этих предприятий — в первую голову салотопных, мыльных, свечных, — были признаны вредными для здоровья горожан, и их вынесли за черту порто-франко. В историческом центре оставались, в основном, экологически безупречные производства.

Товары ширпотреба. Реализация зажигалок у нас зафиксирована в 1857 году, производство сифонов для газированной воды — в 1860-м. Тогда же впервые появились здесь и парафиновые свечи. Глицерин пришел в Одессу в 1862-м, холодильники («шкафы-ледники») — в 1863-м, копировальная бумага — в 1864-м. Швейные машинки вошли в обиход в середине 1860-х.

В 1866 году в Одессе изобрели костюмы из ткани, идущей на паруса, и из мешковины. Другими словами, джинсы пришли в мир задолго до патентования Леви Штраусом (1873 г.). Детские воздушные шарики взмыли над городом в следующем, 1867 году. Одесса была признанным центром производства музыкальных инструментов, прежде всего, пианино (Гааз, Вицман, Рауш и др.). Знаменитые одесские шарманки фабрики И. Нечады украшают собой экспозиции лучших музеев Европы и мира, а на престижных аукционах продаются по баснословным ценам.

Этот реестр можно продолжать и продолжать. Из него видно, что масса инновационных технологий, товаров, услуг вошла в одесский обиход много раньше, нежели в других городах империи. Более того, некоторые изобретены прямо на месте. Яркий пример проникновения новых технологий — «оптические фокусы» (камера-обскура), дагерротипия и фотография (калотипия). Одесса — первый в России потребитель и популяризатор фотографии: первый фотосалон функционировал здесь уже в 1842 году! В 1875-м предпринята попытка устройства фабрики «для производства паровых экипажей».

В 1876 году в Южной Пальмире начинается эпоха роликовых коньков, устраивается несколько специальных катков. В том же году на даче Ланжерона устроена подъемная машина. В феврале 1887 года представители «английского одеколона» провели первый в Одессе футбольный матч.

Наш город имеет ряд весьма значимых приоритетов в области науки, просвещения, здравоохранения, меценатства и благотворительности. Достаточно сказать, что Ришельевский лицей — второй в России после Царскосельского. Здесь были открыты первые – провинциальная Публичная библиотека и Музей древностей. В Одессе созданы первые в империи бактериологическая станция и станция скорой помощи, проведены первые полостные операции (Склифосовский), запроектирована первая подводная лодка (Джевецкий), изобретен механизм, по существу репрезентующий первый киноаппарат (Тимченко; «стробоскоп»), тут практиковались первые воздухоплаватели и авиаторы.

Говоря о разноплановых инновациях, нельзя не остановиться на истории городского самоуправления, ведь она буквально ими пестрит. Одесса была третьим в империи городом (после обеих столиц), который имел свой собственный устав, так называемое «Городовое положение» (1863 г.). Согласно этому уставу, одесская Дума избиралась тремя категориями граждан — домовладельцами, купцами и мещанами. Каждый из этих «разрядов» давал по 25 гласных, причем они должны были быть исключительно подданными России, достичь 25-летнего возраста и владеть в пределах города недвижимостью стоимостью не менее 15 тысяч рублей. 75 гласных и сословные старшины каждого разряда с заместителями выбирали на общем собрании городского голову. Довольно скоро, а именно 16 июня 1870 года, было выработано уже как бы универсальное для всех российских городов «Положение» о местном самоуправлении, реализованное в Одессе на выборах 1873 года. Избирали и могли быть избраны исключительно те из граждан, которые формировали городской бюджет и были кровно заинтересованы в глобальном процветании Одессы, ее всяческом благоустройстве, включая и правопорядок. Избирателями и избираемыми были владельцы недвижимости, содержатели торговых и промышленных заведений, регулярно уплачивающие в городскую казну определенные налоги.

Собственники, задолжавшие городу (недоимщики), из избирательного списка безжалостно удалялись. Таким образом, руководить городскими делами могли лишь те, кто эти дела фактически финансировал. Речь идет не только о коммерции, но и о медицинской помощи, содержании подкидышей, престарелых и нищих, неимущих рожениц, о дешевых столовых и чайных, различных стипендиатах, попечительствах, бесплатных образовательных учреждениях… Изложенное — убедительная демонстрация инновационности в деятельности и в самих принципах формирования местного самоуправления.

Кстати, даже в самые сложные времена своего бытия город не переставал строить амбициозные планы своего развития. Так, в 1919 году, когда власть четырежды менялась (белые, французы, белые, красные), был объявлен конкурс на проект создания района Одессы под названием «город-сад» – примерно в том же месте, где сейчас планируется создание Экогорода – парка природы, отдыха, спорта и развлечений.

В послереволюционный период Одесса вместе с советской Россией вступила на путь активной индустриализации экономики. Однако с самого начала индустриализации Одесса пошла своим, особым, путем, предопределившим развитие города в индустриальном направлении. До и особенно после войны наш город стал всесоюзным центром высокоточного станкостроения, приборостроения и предприятий по производству оборудования для пищевой промышленности. В Одессе успешно функционировало производство медицинской и лабораторной техники. Развивалась база судоремонта. Наиболее передовыми предприятиями того времени, выпускавшими высококонкурентную продукцию с большой долей экспортных поставок, были заводы: фрезерных станков, радиально-сверлильных станков, прецизионных станков, кузнечно-прессового оборудования, «Промсвязь» и другие. Высокий, а иногда и мировой уровень этих производств и выпускаемой ими продукции поддерживали такие республиканские и всесоюзные институты и конструкторские бюро как Украинский НИИ станков и инструментов, Одесское специализированное конструкторское бюро специальных станков, научно-исследовательский институт специальных способов литья, Южный (ныне Украинский) институт инженеров морского флота, одесский филиал центрального научно-исследовательского института связи, центральное конструкторское бюро связи, НИИ телевидения, НИИ пищепромавтоматики и другие.

К сожалению, наряду с экологически безопасными видами производств, в Одессе развивались предприятия среднего и тяжелого машиностроения, которые загрязняли окружающую среду. Они размещались недалеко от центра города (например, завод тяжелого краностроения) и на морском побережье (завод сельхозмашиностроения «ЗОР»). В доктрине размещения производительных сил Госплана СССР Одесса рассматривалась как универсальный город, который должен был одновременно развиваться и как индустриально-промышленный центр, и как здравница, и как туристический центр.

Такой универсализм оказался ошибочным. В результате сегодня мы получили в наследие город и с экологическими проблемами, и со слабо развитой туристической и рекреационной сферой, а также и стагнирующими промышленными предприятиями.

Повсеместно развитые страны и, в первую очередь, крупные города практически завершили переход в постиндустриальную фазу своего экономического развития. При этом наукоемкие технологии и информатизация всех сторон деятельности общества становятся основным производственным ресурсом, творческим аспектом деятельности современного специалиста – человека непрерывно обучающегося, самосовершенствующегося и повышающего свою квалификацию в течение всей жизни. Этот процесс становится глобальным и объективным.

«Постиндустриализация» Одессы уже началась, и от нас зависит то, какими темпами она будет развиваться. Есть все «генетически» свойственные нашему городу предпосылки для ускорения этого объективного процесса. Это – вопрос времени, который зависит от правильно выбранной стратегии направлений роста экономического потенциала города. И главный критерий оценки такого роста – экологическое, социальное и материальное благополучие одесситов.
1811

Комментировать: