Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -2 ... -1
ночью -4 ... -2
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Маленький генерал

Суббота, 9 марта 2013, 21:40

Игорь Плисюк

Одесский вестник, 23.02.2013

Нет нужды лишний раз говорить о том, что Одесса – город изначально многонациональный. Основанная как южный форпост бурно развивавшейся империи, она создавалась выходцами из самых разных стран. Французы, итальянцы, греки, испанцы, евреи и англичане оставили здесь свой след и потомков. «Не считая», само собой, русских и украинцев… И, конечно же, немцев, роль коих и в Российской империи, и в нашем краю была огромной. Со времен еще допетровских шли на службу государеву опытные воины и образованные механики да лекари, искали хлеба насущного искусные ремесленники. А уж после петровских реформ – и вовсе, порой жаловались на немецкое засилье. Конечно, бывали в нашей истории и монстры типа временщика Бирона, но… воля ваша, на мой взгляд, немецкий педантизм и скрупулезность большинства из них, верность долгу и державе, ставшей им родиной, зачастую вносили в российскую бесшабашную стихию необходимый стабилизирующий элемент. Любопытно, что «русские немцы» сохраняли и свои обычаи, и веру с языком, что свидетельствует о толерантности наших предков. И становились настоящими патриотами, истовыми служаками нового Отечества…

Хроника одной немецкой семьи, оставившей весьма яркий след в истории и России, и Одессы, – тема этого очерка. А начиналась она весьма бурно.

ЧЕЛОВЕК РОМАНТИЧЕСКОГО ВЕКА

В 1800 году на границе империи был арестован и сослан по этапу в Тобольскую губернию по обвинению в якобинстве немецкий литератор Август Коцебу. Впрочем, вскоре гневливый, но отходчивый император Павел, прочтя пьесу оного известного драматурга, посвященную недолгому царствованию его батюшки – Петра III, расчувствовался и вернул опального иноземца, щедро пожаловав ему имение в прибалтийских губерниях…
Здесь не место описывать жизненный путь сего весьма неординарного человека. Скажем лишь, что был он одним из самых популярных драматургов того времени, чьи пьесы шли почти до конца ХIХ века в театрах по всей Европе. Как и многие его современники, он кочевал по многочисленным тогда германским государствам, бывал и чиновником, и журналистом, и директором театров. Довелось ему служить и в России при Екатерине Великой по статской части. Не раз оказывался он втянут в бурные бумажные баталии, публикуя острые памфлеты на недругов. Но любопытна эволюция его политических взглядов: в юности — рьяный либерал и романтик, сторонник «Бури и натиска», к зрелости стал он сторонником умеренно-консервативных реформ. Должно быть, повлияли на него Французская революция и якобинский террор, свидетелем коих он был в Париже. А потому и оказался Август Коцебу в далеком Кургане по явной иронии судьбы. Затем же в течение долгих лет был он убежденным противником Наполеона, верой и правдой помогая России бороться с французской экспансией в качестве опытного пропагандиста и публициста. За что в итоге и пострадал: в 1819 году рьяный радикал, студент Занд, заколол его кинжалом в Мангейме как «русского шпиона». Ведь Коцебу смел отстаивать свои вполне умеренные взгляды, не скрывая своих симпатий к России как гаранту европейской стабильности. Увы, либеральный террор терпимостью к инакомыслию не отличался и тогда… А сыновья Августа Коцебу служили России, став достойными наследниками отца.

ВРЕМЯ СЫНОВЕЙ

Из десяти отпрысков Августа Коцебу по крайней мере четверо изрядно поддержали отцовскую славу. Военный моряк Отто стал знаменитым путешественником, совершившим три кругосветных экспедиции, в том числе совсем юным приняв участие в первом кругосветном плавании на шлюпе «Надежда» под командой Ивана Крузенштерна, его дальнего родственника. Несть числа его приключениям и открытиям, описанным им же в талантливых книгах. И сегодня второй по величине город Аляски носит имя Коцебу, есть в далеких морях и пролив Коцебу… Мориц тоже принимал участие в плавании Крузенштерна вместе с братом, став впоследствии генералом. Александр прославился как даровитый живописец-баталист. А герой сего очерка Павел, к коему мы наконец-то подошли, отличился на воинском поприще и как умелый и опытный администратор.

МАЛ ЗОЛОТНИК…

Родившийся в 1801 году Павел Евстафьевич (отчество всех российских Коцебу писалось почему-то так) с младых лет пошел по военной стезе. Закончив школу колонновожатых, был он приписан к Квартирьерской службе, то есть — военной разведке. Будучи формально штабным офицером, он уже в 1821 году оказывается на Кавказе, под командованием прославленного генерала Ермолова. И там быстро проявляет себя. Любопытно, что этот даже по тем временам невысокий юноша — «два аршина без вершка», около 140 сантиметров — компенсировал малый рост отменной храбростью. Участвуя в многочисленных стычках с немирными горцами и штурмуя аулы, он получает боевые награды – Анну IV и III степени, быстро производится из прапорщиков в поручики. А затем – бурная карьера бравого воина — персидская и турецкая кампании, снова боевые награды, в том числе и золотое оружие «За храбрость» за штурм крепости Силистрия. Причем, как и всякий военный разведчик, он сочетал в себе умение рисковать жизнью, участвуя в лихих рейдах в тыл врага и десантных операциях, искусство сбора информации о противнике и аналитические способности, помогавшие порой нанести неожиданный удар и сберечь жизни солдат. В 1830 году уже капитаном он принимает участие в картографических съемках на территории Сербии, помогая одновременно становлению ростков независимости славян на Балканах и снова ежеминутно рискуя жизнью… Во время польского восстания тоже храбро сражается и получает чины и награды. Видимо, как и многие другие люди небольшого роста, он стремился компенсировать его и умом, и храбростью. И в отличие от иных штабных не прятался за спинами солдат и строевиков. Даже его недоброжелатели, косившиеся на уж больно быстро делавшего карьеру «недоростка», да еще и «немчуру», вынужденно признавали его бесстрашие и оригинальный ум. Молодой генерал занимает высокие штабные посты и все время занимается военной разведкой на южном направлении. Увы, неудачная Восточная война, именуемая у нас Крымской, свела на нет многие его усилия. Николаевская армия явно отставала от требований времени. Однако и в ней он, человек, перешагнувший 50-летний рубеж, с генеральскими эполетами и штабными аксельбантами, лично ходит в опаснейшие десанты во вражеский тыл под Браиловом, в нынешней Румынии и под Севастополем. И снова получает за штурм все той же Силистрии золотое оружие — шпагу с брильянтами «За храбрость». На груди Павла Коцебу едва помещаются все боевые награды, в числе коих — два самых почетных офицерских ордена — Святого Георгия III и IV степени, дававшиеся за исключительные подвиги. Но война проиграна. Россия унижена, потеряв по Парижскому трактату право иметь военный флот в Черном море. И опытный воин и разведчик снова продолжает свой нелегкий труд, понимая: решающие схватки еще впереди. Но 12 декабря 1862 года он получает новое назначение, изрядно меняющее его жизнь.

ГЕНЕРАЛ-ГУБЕРНАТОР

Новороссийская губерния, огромный край со столицей Одессой, занимала крайне важное стратегическое положение. А потому назначение на пост генерал-губернатора и одновременно командующего Одесским военным округом Коцебу было понятным. С одной стороны, империя переживала бурную эпоху реформ — от отмены крепостного права до давно назревшей модернизации армии. С другой же – Одесса после войны, потеряв и статус порто-франко, и многие судоходные линии, перехваченные иностранными черноморскими портами, изрядно сдала позиции главного экспортера хлеба. Энергичный и опытный человек, Коцебу, несмотря на возраст, принялся за множество неотложных дел. Он активно помогает талантливейшему и предприимчивому Николаю Новосельскому продвигать важнейшее дело — создание и укрепление РОПИТа, мощного пароходства, которое не только стало возвращать нашим черноморским портам ключевые позиции в перевозках грузов, но и приготовило туркам неприятный сюрприз. Ведь его суда во время следующей русско-турецкой войны 1877–1878 годов быстро трансформировались в боевые корабли! Конечно же, Павел Евстафьевич, как никто другой, понимал важность этого дела для державы. Губернатор всячески способствует становлению городского самоуправления — ведь Одесса стала «полигоном» для апробирования нового Городового уложения, сделавшего Думу реальной, а не номинальной хозяйкой города. При нем вводится уличное газовое освещение и наконец-то мостятся гранитом вечно пыльные и грязные улицы, создаются долгожданные водопровод и канализация. Вместе с Новосельским, ставшим в 1867 году городским головой Одессы, он всячески поддерживает разнообразные инновации, своей властью зачастую помогая предприимчивому Николаю Александровичу в борьбе с косными гласными (депутатами) Думы. Расчищается и углубляется порт, в город привлекаются иностранные инвестиции, помогающие воплотить в жизнь многие проекты – тот же водопровод и газовое освещение, к примеру… И в то же время он способствует созданию отечественных банкирских домов. Коцебу не боится защищать интересы города и края в столице, отстаивая необходимость строительства железных дорог именно здесь, понимая: это необходимо и для переключения «хлебного потока» снова на Одессу, и для ускорения военных перевозок.
Ему не чужды и культурно-просветительские интересы. Достаточно вспомнить и создание Новороссийского университета в Одессе, и основание первой казенной женской Мариинской гимназии и Рисовальной школы.
Он основывает родильный приют для бедных матерей, впоследствии в его честь названный Павловским, вместе с женой участвуя и во множестве иных благотворительных начинаниях.
И, конечно же, не оставляет дела военные, по-прежнему бдительно следя за ситуацией в землях порубежных, одновременно готовя и модернизируя войска к грядущей войне с турками.
К сожалению, конец его одесского периода омрачен неприятной историей, которая вынудила его покинуть свой пост. Безобразный еврейский погром мая 1871 года не был им сразу подавлен. Очевидно, Коцебу излишне полагался на полицию и порядочность горожан. Однако, увидев, что беспорядки не прекращаются, ввел войска и быстро усмирил бесчинства, подвергая изловленных зачинщиков публичной порке на площадях.
Впрочем, верховная власть не отправила его в опалу. Член Государственного Совета и граф (с 1874 г.), Павел Евстафьевич до глубокой старости служил, занимая не менее важный генерал-губернаторский пост в Варшаве и командуя Варшавским военным округом на западных рубежах империи. И во многом благодаря его уму и опыту в войну 1877–1878 годов вечно неспокойная Польша не нанесла России удара в спину.
Уже в глубокой старости — в 1881 году — он участвует в работе комиссии, призванной пересмотреть военную реформу Милютина. После трагической гибели Александра II иные консерваторы норовили вернуть старые, николаевские порядки. Но опытный генерал и его товарищи не пошли у ретроградов на поводу, признав правоту реформаторов.
Он умер в 1884 году, всего несколько лет пробыв в отставке. И право, вспоминая «маленького генерала», понимаешь: этот незаурядный, мужественный и просвещенный человек еще раз доказал своей жизнью — неважно, какого ты роду-племени, важно, что ты сделал для той страны, которая стала тебе Отечеством, и для того города, которому ты посвятил плодотворнейшее десятилетие в нелегкое время перемен.
4195

Комментировать: