Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -7 ... -6
утром -5 ... 0
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Игорь Мельник: Мы возвращаем Одессе ее историю судоходства

Среда, 31 декабря 2014, 12:23

Инна Ищук, Анатолий Венгрук

Моряк, 22.04-04.05.2014

25 лет назад группа энтузиастов в Одессе взялась за реконструкцию старинных судов. На челнах, полакрах, античных диерах, ладьях одесситы боролись с бурями и течениями на реках и морях, чтобы испытать, как это делали древние мореплаватели. Теперь эти суда могут послужить украшением Одессы. На фото и в книгах запечатлены походы по Черному и Средиземному морям, Дунаю на репликах старинных судов: древнегреческой «Ивлии», финикийском «Мелькарте», лодке народов моря «Одиссее», ладье «Анне Ярославне».

Наш разговор с руководителем Центра исследований истории мореплавания, доктором исторических наук Игорем Мельником – о сохранении традиций.

Хозяин небольшой квартиры в центре Одессы, похожей на музей моделей старинных судов, встречает нас со своей верной собакой. Джина названа в честь проекта галеры «Джинестры», которая еще ждет своего исполнения.

В то время как пять более удачливых реплик древних судов уже прошли тысячи миль речных и морских просторов, прославив на всем пути Одессу. Каждому походу Игорь Мельник посвятил отдельную книгу.

Особняком стоит издание об истории зарождения и эволюции водного транспорта, опыт реконструкции которого, как говорят в таких случаях, проверен на себе.

На стенах рабочего кабинета заморские украшения путешественника: изображения древних галер, диер, якорей, морских обитателей, керамика и фолианты. Посреди кабинета одиноким островом выглядит рабочий стол писателя.

В кухне на столе недостроенная модель арабской доу.

– Это одно из уникальных судов мира – покоритель всего Индийского океана, – рассказывает Игорь, прилаживая шток. – Их конструкция позволяла достигать высокой скорости. Киль был прогнут, как два плавника уходящей в воду рыбы. На них ходили Индия, Мадагаскар, вся Африка.

СИМВОЛ ОДЕССЫ – ГАЛЕРА?

Доу пополнит коллекцию моделей судов, которые украшают гостиную Игоря. Хотя могли бы стать достоянием любого музея. Под алыми парусами рассекают волны времени венецианское судно, джонки, финикийские суда. Тут и модель галеры, проект которой еще ждет исполнения. И кстати, в будущем вполне может стать символом нашего города, так как его история тесно связана именно с античным флотом. Ведь даже якорь на гербе Одессы галерный, а не какой-нибудь другой.

– Город создавался как адмиралтейство гребного флота, – вводит в курс истории Игорь Мельник. – Тогда это было единственным средством для борьбы с турками на мелководье лиманов. Большие парусные суда не смогли бы зайти в лиманы. Основными судами были средневековые галеры, которые привез из Венеции еще Петр Первый. Такие лодки воевали также под Азовом. Адмиралтейство должно было быть на территории судоремонтного завода. Но в ходе Русско-турецкой войны турка выбили за Дунай. И тогда отпала необходимость в мелкосидящих гребных судах. Поэтому Одесса состоялась уже не как адмиралтейство, а как торговый центр.

Отдавая дань истории, Одесса могла бы сделать свою реплику галеры, которая стала бы одной из ее главных достопримечательностей. Как, например, в Санкт-Петербурге фрегат «Штандарт», символизирующий открытие морского торгового пути через Балтийское море. Или парусник «Amsterdam» – музей мореплавания в Амстердаме, где можно увидеть, как перевозился чай в ту эпоху, жили на борту офицеры и матросы. В Барселоне в память 400-летия юбилея битвы при Лепанто с турецкой эскадрой по старинным чертежам воссоздана испанская галера «Real», одно из самых посещаемых мест города. В Европе ценят и стараются как можно больше узнать о своей истории.

ВЫСТАВКА ДРЕВНЕЙШИХ ЯКОРЕЙ НА БЕРЕГАХ ГЕРМАНСКОЙ ЛИППЕ

Игорь заваривает чай крутым кипятком, угощает кисло-сладким кизиловым вареньем. Недавно он вернулся из Германии, где зимовал по семейным обстоятельствам. Родители осели там лет 10 назад. Чтобы не прерывать связи со своим любимым делом, Игорь нашел сподвижников, тоже увлеченных реконструкцией старых судов. Связался с музеем античного судоходства в Майнце, установил контакты с историками Дюссельдорфа, Бергкамена. И оказалось, что тема реплик античных судов очень востребована в этих землях.

– Земля Норд-Рейн-Вестфалия пронизана каналами, которые соединяют ее с Северным морем. В Средневековье она входила в Ганзейский союз, который объединял свободные города: Кельн, Дюссельдорф, Бремен, Осло, Лондон, Новгород, Берген. Из Новгорода везли пеньку и деготь. Из Германии сукно. Союз имел однотипные суда – когги. Это одномачтовое палубное судно с прямым парусом и высокими бортами. В городе Везеле в результате раскопок был найден когг, который теперь украшает город как символ его истории. И когда я рассказал о реконструкции древних судов, воссоздании римской диеры «Ивлии», немцы этим очень заинтересовались, – рассказывает Игорь Мельник. – Большое внимание в Германии уделяют римскому периоду. По Дунаю проходила граница, где находились мощные легионы. В Бергкамене на берегу реки Липпе, где были обнаружены остатки такого легиона, воссозданы римские казармы, госпиталь. И там проводятся праздники. Меня пригласили принять участие. Я подготовил коллекцию древних якорей, которые использовали германские племена. Выставка очень понравилась. Немцы любят прогулки выходного дня: посещают исторические места, стараются узнать как можно больше о своем прошлом. И сейчас мы хотим показать эту выставку и в других немецких городах. Немцы уделяют внимание своей истории, не скупятся на средства, когда это касается истории Германии, стараются везде ее продвигать.

Окна комнаты ненадолго наполняет солнечный свет, золотит паруса фрегатов, которые совсем недавно выставлялись в Одесском краеведческом музее. Игорь «привязывает» каждую модель к черноморскому региону.

– История судоходства в нашей бухте достаточно обширна и уникальна. И не ограничивается двумя веками существования города, – замечает историк. – Она охватывает несколько тысячелетий судоходства, начиная с античности. Это древние греки, основавшие свои полисы Пантикапей, Ольвия, Херсонес на берегах Черного моря, Римская империя, Византия, средневековая Турция, итальянские города-государства и Россия, которая присутствовала здесь благодаря колоссальным способностям казачества. Какой еще регион мира обладает такими пластами культур, начиная с архаики! Еще 1200 лет до нашей эры по Черному морю ходили народы моря, которые двигались на Малую Азию огнем и мечом и проходили Черное море, тоже через наш регион. Есть предположение, что и арабы ходили к нашим землям, вели торговлю, которая не прекращалась, несмотря на войны и политические коллизии. И все это можно рассказать, показать в экспонатах, находках, документах.

Сегодня достаточно быстрыми темпами уже воссоздается Одесский музей истории морского флота. У Игоря Мельника на этот счет свое видение:

– Обладая такой богатейшей историей судоходства, почему бы не сделать музей истории судоходства нашего региона с прикладным уклоном? Здесь можно было бы обучать школьников и курсантов морских заведений. Он будет интересен туристам всего мира и станет гордостью для одесситов.

Вкладом в такой музей могла бы стать экспозиция реплик древних судов, прошедших морскими и речными путями. Можно было бы создать исторический морской парк. Сейчас эти суда находятся за пределами города. А когда они создавались, планировалось, что после реализации проектов, посещения городов-побратимов Одессы, они будут выставлены на обозрение одесситов и гостей города. У людей могла быть возможность прикоснуться к этой эпохе, в обустроенном городе мастеров стать участниками музейного действа. Например, завязать морской узел, построить свою модель, вычислить координаты своего нахождения по звездам и картам. В Европе музеи построены именно по такому интерактивному принципу. В Амстердаме в музее Рембрандта можно самому сделать линогравюру. В деревне неандертальцев возле Дюссельдорфа, где найдены древние стоянки, высечь из камня рубильце, сделать орудие труда, которым пользовался первобытный человек.

Создание уникального музея, морского парка реплик древних судов привлечет еще больше туристов в Южную Пальмиру. Главное, чтобы эту идею поддержали власти, задача которых беречь и сохранять традиции и историю.

В гостиной Игоря Мельника паруса надежд: фрегаты, галеры, парусники. Всего в его домашней экспозиции более 60 моделей, не говоря уже о находках, привезенных из экспедиций. А начиналось все на острове Змеиный.

ЗМЕИНЫЙ ВДОХНОВИЛ НА ВОССОЗДАНИЕ АНТИЧНЫХ СУДОВ

– В 1988 году я работал в областном комитете Комсомола. И работа у нас кипела. Мы первыми придумали конкурс плакатов на Дерибасовской и многое другое. И вот к 70-летию Комсомола появилась идея сделать исторический экскурс на остров Змеиный. Тогда он был закрыт для посещения, как приграничный. Нам он был интересен своей историей, не только острова Ахилла, путешествиями аргонавтов, но и Первой и Второй мировыми войнами. В районе острова лежат три подводных лодки, погибшим морякам которых мы позже установили мемориальные плиты. Рассказали об идее Сергею Гриневецкому, на тот момент лидеру областного комсомола. Он отправил ряд писем в Министерство обороны Союза, главнокомандующему войск ПВО СССР, согласовали с погранвойсками. В экспедицию отобрали около двух десятков человек: археологи, журналисты, подводники, спелеологи, геологи. На остров нас доставил военный транспорт. За три недели собрали богатейший материал, обследовали каждую трещину, всю прибрежную территорию. Были найдены мраморные плиты, более десятка средневековых якорей, керамика. Все это и сейчас выставлено в Одесском археологическом музее.

В экспедиции был и собкор информационной программы «ВРЕМЯ», который раньше работал в Карелии. Он и рассказал, что в Петрозаводске ребята клуба «Полярный Одиссей» построили черноморскую ладью и осуществили на ней плавание к Шпицбергену. И мы подумали, что для нашего региона очень ценна была бы такая реконструкция, потому что он связан с древнегреческой культурой, мифологией. Это и древнегреческие города-полисы, и путешествия греков в Колхиду – в наши земли. Так родилась идея воссоздания античного судна. И не только. Мы хотели сделать на нем ряд экспедиций, чтобы лодка стала музеем Одессы. А мы бы продолжали строить, участвовать в десятках мероприятий по всему миру. Конечно, все это мы реализовали, построили лодки, прошли реками и морями, везде представляя Одессу. Но в родном городе представить, показать наше достояние по-человечески так и не смогли. Для нас пока не могут найти места, где можно поставить лодки на обозрение всем.

Сегодня у нас есть пять уникальных лодок разных времен: диера «Ивлия», полакр «Одесса», финикийский «Мелькарт», челн «Одиссей» и ладья «Анна Ярославна». Они разбросаны по рекам и лиманам. В любое время их можно свезти в одно место, сделав музей истории мореплавания нашего края под открытым небом.

С ГОЛОВОЙ ВЕПРЯ ПОД 45 ГРАДУСОВ К ГОРИЗОНТУ

Первая лодка Игоря Мельника – диера «Ивлия». Она символизирует самое раннее открытие черноморских земель, расцвет греческой полисной цивилизации, основание колоний городов-полисов на берегах Понта Эвксинского, в переводе с греческого – «гостеприимного моря» (Черное море). Для этой эпохи характерны биремы – двурядные суда. На них греки привозили оружие, предметы искусства, вывозили хлеб и вино. Мощь и скорость судна увеличивали за счет гребного аппарата – 48 гребцов.

– На «Ивлии» же располагалось 60 человек, – отмечает Игорь Мельник. – На каждого приходилось меньше квадратного метра. Вахты сменялись. Одни гребли, другие отдыхали. В три смены готовилась еда. Пароходство выделило нам 50 ящиков тушенки, которая хорошо шла с кашами.

Нашими спонсорами тогда выступили ЧМП, общества охраны памятников и защиты мира. Мы представляли наш парус по всей Европе с логотипом BLASCO. В экспедиции участвовали студенты со всего Союза. Мы прошли из Стамбула в Пирей, затем, обогнув Апеннинский полуостров, остановилось на острове Эльба. В следующем году пересекли по судоходным каналам практически всю Францию, вышли в Атлантический океан и участвовали в знаменитом морском фестивале «Брест-92». Тогда этот фестиваль собрал около 2000 судов из разных уголков мира. Когда «Ивлия» пришла туда, весь фестиваль нам аплодировал, – вспоминает мореход.

– Были и определенные сложности. На переходе от острова Лемнос к Афону мы попали в очень сильный шторм, так что на нашем судне был виден таран. И вот тогда этот таран в виде головы вепря становился под 45 градусов к горизонту, и так же потом опускалась корма. В экспедициях впервые в мире были проверены на практике мореходные качества древнегреческой диеры, пройдены маршруты эллинских мореходов, получены сведения античных лоций. Отработаны техника хождения под парусами античного образца, методы швартовки и постановки на якорь древних кораблей. О нас транслировал передачи «Клуб кинопутешественников» на центральном ТВ. И мне потом посчастливилось участвовать в первом съезде путешественников Советского Союза. Для нас это был огромный прорыв. Нас везде поддерживали, давали «зеленую дорогу». Проекты такого уровня представления страны всегда получали поддержку на высоком уровне. Но большая страна рухнула. И дальше нам пришлось идти уже самим.

ДЕЖАВЮ ПО-ЮГОСЛАВСКИ

Второй проект был посвящен средневековому торговому судну, полакру, которому дали название «Одесса».

– Полакры – эти незаметные двухмачтовые труженики Черного и Средиземного морей, небольшие, очень востребованные. Как челноки, сновали между портами, – рассказывает историк. – Они создавались в Италии и Греции. Бороздили наши моря и поднимались по Дунаю в район Руси. Когда проект был осуществлен, мы получили приглашение из Регенсбурга.

Стартовали мы в 1993 году в предновогодние дни. По Дунаю тогда в связи с югославскими событиями прямого хождения не было. Мы обратились в департамент Укрречфлота, и нас поставили в караван, который позволял двигаться по реке представителям ООН. Выходишь с территории Украины, тебя встречают военизированные катера, проводят обследование каравана. И так до границы с Югославией. Военные проверяли, есть ли на борту оружие, количество человек и сколько провизии. Эмбарго не разрешало ввозить что-либо в воюющую страну. По самой Югославии уже стреляли так, что нас предупредили – на палубу не выходить, никакого света. Мы шли только ночью. Справа налево то и дело летали трассеры. Перед нами в караване шло судно. И вся его рубка была пробита пулями. Но когда мы попали в Регенсбург, то были героями. На судне у нас была фотовыставка, посвященная 200-летию нашего города. Нас приглашали в мэрию, делали в честь нас торжества. Это был потрясающий прием!

Но когда мы возвращались, произошла уникальная история на пограничном пункте на выходе из Югославии. Нас приказали отцепить от каравана. Мы, конечно: почему, какая причина? Югославы все с оружием, обросшие. И объясняются по-русски. Учились-то в России, Украине. И говорят нам:

– Ваш проход стоит 19 тысяч долларов. Не платите – оставляйте лодку и езжайте домой.

Мы объясняем, что лодку строили сами. Откуда у нас такие деньги? Они же – ни в какую. Утром караван уходит, вы остаетесь. А это январь, холодина, снег.

И так получилось, что стояли мы лодкой прямо напротив окон таможни. И вот приходит к нам мужичок. Говорит, командир хочет говорить. Я пришел.

– Водка есть?

– Есть

– Неси.

Беру водку. У нас запас на судне был. Принес. И всю ночь мы с ним пили. Закуска – кислая капуста. И больше ничего. Он мне говорит:

– Вы же нас продали. Оставили нас. (И с такой болью все это). Ты знаешь, сколько семей, сколько людей погибло в эту войну?!

– Ну почему я? Я историк, делал лодку.

Закончилось это все это под утро. Мы ушли в караване. Плакали, целовались, прощались. Такая эйфория. После этого я проспал двое суток. Не мог прийти в себя.

И вот два года назад на «Одиссее» идем из Европы. Останавливаемся там же. А у меня воспоминания с этим постом тяжелые. Иду с документами. И такое впечатление, что за эти годы ничего не изменилось. Даже стены никто не красил в том помещении.

Захожу, начинаем оформлять документы на вход в Сербию. И офицер говорит:

– Но ты знаешь, что за проход Сербии надо деньги заплатить?

– 19 тысяч долларов? – спрашиваю.

– Ты что с ума сошел? Откуда ты взял такую цифру?

Я объясняю, что 17 лет назад ребята, которые здесь сидели, требовали такую сумму. И всю историю рассказываю.

Он смеется. Достает ракию. И начинается все по новой. Вот такое дежавю по-югославски, вернее, теперь уже по-сербски.

«МЕЛЬКАРТ» ПЕРЕДВИГАЛСЯ ПО ОКЕАНУ «ПРЫЖКАМИ»

Третий был «Мелькарт» – реконструкция финикийского судна. Искусные мореходы древнего мира открыли дорогу через Средиземку и Британию, вдоль всего западного побережья Африки, основав свои колонии. В VIII веке Финикия открывает свою самую великую колонию Карфаген. И уже властвует над завоеванным миром до столкновения с Римом. Именно финикийцы изменили всю технологию кораблестроения человечества, создав прообраз сегодняшних судов. До этого греки строили борта, потом вставлялись переборки. Суда были тяжеловесные. Финикийцы же придумали продольно-поперечный набор. Из цельных брусьев создавали шпангоутные ряды, на них набивали борта. Насаживали на киль и били обшивку. И суда получались легкими и быстроходными.

Это мы и опробовали на «Мелькарте», начав путешествие по традиции с фестиваля во французском Бресте. Мы повторили маршрут плавания карфагенских адмиралов Гимилькона и Ганнона, совершив двухмесячное путешествие в Атлантическом океане из города Кадиса, финикийского Гадеса, до марокканского города Сале к Канарским островам и далее к островам Зеленого Мыса. Это было незабываемое впечатление. Лодка маленькая, 12 метров, парус и весла. Когда волна идет сзади, выше, чем ты, создается впечатление – ну все, приплыли! Но благодаря легкой конструкции лодка раз – и вышла на волну. В океане совершенно другие ощущения, чем на реке. Лодка скрипит, подтекает. А до берега как до луны.

Нам постоянно нужно было следить за направлением ветра, чтобы успеть пройти из точки А в точку Б. Три дня ветер дует в одном направлении. Потом перебивка. И мы идем обратно. Через неделю приходим в место чуть ниже на 50 км от того, где стартанули. И таких прыжков было пять или шесть. Вот тут понимаешь, насколько колоссальный опыт древних – как это им удавалось. Такого опыта не наберешься просто так.

ПО ДОРОГАМ «НАРОДОВ МОРЯ»

Четвертым на воду вышел челн «Одиссей», образ судна «народов моря», которые в 300 гг. до н. э. с Балканского полуострова по Дунаю спустились в Черное море, переправились через Босфор в Малую Азию. Вели сражения с Хеттским царством, которое потерпело поражение. Затем вышли на берега Сирии, Палестины и были остановлены египетским фараоном Рамзесом Третьим. О битве, произошедшей между ними, мы знаем из описаний и барельефов в храме в Карнаке. После разгрома египтяне разрешили поселиться одному из племен «народов моря» пелештим на территории Палестины.

«Одиссей» – долбленно-выжженный челн, был сделан из двух огромных стволов 500-летних дубов, которые подарило одесситам тернопольское лестничество. На реплике архаичной лодки моряки прошли путь по Дунаю от Регенсбурга к Черному морю, вернувшись в Одессу. На базе этой экспедиции была создана выставка, которая экспонировалась в Стамбуле, Констанце, Варне, городах-побратимах Одессы. Лодка сейчас находится в Рени и ждет возможности быть выставленной в Одессе.

– В 2010 году я обратился с просьбой выставить лодку на Дне города, – отмечает директор Центра исследований мореплавания Игорь Мельник. – Хотелось показать одесситам. Но получил отказ.

Пятый проект – славянская ладья Киевской Руси «Анна Ярославна», на которой по рекам ходили славяне, перекликается с историей нашей страны. Дочь Ярослава Мудрого из стольного града Киева была отдана замуж за Генриха IV во Францию в 1050 году. Став французской королевной, она внесла огромную лепту в развитие западной культуры и даже основала несколько монастырей. В Реймсе хранится Евангелие, которое она привезла с собой из родного города. Именно с библейской книгой Анну Ярославну запечатлел скульптор Игорь Ивченко. Княжна изображена с крыльями, подобно птице, и всех подходящих к лодке покрывает крестным знамением...

Ладья «Анная Ярославна» тоже начала свой путь с французского «Бреста», побывав на грандиозном фестивале. А в этом году отправится в путь по каналам Западной Европы.

НАШ ДЕВИЗ: «СЫН ГАЛЕРНИКА – ГАЛЕРНИК»

За эти годы более 350 человек приняло участие в проектах Центра истории исследований мореплавания.

– Мы дали возможность родиться такому объединению людей совершенно разных специальностей: врачей, инженеров, рабочих, которые по сей день общаются, дружат, живут идеями. Во многих проектах побывали уже дети наших участников. И у меня мечта дожить до того времени, когда внуки моих друзей примут участие в экспедициях. У нас даже девиз такой родился: «Сын галерника – галерник».

Обо всех экспедициях, походах на репликах древних судов историк Игорь Мельник рассказал в своих трудах. На сегодня издано уже 22 книги. Особенную ценность представляет монография «Зарождение и эволюция транспортных средств и путей сообщения. Опыт реконструкции».

Ну а главная идея, как и было заявлено в начале, – собрать лодки в одном месте, сделав свой «город мастеров истории судоходства», – еще ждет своей реализации. Ведь каждому будет интересно коснуться своей истории, взяться за доску, понять, пощупать, как сложно было предкам преодолевать водную стихию. Но люди уходили в океаны и покоряли их. Мы надеемся, что Одесса оформит свой уголок, в котором поместит реликвии, прославившие ее. И все же построит свою галеру гребного флота, с которого начиналась Одесса.

– Одесса обязана своей истории, – напоминает Игорь Мельник. – И должна иметь свой символ. А не только галерный якорь на гербе.

Провожать нас вместе с хозяином выходит и Джина – напоминание хозяину о проекте «Джинестры». Хотелось бы верить, что Одесса сможет реализовать и его.
6661

Комментировать: