Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -2 ... -1
ночью -4 ... -2
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

И глянут звезды, и месяц величаво поднимется на небо…

Понедельник, 23 ноября 2015, 12:14

Мария Котова, Мария Гудыма, Евгений Женин

Слово, 19.11.2015

Помните? «Последний день перед Рождеством прошел. Зимняя, ясная ночь наступила. Глянули звезды. Месяц величаво поднялся на небо посветить добрым людям и всему миру, чтобы всем было весело колядовать и славить Христа»… Это чарующие строки из сказочно-феерической повести Николая Гоголя «Ночь перед Рождеством». Добавим — повести вечной. Потому что классика — в самом высоком, истинно нетленном смысле. И совсем-совсем скоро эта повесть оживет на сцене Одесского академического театра музыкальной комедии им. М. Водяного.

ЛЕТАЛИ НАД СЦЕНОЙ ВАРЕНИКИ

…Над сценой летают огромные вареники, тут же — кузнец Вакула, решившийся с отчаянья обратиться за помощью к самому Пацюку, здесь же — балетмейстер и артисты, артисты, артисты — и в костюмах, и в обычной одежде. А над диковинным строением, которое занимает огромную часть сцены, серебрится месяц.

Идут последние репетиции перед спектаклем, премьера которого состоится 14 и 15 ноября. Мы заходим за кулисы — и сразу ощущаем: действо ожидается удивительное, потому что все, кто на сцене, уже, кажется, вовсе позабыли о том, что там, за стенами театра, мельтешит суматошный ХХI век. Но здесь — и время другое, и обстоятельства иные, и по иным законам двигаются стрелки часов. Собственно, нет ни часов, ни стрелок, есть лишь снег, легкая метель и погружение в загадочный гоголевский мир.

Как рассказывает нам Татьяна Орел, — руководитель отдела рекламы и связей с общественностью Одесского академического театра музыкальной комедии им. М. Водяного, — мюзикл украинского композитора Игоря Поклада по произведениям Николая Гоголя «Ночь перед Рождеством» появится впервые в репертуаре театра, который так щедро балует одесского зрителя и долгожданными, и неожиданными премьерами. Музыкальный руководитель спектакля — главный дирижер театра Вадим Перевозников.

И пока полным ходом идет репетиция — столь же насыщенная и даже фантасмагоричная, как и сама повесть Гоголя, начинаешь чувствовать, как постепенно сливаются воедино реальность и вымысел, как в день сегодняшний наполняется ощущением далекого прошлого, а удивительный колорит гоголевской прозы оживает с потрясающим чувством единения со всем увиденным и услышанным. Режиссер-постановщик спектакля Николай Покотыло живет и работает в Москве, но, как сам не без удовольствия признается, родом он — из Полтавщины, посему и колядки, и религиозные песнопения, и обряды, и особый гоголевский колорит знакомы и близки ему с детства.

ИСТИННО НАРОДНЫЙ ВЕРТЕП

Художник-постановщик спектакля, главный художник театра, заслуженный художник Украины Станислав Зайцев открывает мне тайну удивительного строения, вокруг (и в котором!) происходит действие. Вот уж, в самом деле, «домик-хатынка» с ходами-переходами и прочими премудростями…

Никаких, впрочем, премудростей. Все очень органично — как в самой повести великого мастера.

— Перед нами стояла задача создать истинно народный вертеп — то место, где самым волшебным образом соединяется воедино рай и ад, земля и небо. Вот эта двухэтажная конструкция, которую вы видите перед собой на сцене, и знаменует собой вертеп, — рассказывает Станислав Зайцев.

Сразу отмечу: конструкция многосложна. С одной стороны, — это стилизация под украинское село, где происходит основное действие. И тут мы видим мотивы знаменитого украинского барокко.

— Это мотивы истинно народного украинского искусства XVIII века, то есть, эпохи, когда происходит само действие пьесы. Вертеп прокручивается по кругу — и вот вам уже дворец Екатерины. Тут использована графика. Тоже классика — элементы знаменитого «графического Петербурга». А вот боковые стороны — это хата Солохи и хата Оксаны. И здесь сложно перепутать: целующиеся птички — это, конечно же, Оксана, а вот чувственная природа Солохи передана с помощью ярких цветущих кустов, — рассказывает Станислав Зайцев.

Главный художник также отмечает, что костюмы героев создавались в ключе народного костюма. Но они не срисованы со старых картин, а поданы, конечно же, стилизовано. Это уже творческая заслуга художника по костюмам Елены Лесниковой.

СОЕДИНИТЬ ТО, ЧТО В ОБЫЧНОМ ПРЕДСТАВЛЕНИИ ВОЕДИНО НЕ «СВЯЗЫВАЕТСЯ»

Впрочем (и это уже я по собственным впечатлениям) могу добавить: все стилизации столь органично дополняют друг друга, все истинно театральные условности столь быстро «испаряются», что ощущение сопричастности вас охватывает уже с первых минут спектакля.

Режиссер спектакля Николай Покотыло, который (так уж показалось мне во время репетиции!), равно как и балетмейстер-постановщик спектакля Марина Суконцева, словно не работает, а, что называется, купается на сцене вместе с актерами, говорит, что главная задача, которую он поставил перед собой, создавая спектакль, состоит в том, чтобы соединить то, что в обычном представлении воедино не «связывается».

— Важно создать и сам образ вертепа, — некой картины особого мира, и выпукло передать целый ряд коллизий: и несчастную любовь Черта, и основную лирическую линию с дуэтом (по музыке — гениальным!) Игоря Поклада… Причем, сделать это очень ярко: ведь на сцене — мюзикл! — говорит Николай Покотыло.

— Сразу хочу оговорить: мы не привязываем этот спектакль конкретно и только к Рождеству, он, надеюсь, будет жить и сам по себе, вне зависимости от праздников и времен года. Мне было важно, чтобы получились узнаваемые образы. Мне лично они знакомы с детства. Конечно, там никто не летал на метле, и Черт не воровал месяц, но, подчеркиваю, образы мне эти знакомы. У меня на родине, на Полтавщине, «в чести» было знахарство и целительство. Бабушка в детстве меня предупреждала, что с тем или тем лучше «не водиться», а «туда» не стоит ходить… Хочу признаться: получаю удовольствие при работе с сотрудниками Одесского театра музыкальной комедии, в этом театре собран целый ряд талантливейших артистов. Еще хотел бы подчеркнуть: этот спектакль — не развлечение в чистом виде, это еще и очень серьезный спектакль с нешуточной тематикой. Прекрасная музыка подчеркивает характерность темы рождественской ночи, и я очень надеюсь, что зритель придет на спектакль с открытым сердцем, способным воспринимать происходящее на сцене.

СМЕШЕНИЕ ЖАНРОВ И СТИЛЕЙ

Образ вертепа — как центрального в спектакле — подчеркивает и балетмейстер-постановщик спектакля москвичка Марина Суконцева.

— Работать очень интересно, ведь все происходящее на сцене — стилизация, то есть, не совсем народные танцы, а именно вертеп, где все постоянно движется, вертится. Это — мистерия, фантазия, чертовщина. И все это следует передать и в движениях. Хотя, не могу не подчеркнуть, что стилизация в данном случае тесно переплетена с чисто народным юмором, иронией. Мне лично очень близка сцена со снежками. Суть в том, что Черт забрасывает людей снежками. При этом действо происходит после того, как украден месяц. И в этой сцене как раз необходимо было смешение жанров и стилей хореографии. Мы и не могли обойтись только народными танцами. Или вот свадебный обряд в конце спектакля. Он в жизни длился более двух часов, а нам необходимо было уместить весь обряд в двух номерах, к тому же так, чтобы зритель понимал, ощущал: это — свадебный обряд того времени, — рассказывает Марина.

В конце нашей беседы Марина Суконцева признается в любви к Одессе — ярко и эмоционально, точно так, как работает на сцене.

— Мне очень близка Одесса. Я могу уже сделать вывод: Одесса — это ведь тоже некое «смешение стилей»: она одновременно и абсолютно европейский город, и милейшая провинция. А ваши дворики… Самые мои увлекательные экскурсии по городу происходили именно во время знакомства с двориками Одессы: захожу, любуюсь, и все время поражаюсь и особому их уюту, и особому колориту, — говорит Марина.

Татьяна Орел рассказывает, что погружению в истинно гоголевскую атмосферу украинского села XVIII века зрителю поможет еще одна задумка театра: встречать у входа их будут молодые люди «из той эпохи» — словно сами герои «Ночи перед Рождеством» соберутся, чтобы поприветствовать зрителя XХI века. А в фойе пришедших на премьеру будет ждать выставка-ярмарка произведений украинских ремесел. И задача перед мастерами, которые представят на выставке свою продукцию, тоже была поставлена непростая: изделия должны каким-то образом отвечать духу спектакля. Так что, вполне может быть, вы сможете оставить на память о посещении этого удивительного спектакля и красные черевички, и сувенир, представляющий миску с варениками, и еще что-нибудь эдакое — удивительное и неповторимое.

— Мы делаем это для того, чтобы зритель унес с собой не только тепло исполнительского искусства, но и тепло талантливых рук человеческих, — открывает нам еще одну тайну Татьяна Орел.

Что ж, совсем скоро глянут звезды, и месяц величаво поднимется на небо… И вы погрузитесь в таинственную и величавую красоту чарующей гоголевской «Ночи перед Рождеством», которую вам с истинной любовью преподнесут создатели этого волшебного спектакля.

* * *

«Доннерветтер, мамо, що ж ты наробыла…».

Таймер, 20.11.2015

«ЗАМЕРЗАЙТЕ, МИЛЫЕ, ЧЁРТ ВАС ПОДЕРИ!».

На сцене Одесского академического театра музыкальной комедии имени Михаила Водяного прошли премьерные спектакли мюзикла по мотивам бессмертной гоголевской повести. Штатная ведьма ТАЙМЕРА Мария Гудыма сопереживала героям, летавшим над сценой.

Время летать, раз на сцене мюзикл Игоря Поклада «Ночь перед Рождеством»! Николай Васильевич Гоголь любил малороссийские сказки о полётах сверхъестественной нечисти, и в спектакле то и дело взмывают на тросах высоко-высоко весёлая ведьма Солоха и влюблённый в неё Чёрт, а затем и кузнец Вакула, который, как известно, использовал летательные способности Чёрта, побывал в Петербурге, башмачки императрицыны для невесты добыл, а обещанную душу так и не продал – молодец, перехитрил!..

Готовь сани летом, а рождественский репертуар – осенью, дальновидно решил главный дирижёр театра, заслуженный деятель искусств Украины Вадим Перевозников и предложил к постановке данное сочинение украинского композитора эстрады, театра и кино, автора хитов «Кохана», «Зелен клен», «Чарiвна скрипка», «Ой, летiли дикi гуси». Игорь Поклад, в своё время обласканный самим Михаилом Водяным и переживший немало радостных минут на одесских подмостках, с радостью воспринял тот факт, что его музыка снова зазвучит в Одессе, в том самом театре.

Мюзикл и впрямь замечательный – с мелодичной, запоминающейся музыкой, яркими музыкальными характеристиками героев, бери да ставь! Режиссёр-постановщик Николай Покотыло с большим вкусом «развёл» всю эту гоголевскую братию по нарядной сценической конструкции, напоминающей старинный кукольный театр-вертеп (сценография заслуженного художника Украины Станислава Зайцева). Балетмейстер-постановщик Марина Суконцева продемонстрировала тонкое чувство стиля, позволяющее поставить всё на свете, от гопака до менуэта.

Структурированный изначально мастерской рукой композитора, спектакль движется без запинок; ни один персонаж не находится на сцене лишнюю долю секунды. Зато отведённое время используется стопроцентно. От статной чернокосой гоголевской красавицы Оксана Натальи Ткачук отличается изяществом, блондинистой мастью, даже текст переиначили: «Как хороши мои русые косы!..». Задиристая, звонкоголосая, способная капризно вскинуться, но к финалу ставшая мягкой и нежной (Вакула-то мог и не вернуться к ней!).

Мужественный и благочестивый кузнец-художник Вакула (Сергей Федоренко) – плоть от плоти своей матушки Солохи, о которой весь околоток знает, что она ведьма. Не случайно Вакуле удаётся обмануть Чёрта, посулив ему бессмертную душу, ведь тот вздыхает по Солохе, поёт ей страстный романс («Ведьма с помелом всех с ума свела-а…»). Заслуженная артистка Украины Аурика Ахметова в роли Солохи – подросшая, налившаяся спелостью и научившаяся колдовству Оксана, манкая, задорная! Для такой Чёрт вертлявый (Сергей Мильков) способен луну с неба украсть, и неудивительно. Солоха же может вызвать вьюгу, насмешливо припевая в адрес односельчан: «Замерзайте, милые, чёрт вас подери!». Вот и сынок её легко подчиняет себе нечистую силу, использует, а потом смеётся над ней, рисуя грязные карикатуры на церковной стене. Хитёр, весь в матушку! Даже где-то жалко рогатого.

Но вернёмся в хату Солохи – в дверь стучится глубоко женатый и оттого весьма осторожный Дьяк (Андрей Мирошниченко), и Чёрта приходится прятать в мешок: молодица не заморачивается и сажает фигуру в мешке за стол, авось не заметят. С порога отправленный к законной супруге Дьяк не тушуется: «Не хочу идти я к ней, твой, Солоха, борщ вкусней!».

И ему придётся прятаться в мешок, поскольку «сквозь ледяную мглу», преодолев вьюжный путь при помощи самогонки, явился самый котирующийся у Солохи жених: вдовец Чуб (заслуженный артист Украины Сергей Лукашенко). Чуб строен, чубат, усат, красив, влюблён, и вьюга его не останавливает, он сразу же характеризуется удалой плясовой мелодией: «За окошком матушка-зима, у меня красивая кума!». Чуб – отец Оксаны, Солоха – матушка Вакулы, всё сладится, и не только у молодых…

Действие, происходящее в покоях императрицы Екатерины Великой, движется в ритме менуэта, сплошной бонтон и политес, народная артистка Украины Наталья Завгородняя демонстрирует стопроцентное попадание в образ, царицу играет свита, где верховодит элегантный граф Потёмкин (Александр Прокопович).

Верхний этаж вертепной коробки – для небожительницы-царицы, для молитвы девушек на всенощной службе и покаянной молитва Вакулы. Ведьминско-чертовские страсти в основном на «нижнем этаже», как и полагалось в рождественских мистериях, но иногда одно перетекает в другое.

Композитор Игорь Поклад и автор стихов Александр Вратарёв создали лёгкое, ироничное, праздничное произведение, тут и намёк на любвеобильность матушки Екатерины, и ропот казаков на приёме у императрицы: «Трясця твоїй мамi, що ти наробила, доннерветтер, мамо, що ж ти наробила». Мы-то знаем, «що наробыла» – в итоге земельными угодьями наделила, не поскупилась. Но уже поднимают бучу в социальных сетях слабые умы – императрица им не по нраву, как и то, что казаки ей кланяются (Гоголю виднее было, кто кому кланялся), а ещё у режиссёра диплом ГИТИСа… Плюнуть да растереть и перекреститься. А потом сходить на яркий, словно ярмарочный леденец, спектакль, потолкаться в фойе, покупая сувениры, сладости, сфотографироваться в образах героев спектакля и понадеяться, что все-все молитвы будут услышаны, сгинет разгульная чертовщина, и настанет благословенное утро.

* * *

Гоголь удмуртского разлива?

Субъективные заметки

Одесса Гоголя ценила
За юмор, удаль, ширь и силу.
Но прикатило Покотыло -
И сразу стало все уныло…

Премьера спектакля «Ночь перед Рождеством» представлена публике Одесским академическим театром музыкальной комедии им.Водяного.

Что ни говорите, а все-таки славно, когда в постановке по Гоголю наличествуют гоголевские же герои и гоголевский все-таки сюжет. Тем более, если ненароком вспомнить бросивших в дрожь наших театралов иные «шедевры» минувших и нынешних времен в Одессе: «Кармен» — якобы, Бизе по, якобы, Мериме и «Пиковую даму» — якобы, по Пушкину, «Танахшпиль» — якобы, по израильской классике, не говоря уже о так называемом «Гамлете» (который даже слово «якобы» тут вряд ли приблизит к Шекспиру хоть на йоту). Так что – перво-наперво спасибо прибывшему в Одессу для постановки «Ночи перед Рождеством» режиссеру Николаю Покотыло (Казань-Новокузнецк-Петрозаводск-Челябинск и далее везде, как в расписании пригородных электричек, шастающих по провинциям нашего северо-восточного соседа). И эта благодарность ему — за сохраненную, по крайней мере, канву гоголевской истории о черевичках, которые кузнец Вакула с помощью Черта добывает своей любимой Оксане.

На этом, однако, позвольте церемонию благодарностей в данном конкретном случае считать практически завершенной. И безотлагательно перейти к причинам столь непривычного постпремьерного аскетизма в выражении восторгов.

Итак. Как говорят в Одессе, мы имеем пару слов о назначении актеров на роли. О том, насколько соответствуют психофизические данные артистов – характерам и облику их персонажей. И умышленно тут не назовем фамилии исполнителей. Ведь артист – человек зависимый, и нравится/не нравится ему, но обязан он слушать режиссера, который лепит из него то, чего самолично желает представить публике. Даже если режиссер сей, как станут недоумевать впоследствии зрители, не знает труппы и ведет кастинг даже не на ощупь, а наобум…

Вакула – высок, тщедушен и длинноволос. С удовольствием аплодируешь исполнителю за прекрасные вокальные данные, но… памятуя о том, что он кузнец, содрогаешься от мысли, что пианистические руки или метросексуальная прическа этого, по всем статьям, Пьеро — могут попасть ненароком меж молотом и наковальней.

Оксана. Просто хорошая, судя по всему, дивчина, которая вчера – девушка, завтра – сеньорита, через неделю (согласно текущему репертуару) – мадемуазель. Нет искры — нет проблем. Пиплсхавает.

Чуб. Абсолютно гоголевский персонаж. Канонически невысокий, плотненький, с хитринкой. Интересен и убедителен с первого же появления на сцене, и уже предвкушаешь одно удовольствие за другим от его предстоящих гэгов, но… Не покидает ощущение, что актер не раскрывается даже вполовину своих возможностей – будто «задавлен» режиссером, изначально скован им.

Солоха. Привычная, согласно незабвенному образцовскому «Необыкновенному концерту», традиционная филармоническая певица русской глубинки. И настолько глубинной глубинки, что начинаешь лихорадочно гадать: Бурятия? Чувашия? Удмуртия? Мари Эл? А по уровню исполнения — уж точно: не Нормандия, не Бургундия, не Шампань, и не Прованс, и уж никак не Одесская музкомедия высочайших и эталонных образцов Людмилы Сатосовой и Виктории Фроловой. (Хотя, к слову, Фролова – и ныне в труппе, и ее подлинно украинские по духу, органике и мастерству сцена и дуэт с Владимиром Фроловым в спектакле «Планета оперетта» — классика из классики). Но мы — тут и сейчас, и логично все отсюда вытекающее, т.е. звучание малоразборчивых слов и фраз и периодически фиксируемая сценическая статика (почему-то — с акцентом на пятую точку). Где уж тут говорить о тайной страсти Солохи по Чубу… Небось, и сам Вольф Мессинг ее бы не распознал в предложенном контексте и рисунке роли… А зритель — ем паче!

Черт! Не благодаря постановщику, а явно вопреки ему – Черт! И потому оправданные зрительские овации адресованы эксцентричному и подлинно искрометному (назовем имя, артист этого заслуживает сполна!) Руслану Рудному. Не будь его – впору проспать не то, что антракт, а и финальное закрытие занавеса…

Балет… Массовка: блеклая и попсово-подтанцовочная. Невостребован оказался всегда неистощимый на талантливые находки главный балетмейстер театра Игорь Дидурко, поскольку режиссер Николай Покотыло предпочел привезти в Одессу «своего человечка» (во всех смыслах слова – своего: жену!) – Марину Суконцеву.

Колоритная, по-гоголевски эффектная музыка Игоря Поклада звучит… не для этой постановки. Точнее, музыка-то звучит очень хорошо, и наш маэстро Вадим Перевозников в который уже раз подтверждает свое заслуженно высокое реноме. Как и сценограф Станислав Зайцев, и хормейстер Юрий Топузов – наши Мастера, привыкшие к академическому статусу и академическому уровню. И оттого столь разительно отличается в лучшую сторону то, что здесь удается сделать им. Но, увы, командуют парадом не они… Постановщику же, похоже, все «чужое» — ни к чему. Он выполняет свою сверхзадачу. Какую? А вот какую, позвольте предположить.

Экзотика! – так, видимо, воспринимают где-нибудь в Бурятии, или в Ненецком национальном округе, или на Чукотке – события и реалии, суть и антураж неповторимой гоголевской Украины. И тогда откровенная махровая шароварщина, декларативная и лобовая (спасибо, хоть не лобковая!) лубочность простительны «креативному дизайнеру», фиксирующему мизансцены в пристанционном сортире на тюменских или чукотских просторах.

Меж тем, в массовых сценах на подмостках Одесской музкомедии – якобы украинцы. Якобы – оттого, что не тонкие и ироничные они, не смекалистые и веселые, как у Гоголя и как в жизни, а… тупые и типичные представители «малороссийской» глубинки, чьи образы добросовестно скалькированы с учебных пособий, что редактировались московскими телеканалами за последние два года. Зато Петербург, где средь шумного бала, как пава, царственно и величаво выплывает Императрица Российская в сопровождении Потемкина — призван убедить малоискушенную, якобы, нашу публику: да, вот здесь-то и впрямь — подлинные герои всех времен и народов, если верить режиссерской трактовке. И неслучайно именно тут падают ниц и едва ли не теряют дар речи наши с вами соотечественники… И лишь добросердечие российской императрицы, передавшей в качестве дара черевички («башмаки»!), способствует выполнению Вакулиного обещания…

И теперь – мой скромный зрительский вопрос. Если Одесса в целом, и Академический театр музкомедии – в частности, располагают великолепнейшим главрежем Владимиром Подгородинским и мощной командой тех, кого мы называли чуть ранее – нужно ли нам расстилаться перед заезжими «мэтрами», чьи достижения, мягко говоря, оказываются сомнительными? Ведь уже были такие приснопамятные «деятели» в Одессе – Евгений Лавренчук в Русском театре, Сергей Проскурня – в Оперном, Владимир Савинов – в той же Музкомедии… А конкретно из великодержавно-расейских «гениев» кое-кто еще и поныне остается в одесском театральном закулисье… Так, пардон за прямоту, какого рожна метать перед ними бисер? Ужели Гоголь бурятско-удмуртского разлива нам дороже собственно Гоголя Николая Васильевича – НАШЕГО Гоголя?
8922

Комментировать: