Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +1 ... +4
вечером -1 ... +1
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

«Греческий проект». Куртуазно-Курисовский замок XVIII века

Четверг, 15 октября 2015, 06:51

Валерий Снегирев

День, 25.08.2015

МОЖНО С УВЕРЕННОСТЬЮ ЗАЯВЛЯТЬ, ЧТО ПЕРЕД НАМИ РАБОЧИЙ МАКЕТ В УМЕНЬШЕННОМ РАЗМЕРЕ ВСЕМИРНО ИЗВЕСТНОГО АЛУПКИНСКОГО ДВОРЦА

Российской императрице Екатерине ІІ в последней четверти ХVIII века уже грезилась новая Византия с Константинополем в качестве столицы, с полным разгромом Турецкой империи и создание на ее обломках нового греческого королевства или новой Византийской империи во главе с ее внуком, которому и имя дали в честь этого проекта — Константин. Уже были отчеканены наградные серебряные медали с изображениями рушащихся минаретов Константинопольской Святой Софии и с крестом, попирающим полумесяц, двинуты армии на юг и флот в Средиземное море, чтобы поджечь Турцию «с четырех углов», как писала сама императрица — с Кавказа, Крыма, Молдавии, Греции.

Победа при Чесме, одержанная русским флотом, победы русской армии на суше, казалось, вот-вот приведут к окончательному торжеству «греческого проекта». Однако вмешались европейские страны. Россия столкнулась с «санкциями XVIII века» и резко умерила свой воинственный пыл. Екатерина получила вместо Константинополя лишь небольшие территориальные уступки по Кючук-Кайнарджийскому миру — свободный выход напрямую в Черное море через Днепровско-Бугский лиман. 18 июня 1778 года в устье Днепра был заложен город Херсон. Он стал центром зарождающегося флота на Черном море, без которого нельзя было удержать вновь приобретенное. Основываются новые города — Екатеринослав (Днепропетровск), Луганск, центр металлургии и производства оружия, выводится специальная новая «орловская» порода лошадей для гусарских и уланских полков.

ПЕРВОЕ «ПРИСОЕДИНЕНИЕ» КРЫМА

К реализации «Греческого проекта» вернулись через пять лет, после первого «присоединения» Крыма, произошедшего 28 апреля 1783 года. В этом же году небольшая русская эскадра вошла в Ахтиарскую бухту, а с 10 февраля 1784 года военно-морская база, расположенная на месте развалин древнегреческого Херсонеса/Херсона стала именоваться городом Севастополем.

Крым ускоренно «эллинизируется», нарекается Тавридой, переименовываются города: Гезлев в Евпаторию, Кафа в Феодосию, Ай-Мечеть в Симферополь. На месте Хаджибея «возникает» Одесса и т.д., и т.п.

Вновь к России применяют «европейские санкции», очередная пауза и очередная русско-турецкая война, очередной дипломатический демарш Европы, и так до апофеоза-апофигея «Греческого проекта» августа 1914-го, когда Первая мировая война начиналась под лозунгом «водрузим православный крест над Святою Софией».

Водрузили? Рухнула сама Российская империя, растеряв и свои кресты вместе с храмами.

ОСКОЛОК «ГРЕЧЕСКОГО ПРОЕКТА» В ОДЕССКОЙ СТЕПИ

От общего к частному. От глобальных геополитических имперских проектов перейдем к конкретному памятнику истории — затерянному в одесских степях.

В 1820 году в селе Покровское Одесского уезда Херсонской губернии появился замок, который служил летней резиденцией Ивану Онуфриевичу Курису. «Этнический грек», «новоиспеченный герой Новороссии XVIII века», вдохновленный глобальным «Греческим проектом», построил восточную часть дворца в мавританском стиле — с турецкими балконами и минаретами. Сходство с Воронцовским дворцом в Алупке просто поразительное, тем более что Курисовский замок начал строиться в 1810 году. Воронцов в то время был генерал-губернатором Новороссии, куда входил и Крым, и Херсонская губерния с Одесчиной. И можно с уверенностью заявлять, что перед нами в Покровском — рабочий макет в меньшем масштабе всемирно известного Алупкинского дворца. Идея соединить мавританские мотивы, средневековую готику, английский классицизм в одном дворцовом ансамбле, тем более что Воронцовский дворец строился на 20 лет позже и с гораздо большим размахом.

ВОСТОЧНАЯ ЧАСТЬ ДВОРЦА ПОСТРОЕНА В МАВРИТАНСКОМ СТИЛЕ — С ТУРЕЦКИМИ БАЛКОНАМИ И МИНАРЕТАМИ

Замок принадлежал начальнику канцелярии Александра Суворова Ивану Курису, строился в два этапа: восточная часть — в 1810 — 1820 годах зодчим итальянцем Делби, западная — в 1891 — 1892 годах одесским архитектором Николаем Толвинским. Село было переименовано в Курисово-Покровское. Дворец был достроен и расширен, крыша одного из залов оформлена в виде аквариума, который летом заполнялся водой и рыбами. Великолепные лестницы, которые вели из парка в замок, необычные башни и сам парк поражали современников. В южной части замка была устроена оранжерея, заложен лес, который сейчас называется Тилигульским региональным ландшафтным парком.

ТРИ ГОЛОВОЛОМКИ «ГЕРОЯ НОВОРОССИИ» КУРИСА

«Этнический грек» Курис Иван Онуфриевич — адъютант и «близкий друг» Суворова. Отец его Онуфрий Курис (Курысь), по преданию, — из греков, поселившихся еще при царе Алексее Михайловиче в городе Нежин. Онуфрий Курис (Курысь) служил в полтавском Малороссийском полку сотенным городовым атаманом, и в 1782 году был произведен в прапорщики, на этом его воинская карьера и биографические данные заканчиваются.

ПЕРВАЯ ГОЛОВОЛОМКА — СМЕНА ФАМИЛИИ С КУРЫСЯ НА КУРИС

Фамилия Курысь относится к распространенному типу славянских и образована от личного прозвища. Скорее всего, прозвище Курысь восходит к белорусскому глаголу «курыць», что в переводе означает «дымить». Вероятно, так прозвали того, кто жил в курной избе, топил печь «по-черному» (когда дым выходит не через трубу, а через окно и дверь).

Курысем могли назвать и того, кто часто курил. Однако не исключено, что прозвище относится к так называемым профессиональным именованиям, указывающим на род деятельности человека. Так, предок обладателя фамилии Курысь мог быть кочегаром, истопником, что, согласитесь, для его «сиятельных», пожалованных графским титулом, по крайней мере, не комильфо и не солидно.

Его сын Иван Онуфриевич эллинизирует фамилию, став Курисом. В 1773 году начинает службу в Днепровском полку рядовым. Капрал, квартирмейстер, в 1777 году — вахмистр. В 1780 году Курис был переведен в штат канцелярии Новороссийской губернии. В 1784 году он снова поступил в Малороссийский полтавский полк, а из него в 1786 году был переведен в Таврический гренадерский полк.

С этого момента начинается резкое восхождение Куриса. Он попадает под командование А. В. Суворова, только что пожалованного Екатериной ІІ чином полного генерала, то есть ставшего генерал-аншефом.

В 1787 году при отражении турецкого десанта на форт при Кинбурне (нынешняя Херсонская область) А.В. Суворов пожаловал Куриса званием секунд-майора.

11 июля 1788 года Курис участвовал в вылазке под Очаковом (нынешняя Николаевская область). Тогда же он был переведен в Петербургский драгунский полк.

Жители села Петровка (бывшего Покровского) до сих пор рассказывают местную легенду об одном эпизоде вблизи Тилигульского лимана, на подступах к Хаджибею (где впоследствии была основана Одесса), когда в стычке с турками Суворов вырвался вперед, и лошадь под ним была убита, Курис, скакавший рядом, передал ему свою лошадь. После боя Суворов, обращаясь к Курису, якобы сказал ему: «Возьми эту лошадь и объезжай на ней всю эту округу. Я буду ходатайствовать об отводе тебе в собственность этой земли».

ЕЩЕ ОДНА ГОЛОВОЛОМКА — ДВОРЯНСТВО КУРИСА

Курис, начав военную карьеру с рядового, «подлого», не дворянского, не благородного происхождения, заканчивает ее «Их Сиятельством и Их Превосходительством». Резкий взлет карьеры начался с «поцелуя Фортуны» — награждения его высшим военным орденом Георгия 3-й степени.

Первая версия одесских краеведов. При главнокомандующем Суворове Курис исполнял должность правителя дел по секретной части, во время штурма Измаила «посылаем в важнейшие места и доставлял приказания с точностью» — так о нем свидетельствовал Суворов в докладе императрице. За участие в штурме Измаила Иван Курис был повышен в чине, произведен в подполковники и по высочайшему повелению ему был дан от главнокомандующего Похвальный лист. За храбрость под Измаилом (1790г.) он получил Георгиевского кавалера. Статус полученного ордена впоследствии стал поводом для присуждения Курису дворянского звания.

ИВАН КУРИС

Вторая версия… Когда в 1791 году было торжество в Яссах по случаю заключения с Турцией Ясского мира, Суворову был прислан из Петербурга орден Георгия 3-й степени с высочайшим повелением: «Чтобы этот крест был возложен на того отличившегося в военном знании и храбрости в ту войну, которого почтит достойным главнокомандующий». И этот крест был возложен на И.О. Куриса.

Помимо несовпадения в хронологии награждения Куриса орденом Георгия 3-й степени, он единственный из всей русской армии награжден за штурм Измаила единственным Георгиевским крестом.

Штурм Измаила по-прежнему, спустя 200 лет, входит в «анналы Российской воинской славы», и сам Суворов не был награжден за этот штурм, не говоря уже о графе Кутузове, испанском герцоге де Рибасе, французских герцогах Ришелье и Ланжероне, грузинском князе Багратионе, славном атамане войска Запорожского Головатом. И высшая воинская награда начальнику канцелярии «подлого» происхождения, который вряд ли сам под турецким огнем развозил пакеты, выглядит, мягко говоря, странно. Косвенным подтверждением несостоятельности «официальной версии» служит графский герб Курисов с девизом «Да будет правда» — над графской короной на гербе рука держит не меч — «символ военных заслуг и воинской доблести», а дубовую ветвь — «символ дипломатических заслуг». Можем предположить, что Курис при штабе Суворова и позднее занимался шпионской деятельностью, и работа в штабе была оперативным прикрытием. В галантном XVIII веке профессия разведчика еще не была окутана романтическим флером.

Более правдоподобным кажется еще одна местная легенда: что Екатерина ІІ прислала единственный орден Георгия 3-й степени Суворову с лаконичной запиской «Самому достойному на усмотрение Вашему Сиятельству», и уязвленный Суворов в эмоциональном порыве, в присутствии всего блистательного штаба, воскликнул: «Все достойны, вручаю самому не достойному! Курис, на колени!». Напоминаю, что Георгиевский крест, недавно введенный в Российской империи, давал потомственное дворянство не только награжденному, но и всем его наследникам. Вот тот самый «поцелуй Фортуны», который «этнического греко-белоруса» Куриса поставил в один ряд с герцогами, князьями и т.д.

В 1794 году в Польше во время вспыхнувшего польского восстания Курис находился при Суворове во время штурма Варшавы.

В 1797 году Иван Онуфриевич был пожалован полковником в Херсонский кирасирский полк. В 1799 году по причине разбитой правой руки из кирасирского полка был перечислен в гражданскую службу с чином действительного статского советника, получив должность вице-губернатора в Новгороде. Будучи перемещен в Оренбург на должность губернатора, Курис в 1802 году уволился со службы. Еще в 1794 году он женился на Ульяне Ханенковой, дочери наказного гетмана войска запорожского. Одно время Курис жил в Одессе, в собственном доме, где позднее располагалась Северная гостиница. Известно, что он был женат во второй раз на одесситке Дуниной. С 1828 года во всех документах и переписке И.О. Курис именуется генералом.

Живя в своей деревне, «герой Новороссии» вел переписку с поэтом Державиным и графом Хвостовым. Занимался созданием мифического образа «отца-командира» — А. В. Суворова.

ТРЕТЬЯ ГОЛОВОЛОМКА — МАСОНСТВО

Все сподвижники Суворова — Кутузов, Ланжерон, де Рибас, Ришелье — были масонами. Вращаясь в кругу высокопоставленных и высокопосвященных масонов, Курис, можно смело предположить, был масоном высокого градуса посвящения. Доказательством чего служит его замок в селе Покровском. Вернее, его подземная часть, которую не показывали и не показывают туристам. Каждый зал в многоуровневом подземелье выполнен по индивидуальному уникальному проекту. Нет повторяющихся залов, тем более они сохранились гораздо лучше, чем верхние этажи, пострадавшие от пожара и варварства охотников за камнем-ракушечником. Здесь можем увидеть центральный готический зал с двумя несущими колоннами — иллюстрация для посвящения в братья ордена масонов, зал с пентаграммой из двери и арок, типичную византийскую базилику. Недавно открыт один из подземных ходов, который ведет в сторону реки Балай, которая в XVIII веке еще впадала в Тилигульский лиман, а сам лиман был соединен с Черным морем.

Берете одну из книг Дэна Брауна и пытаетесь расшифровать «код Куриса». Местные краеведы масонство Куриса обходят стороной. Строительство замка и расцвет его имения в Покровском припадает на расцвет масонства в Одессе.

МАСОНЫ ОТ ДЕРИБАСОВСКОЙ ДО ЛАНЖЕРОНА

Вовсе не случайно Лев Толстой в романе «Война и мир» писал о том, что еще в 1807 г. Пьеру Безухову одесские масоны предоставили рекомендательное письмо для его вступления в Орден.

Существуют отрывочные сведения, что в Одессе с 1803 г. существовала законспирированная масонская ложа — филиал ложи «Нептун». Исследователь масонства в Украине А. Крыжановская приводит возможную дату появления одесской ложи «Понт Евксинский» — 1803 г. Знаком ложи стало изображение парусника в море, плывущего к городу на холме, в обрамлении ветвей акации. Корабль стал символом путешествия в неведомое, напоминал об Исиде. Князья Сергей и Михаил Волконские руководили ложей «Понт Евксинский». Через князя Сергея Волконского «Понт Евксинский» был связан с «Союзом Благоденствия».

Одесская ложа становится одной из самых многочисленных в Российской империи и насчитывает около двухсот братьев. Формировалась она в среде одесских интеллектуалов, преимущественно профессоров и преподавателей, связанных с Ришельевским лицеем и Коммерческой гимназией, а также купцов французского, швейцарского, немецкого, итальянского, греческого происхождения.

Возглавил одесскую ложу француз, Великий мастер, губернатор, граф Александр-Андро Ланжерон.

УКРАИНСКИЕ МАСОНЫ В ОДЕССЕ

Среди масонов-профессоров выделялись украинцы: Иван Орлай — ключевая фигура украинского масонства (окончил Венский университет и Петербургскую медицинскую академию). До приезда в Одессу И. Орлай директорствовал в Нежинском лицее, а в 1826 — 1828 гг. был директором Одесского лицея. А также профессор философии и латыни Иван Дудрович, окончивший Харьковский университет в лицее, а в 1825 — 1826 гг. исполнял обязанности директора Ришельевского лицея. Из Харькова в Одессу прибыли профессора и преподаватели, масоны: Осип Ковалевский — профессор, преподаватель латыни и греческого, профессор Николай Жада, профессор Евгений Шкляревич; адъюнкты Иван Калиневский, Николай Даревский (директор коммерческой гимназии) и др. Масон Григорий Богаевский прибыл в Одессу из Полтавы, где он был участником ложи. В 1824 г. к одесской масонерии присоединился выдающийся деятель своего времени Кирилл Разумовский (граф, внук гетьмана Украины). После заточения в Суздальском монастыре он был сослан в Одессу за вольнодумство и «украинскую фронду» (выступал за автономию Украины). Разумовский ранее принадлежал к ордену розенкрейцеров, которые были близки масонам. В Одессе же он влился в масонский круг. Вскоре в Одессу возвращается его брат — генерал-поручик, действительный тайный советник, обер-камергер, граф Петр Разумовский, член ряда масонских лож, который наезжает в Одессу в 1806 — 1835 гг.

В 1825 г. Одессу посещают известные польские масоны, которые одновременно являлись прославленными литераторами и революционерами: И. Ежовский и А. Мицкевич. В начале 1820-х гг. масоны заняли первостепенное положение в Одессе, пытаясь создать из нее образец города будущего. Особое внимание масоны уделяли воспитанию подрастающего поколения, созданию европейской системы образования, открытию лицеев и университетов. В 1820 г., во время посещения Одессы император Александр присутствовал на масонской «агапе».

Строгий устав масонов предполагал конспирацию даже в обыденной жизни. Так, встретившись в чьем-либо салоне, масоны переговаривались условными знаками и потайными жестами, намеки делали таинственными позами.

Собирались одесские масоны на пригородных дачах. Собирались в специальных домах, особо оборудованных, характерно обставленных и символически декорированных. Александр Дерибас описывает такой дом в Барятинском переулке. Там в многоуровневом подвале проходили масонские собрания, совершались ритуалы посвящения, а по слухам, еще и хранились все деньги масонской ложи.

Дома, где основывались ложи, были связаны с системой катакомб, и масонам всегда удавалось вовремя скрыться от полиции. Властям только казалось, что с 1826 г. масоны свернули свою деятельность в Одессе. Однако еще до середины 1830-х гг. по Одессе ползли слухи, что на даче Разумовских тайно собираются масоны.

Все элементы, присущие масонскому храму, мы находим в замке Куриса в селе Петровка — потолки, украшенные пышной лепниной, бальные залы, оригинальные ниши комнат, необычная планировка.

Сегодня создан благотворительный фонд «Замок Куриса», который делает первые шаги к спасению старого замка. Проект реставрации находится на согласовании в киевских «коридорах власти», и хочется верить, что в бюрократических лабиринтах найдется нить Ариадны, которая приведет неравнодушных людей к началу фактической реконструкции и восстановления старинного замка — необыкновенного памятника украинского зодчества.

24 декабря 2014 года обрушилась самая красивая, восточная часть замка, парадный фронтон выполнен в виде морской раковины. В настоящее время укрепляются падающие стены верхнего этажа дворца, реставрируются осыпающиеся старые башни. Расчищается старинный английский парк, который сейчас больше похож на лес. И хочется надеяться, что свое 200-летие в 2020 году замок встретит в обновленном первозданном виде.
8705

Комментировать: