Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +1 ... +2
вечером +1
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Горькая правда... Исповедь украинца

Понедельник, 29 октября 2007, 09:41

Час пик, 21.10.2007

Выводы Виктора Полищука

Из свидетельств очевидцев и других материалов можно воспроизвести такой ход событий на Западной Украине в 1941-1945 годах.

ОУН, заранее подготовленная, одновременно с продвижением немецких войск на восток организовала свою, помогающую немцам, полицию. ОУН рассредоточила в Западной Украине своих эмиссаров, которые пропагандой и террором заставили многих украинских крестьян принимать участие в грабежах и жестоких убийствах мирного населения. Украинская полиция принимала участие в уничтожении еврейского и польского населения Западной Украины. Часть украинского населения не принимала участия в убийствах, помогала евреям и полякам; украинцев, которые отказывались от участия в убийствах, чаще всего уничтожали.

Убийства носили жестокий, организованный и заранее спланированный характер. На организованность и плановость уничтожения указывает также география народоубийства: оно началось с северо-востока Западной Украины, продвигалось на юго-запад, завершившись в Галичине. Убийства происходили только на тех территориях Украины, где имелось влияние ОУН. Об этом свидетельствуют факты: люди убегали в Житомирщину, где влияния ОУН не было, и там находили спасение. Убийства были делом не украинцев как членов нации, а ОУН как украинской преступной идеологии и политики.

В Украине полным ходом идет кампания по реабилитации ОУН-УПА (Виктор Полищук писал эту исповедь задолго до нынешних событий — ред.) о признании ее «героизма». К этой кампании подключились (наверное, небескорыстно) некоторые украинские историки, сделан фильм о «героизме» УПА, систематически замалчивается вопрос о массовом уничтожении украинцев и поляков. Левко Лукьяненко, посол Украины в Канаде (бывший посол — ред.), выступая по случаю юбилея УПА в Гамильтоне (Канада), сказал: «У нас в Украине об УПА долго распространялись разные басни. С приходом демократии, с возможностью говорить и распространять правду наш народ смог открыть для себя и перечитать эти славные страницы украинской истории. Я приветствую бойцов УПА в Канаде и горжусь вашим вкладом в борьбу за национальную независимость».

Неужели можно гордиться тем, что сделали ОУН-УПА в десятках и тысячах сел и городов на украинской и польской территориях?!

(Окончание. Начало в №40(339))

«Народе! Знай! Москва, Польша, Мадяри, Жидва — це Твої вороги. Нищ іх! Ляхів, жидів, комуністів знищуй без милосердя!..». Это — цитата из обращения Степана Бандеры, которое начали распространять во Львове с 30 июня 1941 года. В этот день оуновцами был принят «Акт провозглашения Украинской Державы».

«Нахтигалевцы» (бойцы батальона «Нахтигаль») под руководством теперь уже Героя Украины Шухевича выводили из домов коммунистов, евреев, поляков, их детей, которых просто вешали на столбах и балконах... Когда арестованный выходил из коридора, за дверьми получал удар молотком в висок. Он падал, а бандеровец, вооруженный карабином со штыком, прокалывал ему сердце и живот. Другие сразу же оттягивали тело и бросали на большую телегу...

Украинских солдат батальона «Нахтигаль» жители Львова называли «пташниками» из-за знаков, которые были на их автомобилях и мотоциклах. «Пташники» были в немецкой одежде и с немецкими военными знаками. Они принимали участие в массовых расстрелах.

Жена профессора Казимира Бартеля говорит: «Я обратилась за помощью к архиепископу Шептицкому, но он ответил, что не может ничего сделать. Вообще эти страшные события не были делом диких, пьяных солдат. У меня сложилось впечатление, что все делалось организованно».

Это были цитаты из книги О. Кормана, изданной в 1990 году в Лондоне. Если описанное тут — выдумка автора, если это клевета, то соответствующие деятели ОУН, в частности ОУН Бандеры, должны были привлечь автора к ответственности за «оскорбление чести и достоинства». Но за десять лет этого не сделано. Видно, не в их интересах предавать гласности эти факты...

Известный своей объективностью историк Ришард Тожецкий написал обширную рецензию на работу Давида Кагане о львовском гетто. В ней Ришард Тожецкий пишет: «Участие крайних националистов в обысках, арестах и убийствах евреев во Львове было причиной первого обращения раввина Левина к митрополиту Шептицкому, известному доброжелательным отношением к верующим евреям. Митрополит... обещал провозгласить пастырское послание, предостеречь украинцев, чтобы не совершали убийств, но одновременно признал, что он бессилен в отношении действий гитлеровцев... В конце июля украинские националисты, большей частью крестьяне из ближних сел, при участии украинской полиции, инспирированные гитлеровцами, которых было по два-три человека в каждой группе, совершали погромы евреев. Это была акция, спланированная и организованная по всей Восточной Галичине... Всех мужчин, которых поймали во время акций, сразу убивали штыками или расстреливали». Кагане обратил, однако, внимание на то, что большинство украинской интеллигенции не имело ничего общего с этими акциями. Раввин писал: «Я исполнен большого уважения в отношении части духовного сословия — украинских священников и монахов, которые подвергались опасности, спасая еврейских детей. К сожалению, это были исключения. Пастырские послания не доходили до сознания молодых украинцев».

Против кого воевала ОУН-УПА?

ОУН нарисовала перед украинцами образ врага. Кто им был? Ими были «оккупанты», «займанці», «зайди», «зрадники». Такое определение «врагов» украинского народа находим в официальных документах ОУН, начиная от постановлений Первого Конгресса украинских националистов. Словарь украинского языка под «зайдой» понимает человека, который пришел откуда-то, не местного. Чужими считали всех, кто не был украинцем, а чужеземец — враг. Это очень примитивный подход. Еще во времена Киевской Руси князья выдавали своих дочерей замуж за границу. Да и сами князья Рюриковичи были не «тутешніми», то есть местными украинцами, они пришли из Скандинавии. Развитие средств транспорта привело к массовой миграции населения. Люди смешивались между собой, становились родственниками. Кого же тогда считать врагом? Моего отца, украинца, который взял в жены полячку? А ее двоюродные сестры были православными, считали себя украинками — Надежда и Полина.

Врагами ли считать детей и внуков моей замученной бандеровцами тетки-полячки, которые и сегодня живут в Украине — Адама, Романа, Петра, Регину и их детей? А вот тетка моей жены считает себя русской, так как ее мать была русской, а отец — чех. Мать прославленного украинского режиссера Леся Курбаса была полячкой. Так Лесь Курбас — тоже враг?..

Интересно, что бы сказали идеологи ОУН, если бы индейцы создали организацию, которая поставила бы перед собой задачу огнем и железом выгнать всех «чужеземцев» из Канады и США, а среди них также украинцев, которые сто лет тому назад поселились на этом континенте или приехали после мировых войн?

Не углубляясь в нюансы, можно сказать, что поляки поселились в Западной Украине более 500 лет тому назад. Они были и среди запорожских казаков. На территории Украины были поселены немцы, чехи, армяне, евреи, русские.

Расовый подход «очищения территории», использованный ОУН, был преступлением. Он был следствием программных установок ОУН.

Сегодня, когда ОУН во всю мощь кричит о том, что она воевала на два фронта — против гитлеровцев и против большевиков, встает вопрос: против кого в действительности она воевала? До сих пор одни твердят, что ОУН-УПА боролась исключительно против большевиков, сотрудничая с немцами — это утверждали советские историки. Те, которые идут вслед за оуновской пропагандой, утверждают, что ОУН-УПА боролась одновременно на два фронта — против немцев и большевиков. Причем украинские националистические историки, как правило, замалчивают борьбу ОУН-УПА против поляков. В результате дезинформационной деятельности украинских националистических историков, а также пропаганды всех трех фракций ОУН, создается фальшивый образ действий ОУН-УПА.

На эту тему высказался д-р Владимир Кубийович, руководитель УЦК (Украинский Центральный Комитет — легальная организация, действовавшая во время фашистской оккупации, являлась одним из создателей дивизии СС «Галичина»): «Мы в УЦК призывали наших людей быть сдержанными на своих постах, не провоцировать немцев и помнить, что антинемецкие настроения помогают большевикам».

Польский историк Т. А. Ольшанский пишет: «УПА не боролась с фашизмом. Она не занималась саботажем на железных дорогах, не вела действий, поддерживающих действия Красной Армии, избегала конфликтов с вермахтом».

Более того, ОУН-УПА вначале рассчитывала на победу Германии, с которой абсолютно беспочвенно связывала надежду на построение украинского государства. Эти надежды связывались скорее с «братской» фашистской идеологией, чем со стратегией гитлеровской Германии. А после сталинградского поражения 6-й армии Паулюса ОУН начала рассчитывать на взаимное уничтожение двух воюющих сторон, а также на третью мировую войну. Нет в литературе фактов, которые бы доказывали акции УПА против немцев с целью их уничтожения.

Главный архитектор убийств

Такой архитектор был. Он имел свою резиденцию во Львове и оттуда руководил акциями. Его деятельность была строго законспирирована. Это был Микола Лебедь — шеф службы безопасности ОУН. Штаб УПА получил от Лебедя в июне 1943 года такие боевые задания:

— немедленно и как можно скорее закончить акцию тотального очищения украинской территории от польского населения;

— последовательно уничтожать внутреннего врага, то есть всех демократов из-под флага УНР (Украинской Народной Республики) и других политических группировок;

Так же беспощадно уничтожались и те из своих, кто не соглашался с методами М. Лебедя. Так, Тарас Бульба-Боровец, один из организаторов УПА, пишет о том, что когда его переговоры с Лебедем закончились неудачно, тот «вынес всему штабу заочные смертные приговоры и приказал СБ эти приговоры привести в исполнение любыми способами. Всех переловленных наших вояк братия Лебедя агитировала переходить на их сторону, а тех, кто отказывался — на месте расстреливали».

А националист крупного калибра Зиновий Кныш пишет просто: «Лебедь — палач Волыни». Теперь Лебедь живет в США. Он выезжал в Украину, принимал участие в научных конференциях, встречах по случаю юбилея УПА.

Подходя к теме методов уничтожения населения целесообразно использовать мотивы из подпольных писаний УПА того времени. «В землянках, в тени деревьев повстанцы чистили винтовки и острили сабли. А как ночь укрывала темнотой села и города, выходили они из своих укрытий. И покой ночи прорезывал свист пуль. Кто-то вскрикивал в последний раз и, умывшись своей кровью, прощался с миром».

Прочитав эти строки, я сделал пометку: «Вот и вся правда об УПА». И встала перед моими глазами нарисованная близким мне человеком картина. Ночь на 24 марта 1944 года. Все спят. После полуночи вспыхнули дома. Один из сыновей выскочил из тайника, его припалило, но он убежал. Отец его сгорел в огне собственного дома. Другой сын так и не смог выбраться из тайника и задохнулся в дыму. Мать, убегая, была ранена пулей. Семилетняя дочка, убегая, наткнулась на уповца. Он проколол ей грудь штыком. Девочка вскрикнула в последний раз и, умывшись своей кровью, прощалась с жизнью. Спокойствие ночи прорезал свист пуль.

И это творила армия. Армия, которая днем пряталась в лесу, а ночью выходила на свой нечистый промысел. Почему же эта сильная армия отсиживалась днем в своих убежищах? Почему не воевала с открытым забралом против немцев и большевиков, как ее ветераны «вспоминают» об этом? Ей, видимо, было легче ночью, как тать, выходить, сжигать свои же и польские села, а убегающих убивать выстрелами и штыками.

Читая материалы, присланные свидетелями убийств, можно засомневаться в христианской вере, в том, что человека создал Бог.

В украинском национализме нет места таким христианским добродетелям как добро, милосердие, любовь к ближнему, благородство, уважение человеческого достоинства, жалость. Зато доминирует ненависть, кровожадность, пренебрежение человеческой жизнью.

Больно мне, украинцу, писать о методах убийств, используемых ОУН-УПА. Но промолчать об этом невозможно. Для предостережения последующим поколениям. Да и теперешней молодежи из Украинской национальной ассамблеи — Украинской национальной самообороны.

Так что укрепи свои нервы читатель. Только небольшую часть примеров я приведу тут. Все они подкреплены документами.

З. Д.: «В тех, кто убегал, стреляли, на конях догоняли и убивали. В селе Гнойно бандеровцы увели в лес восемь человек и побросали живыми в колодец, куда после этого бросили гранату».

Э. Б.: «В Белозерке около Кременца бандеровцы пошли на хутор. Семнадцатилетняя Регина выскочила в окно, бандиты убили невестку и ее трехлетнего сына, которого она держала на руках. Затем подожгли хату и ушли».

А. Л.: «УПА атаковала такие села и убила в них: Куты — 138 человек, в том числе 63 ребенка; Янковицы — 79 человек, в том числе 18 детей; Островка — 439 человек, в том числе 141 ребенок; Воля Островецкая — 529 человек, из них 220 детей; Чмиков — 240 человек, из них 50 детей.

Ф. Б.: «На наш двор пришли бандеровцы, поймали нашего отца и топором отрубили ему голову, нашу сестру прокололи штыком. Мать, видя все это, умерла от разрыва сердца».

Ю. В.: «Жена брата была украинкой, и за то, что она вышла замуж за поляка, 18 бандеровцев ее насиловали. От этого шока она никогда не вылечилась, брат ее не жалел, и она утопилась в Днестре».

Т. Р.: «Во время службы Божьей напали бандеровцы, поубивали молящихся, через неделю после этого напали на наше село. Маленьких детей побросали в колодец, а тех, кто побольше, закрыли в подвале и завалили его. Один бандеровец, держа грудного ребенка за ножки, ударил его головой о стену. Мать этого ребенка закричала, ее пробили штыком».

Отдельным, весьма важным разделом в истории доказательств массового уничтожения людей, проведенного ОУН-УПА на Волыни, является книга Ю. Туровского и В. Семашко «Злодеяния украинских националистов, совершенные против населения Волыни 1939-1945 годов». Названная книга отличается объективностью. Она не пропитана ненавистью, хотя описывает мученическую смерть тысяч людей. Эту книгу не должны читать люди со слабыми нервами. В ней на 166 страницах мелкого шрифта перечисляются и описываются методы массовых убийств мужчин, женщин, детей. Вот только некоторые фрагменты из этой книги:

— 16 июля 1942 г. в Клевани украинские националисты совершили провокацию, подготовили на польском языке противонемецкую листовку. Вследствие этого немцы расстреляли несколько десятков поляков.

— 13 ноября 1942 г., Обирки, село около Луцка. Украинская полиция под командой националиста Сачковского, бывшего учителя, напала на село из-за сотрудничества с советскими партизанами. Женщин, детей и стариков согнали в одну яму, там их поубивали, а затем сожгли. 17 человек вывезли в Клевань и там расстреляли.

— Ноябрь 1942 г., околица села Вирка. Украинские националисты замучили Яна Зелинского, положив его связанным в костер.

— 9 ноября 1943 г., село Паросле в районе Сарны. Банда украинских националистов, притворясь советскими партизанами, ввела в заблуждение жителей села, которые в течение дня угощали банду. Вечером бандиты окружили все дома и убили в них все население. Было убито 173 человека. Спаслись только двое, заваленные трупами, и 6-летний мальчик, который притворился убитым. Позднейший осмотр убитых показал исключительную жестокость палачей. Грудные младенцы были прибиты к столам кухонными ножами, с нескольких человек содрали кожу, женщин насиловали, у некоторых были обрезаны груди, у многих были обрезаны уши, носы, выколоты глаза, обрезаны головы. После резни устроили у местного старосты пьянку. После ухода палачей среди раскиданных бутылок самогона и остатков еды нашли годовалого ребенка, прибитого штыком к столу, а у него во рту торчал недоеденный кем-то из бандитов кусок квашеного огурца.

И такое на 166 страницах! И это только на Волыни. А еще будет Галичина! Пусть руководители всех трех фракций ОУН подают в суд на авторов этой книги!

Участник УПА Данило Шумук приводит в своей книге рассказ уповца: «Под вечер мы вышли вновь на эти самые хутора, организовали десять подвод под маской красных партизан и поехали в направлении Корыта... Мы ехали, пели «Катюшу» и время от времени ругались по-русски...».

А теперь оуновцы утверждают, что красные партизаны убивали поляков, маскируясь под УПА!

Мой знакомый чех пишет: «Я тогда работал в местном госпитале. Как-то утром привезли двухлетнего мальчика с отрубленными руками и выколотыми глазами. Тело несчастного ребенка было покрыто синяками. Ребенок уже даже не плакал и не звал родителей. Родители ребенка были убиты».

Не могу молчать

Хватит! Хватит этих страшных описаний! Думая о них, я не могу понять психику преступников. Те, кто рубил детям руки и ноги, выкалывал глаза, разрезал животы у женщин, — как они смотрят в глаза своим внукам, смотрят на их рученьки и ноженьки?! Не встают ли перед ними образы совершенного 65 лет назад? Могут ли они спокойно спать, держа в руках нож, топор? Не ощущают ли на своих руках теплой тогда крови своих жертв?

В малайском языке есть слово «амок», которое означает вид сумасшествия — охватывающее человека желание убивать. Причины «амока» до сих пор не исследованы. А вот «амок» исполнителей директив ОУН-УПА был вызван исключительно влиянием преступной пропаганды, преступной идеологии ОУН. Все это вытекало еще со времен УВО. В опубликованной в 1929 году брошюре говорится:

«Требуется кровь? — Дадим море крови! Требуется террор? — Сделаем его адским!.. Не стыдитесь убивать, грабить и поджигать. В борьбе нет этики!».

Убивали согласно постулату: «Кто не с нами, тот против нас». Так ведь учил Д. Донцов. Ведь «Нация выше всего». А человек? А Бог? А общечеловеческие, христианские ценности? Но были ли они в доктрине и практике украинского национализма ОУН-УПА? Нет, не было им места в этой системе...

С вопросом методов убийств связана тема количества жертв ОУН-УПА. Никто не в состоянии установить теперь количество уничтоженных гитлеровцами с помощью украинской вспомогательной полиции евреев. Не нашел я и литературы, которая бы убедительно и исчерпывающе указывала на количество жертв ОУН-УПА. Правду, которая касается убитых ОУН-УПА украинцев, должны исследовать историки, которые живут на Украине... Но... Но теперь появились историки-украинцы, которые поставили перед собой задачу «научно» оправдать, даже восхвалить ОУН-УПА.

Честным же историкам будет крайне нелегко. На Украине, особенно на Западной, вновь господствует страх перед ОУН — перед Украинской национальной ассамблеей, перед Украинской национальной самообороной. Люди в Западной Украине еще помнят ОУН-УПА...

Ю. Туровский и В. Семашко называют цифру 70 тысяч погибших на Волыни, другими источниками называются также цифры в 100 и 200 тысяч убитых.

Страшные последствия злодеяний ОУН-УПА — я хочу, чтобы эти страшные годы не повторились. Однако ОУН в Украине начинает возрождаться, что представляет опасность. Поэтому я не могу молчать...

Я глубоко ошибался

Моим ошибочным выводом было то, что я считал украинский национализм отмирающим. Даже в своих разговорах в Канаде утверждал: «...Вот еще десять, еще двадцать лет, и украинского национализма не будет, его последние носители умрут». Это была моя наибольшая в жизни ошибка. Украинский национализм сохранился на Западе, его остатки все время тлели на Украине. Во время Горбачевской перестройки в СССР восстановилась экспансия украинского национализма на Украину. В этом оказался кровно заинтересован Запад.

Первыми направились туда эмиссары из ОУН, а с ними профессор Тарас Гунчак. Указания в этом направлении ему дал еще в 1987 году лидер ОУН Анатоль Каминский во время конференции в Нью-Йорке. Тогда он говорил: «...Нам необходимо создать штаб для анализа современного состояния Украины и Советского Союза для определения конкретных целей и выработки практических способов влияния на все стороны жизни. Лучше всего для этого подходит «Пролог», при условии укрепления его аппарата». А «Пролог» это и есть Тарас Гунчак. Он и начал ездить на Украину, устроился там на должность преподавателя в университете и начал пропагандировать идеи ОУН, донцовский интегральный национализм. В интервью для «Демократичної України», словно оправдываясь, он говорит, что не разделяет взглядов Донцова: «Он был прав только в 30-х годах». Жаль, что журналист не спросил: «А в 40-х, когда ОУН-УПА замучила сотни тысяч мирных жителей?».

Но, зная деятельность Тараса Гунчака, у меня нет иллюзий, ведь его шефом и наставником был Мыкола Лебедь...

Украину заливает националистическая пропаганда, националистическая идеология.

От пропаганды — к действиям. Такова логика развития событий.

ОУН, несмотря на декларации о демократизме, — тоталитарная фашистская организация. Это — угроза войны за «этническую чистоту». Это — вновь море крови, угроза не только для Украины, но и для всей Европы, всего мира!

Видит ли эту угрозу украинская элита, видит ли ее Президент Украины? Чтобы строить правовое государство, нужно выбросить идеологический балласт, базирующийся на преступлениях, следует избавиться от скверны.

Именно с целью предостеречь людей той части света, которой является моя Родина, написана эта книга.
990

Комментировать: