Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +1 ... +3
утром +2 ... +5
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

«Гавроши» одесских улиц

Суббота, 7 февраля 2009, 10:44

Влад СЛАВИН

Одесские известия, 05.02.2009

Их нетрудно заметить вблизи базаров, «макдональдсов», автостанций и железнодорожного вокзала. Они неприкаянно ходят между торговыми рядами и прилавками этих «хлебных мест» и с жалобным выражением на лицах просят деньги. В день им удается «наклянчить» до 250 и более гривень. Взрослые не верят их душещипательным легендам, но все равно подают из сострадания. Только, к сожалению, проблему беспризорности это не решает.

Как показал недавний рейд, проведенный работниками криминальной милиции по делам детей ГУМВД Украины в Одесской области, число «гаврошей» – воспитанников подвалов и темных улиц еще слишком велико для страны, декларирующей свою приверженность к европейским социальным образцам. За три дня было отправлено в приюты 27 малолетних бродяжек.

С каждым выездом милицейской спецгруппы выявлять беспризорников становилось все труднее. У них работает своя система передачи информации, объяснили мне, и они несколько дней не выходят из своих убежищ, пока длится «облава». Хотя у подростков срабатывает рефлексорный страх перед правоохранительными органами. Ведь «опера» прекрасно понимают, что перед ними дети: обездоленные, несмышленые, обделенные родительской любовью.

– Мы ведь их не наказываем и не применяем силу, как почему-то думают некоторые, – говорит мой комментатор младший лейтенант Сергей, пока мы едем в автобусе.

– Да, «опера» – не педагоги. Но каждый ли преподаватель-предметник в школе является еще и воспитателем? Единственно, что могут работники КМДД, и только они, это опрашивать детей.

Два юных оболтуса, назвавшись Денисом и Вовой, не сопротивлялись. Только с легкой досадой оглянулись на манящий снедью «Макдональдс», и зашли в автобус.

По направлению движения они быстро сориентировались:

– Это вы нас в Приморский райотдел везете?

Там они, как старожилы по знакомым местам, прошли по коридору и остановились возле нужного кабинета.

– Бывали здесь? – спрашиваю.

В тон их согласному кивку «ага!» Сергей заметил:

– Они тут частые гости. А есть и такие, которые по 10 – 20 раз попадались.

Естественно спросить: что дальше? Здесь и кроется глубокая проблема общества. Потому что дальше – ничего! У детей выясняют их анкетные данные, а потом усаживают в тот же скрипучий автобус и везут в приюты. Их в Одессе для детей региона три: на улицах Терешковой, 12 и Краснова, 3-Б, еще – на Василя Стуса областной приют «Світанок». Это не режимные заведения, там не содержат под стражей.

Как говорит заведующая «Світанком» Татьяна Кириченко, условия им создаются, насколько возможно, приближенные к домашним. Дети моются в душе, получают нормальное питание, смотрят «мультики», отсыпаются. А потом… снова уходят на зов улицы, безучастной к их судьбам. Так и растут, не понимая, что хорошо, что плохо. Не зная цену труду и заработанным деньгам. Они не приучены прикладывать длительные усилия для достижения цели. Да и цели у них нет. В примитивных мечтаниях о «крутых» машинах и особняках, они даже не догадываются откладывать на всякий грядущий случай несколько гривень.

Развлечения? Их учат старшие по возрасту бомжи. Это либо разноцветные видения, вызванные вдыханием клея «Момент», налитого в целлофановый кулек. Либо «болтушка», в основе которой марганцовка и таблетки, содержащие эфедрин или теофедрин, продаваемые без рецепта. Этот наркотический препарат переносит в легкие грезы и не вызывает привыкания. Но, после систематического пользования им в течение 3-4 месяцев, разбивает нервы, поражает психику и парализует движение ног.

Рейд показал, что большинство беспризорных попрошаек на одесских улицах – приезжие. Был даже случай, когда южное море притянуло к себе паренька из Узбекистана. Меньше – из районов Одесской области и других мест Украины. Многие едут сюда из соседних Молдовы и Приднестровья, например, из Слободзеи, откуда оказались родом Вова и Денис. С такими иностранцами хлопот больше всего.

На проведение таких обязательных действий, как установление личности подростка, поиск его родителей, среди которых немало заключенных, нужно время. А потом предстоит отправка их обратно и передача официальным представителям другой страны. Здесь ситуация предельно усложняется не столько процедурной стороной, сколько потому, что является весьма затратной.

Дело в том, что раньше на время, пока устанавливается личность, детей помещали в специальный приемник-распределитель, где они содержались до 3 месяцев. С 2005 года это учреждение, находящееся за жилмассивом Котовского, пребывает в стадии капитального ремонта. Намерение привести его в соответствие с евростандартами требует больших вложений. Как сказал его директор Валерий Николаев, стены должны быть гладкими – без «шубы», решетки на окнах заменены рамами с пуленепробиваемыми стеклами. Все коммуникативные системы здания должны быть автономными. Но денег выделили мало. В 2006 году пришлось провести марафон добровольных пожертвований на ремонт. На собранные 800 тыс. гривень был произведен ряд работ. В конце 2008 года на выделенные облгосадминистрацией 300 тыс. гривень обновлена канализация. На днях к крыльцу подвезли 5 тонн песка для штукатурных работ. Но в целом спецприемник не готов даже наполовину.

По смете 2007 года, когда по плану должен был бы завершиться ремонт, для его окончания требовалось еще 3 млн 700 тыс. гривень. Из бюджета была выделена только часть этих денег. Сейчас названной суммы явно мало.

Дорого? Но не дороже ли обходится обществу иметь деструктивную подрастающую смену, спрашивает в ответ В. Николаев. Тем более, что они вовлекают сверстников в свою беспечную бродячую жизнь. К слову, девушек на улицах не меньше, чем юношей. По опыту работников КМДД, они должны быть изолированы от остальных школьников.

А каких денег стоит передача беспризорников на границе?! Поскольку их нельзя содержать в регионе, их приходится отправлять в аналогичный киевский спецприемник. Чтобы сорванцы не сбежали по дороге, к ним приставляют двух, а лучше трех сопровождающих. Каждому нужно купить билеты, сотрудникам – оплатить командировочные. Потом, после установления личности подростка и проведения переговоров с приднестровской или иной стороной, его нужно из столицы с таким же эскортом отвезти к границе, совсем недалеко отстоящей от Одессы, и там передать властям другого государства. А «гаврош» поживет в своей непутевой семье, да и снова направится с непрошенным визитом в наш гостеприимный город. И снова история повторится после следующего рейда. Так нужен обществу или нет такой социальный объект, как спецприемник?
2086

Комментировать: