Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -7 ... -6
ночью 0
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Фонд и мошенники, или О печальном круговороте денег

Суббота, 12 сентября 2015, 23:11

Нина Перстнёва

Зеркало недели, 24.06.2015

В чем разница между заемщиками и вкладчиками? Странный вопрос, скажете вы. Однако на «финансовом майдане», где стояли и те, и другие, в центре внимания всегда были заемщики. А после того, как Верховная Рада своим решением о реструктуризации валютных кредитов взорвала социальные сети, появились призывы политиков не сталкивать лбами одних с другими. Но разве в этом проблема?

Заемщики берут чужие деньги, на время, а отдают свои, кровные, с непомерными, неподъемными процентами. Они — жертвы. Другое дело вкладчики. Они отдают свои, кои в избытке, а берут — чужие. А потому никакого сочувствия, да и особого внимания не стоят. Они — лохи. Или, что еще хуже, — мошенники.

«У нас постоянно пытаются украсть деньги», — сказал в одном из своих интервью директор-распорядитель Фонда гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ) Константин Ворушилин. Неудивительно, что после таких слов люди пишут в социальных сетях: «Снимите меня с петли»…

На самом же деле корень этой проблемы куда глубже, а истинные ее виновники — вовсе не вкладчики банков (за исключением той части крупнейших держателей депозитов, которая шла на риски осознанно и традиционно успевает забрать свое из начавшего тонуть банка). Ключевая проблема возникает намного раньше, еще когда в Национальном банке оказываются сначала не в состоянии обеспечить надлежащий надзор за финучреждениями, а впоследствии — своевременную передачу проблемных «пациентов» в ведение временной администрации, банально нарушая и попирая закон. В итоге ситуация зависает на многие месяцы, в течение которых вкладчики не могут забрать свои сбережения даже за истекшими договорами (в нарушение их конституционных прав). Зато из банков вовсю выводятся последние живые активы (и никакие кураторы не способны обеспечить контроль над ситуацией). Потом правоохранители беспомощно разводят руками, горе-чиновники и жулики-банкиры остаются безнаказанными, а вот вкладчики вынуждены не только оплачивать весь этот «банкет», но еще и унижаться в поисках снисхождения в госинстанциях для возврата своих же денег.

ФОНД НЕ ГАРАНТИРУЕТ

От руководства Фонда гарантирования вкладов физлиц неоднократно звучали заявления, что в условиях нынешнего кризиса обеспечение гарантий вкладчикам и восстановление доверия к банковскому сектору — это на сегодняшний день вопросы национальной безопасности. На деле же сотни тысяч людей, попавших под «защиту» фонда из-за банкротства банков по экономическим и политическим причинам, оказались фактически в ловушке. Тысячам вкладчиков законную компенсацию приходится выбивать, создавая союзы, сообщества, инициативные группы, устраивая митинги под стенами Верховной Рады, Кабмина и администрации президента. Если люди сегодня массово не выходят на улицу и не жгут шины, то это вовсе не означает, что горстка протестующих под госучреждениями — это обязательно кем-то проплаченные акции. Ненависть, злость, отчаяние, желание взять в руки автомат — вот что испытывают те, кто столкнулся с государственной системой, призванной обеспечить защищенность вкладов. Неужели чиновникам хочется дождаться настоящей массовости подобных протестных акций? Неужели не видно, что подобная практика уже привела к тотальной потере доверия граждан к банковской системе? Ведь для многих из них очистка банковского сектора превратилась в очистку их карманов.

То, что и банковский надзор НБУ, и система гарантирования вкладов в нашей стране не работают на заявленные законом цели, видят не только вкладчики. 3 июля 2015 г. пленум Верховного суда Украины постановил обратиться в Конституционный суд с представлением о соответствии Закона Украины «О системе гарантирования вкладов физических лиц» нормам Конституции. ВСУ согласился с коллегией судей Высшего административного суда Украины, рассмотревшей дело по иску вкладчиков банка «Таврика», что на практике цели закона (а это защита прав и законных интересов вкладчиков, укрепление доверия к банковской системе, стимулирование привлечения в нее средств) не работают. Закон ставит граждан в неравные условия при возмещении депозитных средств. Но, и это еще хуже, лишает их права собственности, что противоречит нормам Конституции.

Речь в данном случае идет в основном о сбережениях свыше 200 тыс. грн. Их возмещение, как известно, фондом не гарантируется. По закону вкладчики свыше этой суммы могут рассчитывать на компенсацию за счет продажи имущества банка, но лишь в четвертую очередь, после того, как свое получит государственный Фонд гарантирования вкладов.

Но проблема еще и в том, что наша держава в лице НБУ не гарантирует защищенность, а в лице ФГВФЛ — возврат вкладов и в пределах до 200 тыс. На самом деле 100-процентная гарантия — фикция. Так, валютные депозиты возвращают в гривнях по курсу НБУ на момент ввода в банк временной администрации. А выплачивать начинают спустя несколько месяцев, когда от прежнего курса может не остаться и следа. И вкладчик на руки зачастую получает в разы меньшую сумму. К примеру, долларовые вклады клиентам «ВиЭйБи банка» фонд пересчитал по курсу 15,14 грн/долл. А выплачивать начал, когда официальный курс гривни к доллару перевалил за 28, а коммерческий — был еще выше. Вкладчикам «Имексбанка» — по 15,81 грн/долл. Правда, есть перекосы и в другую сторону. К примеру, вкладчикам банка «Стандарт» долларовые сбережения возвращают сегодня по курсу 27,3, банка «Киев» — по 28,29 грн/долл. То есть кому как повезет. Скажем, вкладчикам самого крупного «Дельта банка» долларовые вклады пересчитали по курсу 26,8, а в евро — по 30,1, но до конца выплат далеко, а курс ползет вверх. При этом счета десятков тысяч вкладчиков заблокированы, и когда по ним начнутся выплаты, неизвестно.

Система гарантирования вкладов становится все больше похожей на лотерею. Причем вкладчика не только ждет «выигрыш» в виде его же собственных сбережений, но и может угрожать уголовная ответственность.

ВМЕСТО ВКЛАДА — УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

Первые банкротства банков показали, что спасение сбережений вкладчиков — дело рук самих вкладчиков. А поэтому массовый характер приобрело такое явление, как дробление вкладов. То есть переброска в пределах одного банка части сбережений, превышающих 200 тыс. (в том числе из-за скачка курса гривни к доллару), на счета родственников. В случае признания банка неплатежеспособным они наравне со всеми могут претендовать на возмещение средств. Законом такие операции не запрещены. Правительство своим законопроектом № 2045-а попыталось запретить возмещение средств по вкладам, открытым в результате дробления. Но под натиском перепуганных вкладчиков, которые не верят, что в нашей стране закон обратной силы не имеет, эта норма не прошла. Зато прошла норма, позволяющая признавать такие договора ничтожными. Но для их выявления фонду еще предстоит разработать порядок. Хотя до этого он обходился и без него.

Дробление вкладов — это действительно увеличение нагрузки на ФГВФЛ. А потому чиновники с самого начала повального банкротства банков под предлогом выявленных в этом вопросе злоупотреблений стали искать способы прикрыть законную лазейку, притягивая за уши то одну, то другую статью для признания депозитных договоров ничтожными, а действий вкладчиков — мошенническими. «Вступив в преступный сговор с сотрудниками банка с целью завладения деньгами фонда», — вот формулировки из судебных исков против вкладчиков. И только после того, как суды стали выносить решения в пользу граждан, риторика изменилась.

Руководство ФГВФЛ стало говорить о законном и незаконном дроблении, о здравом смысле, видеть разницу между физлицами и юрлицами, открывавшими счета на своих сотрудников или подставных лиц, между миллионерами и середнячками, чьи сбережения перестали вписываться в гарантированную государством сумму из-за резкой девальвации гривни.

Но заявления и действия — это две большие разницы. Так, комментируя в СМИ ситуацию с блокированием счетов в «Дельта банке», руководство ФГВФЛ заявило, что специалисты, мол, разберутся, кто, как и с какой целью дробил вклады: ночью или днем, перед самым заходом временной администрации или гораздо раньше, со злым умыслом или без него, с целью обокрасть фонд или по иным объективным причинам. Но, увы. Счета почти 18 тыс. вкладчиков «Дельты» остаются заблокированными, хотя с момента введения временной администрации прошло уже пять месяцев (она введена в банк на полгода и может быть продлена еще на один месяц). При этом в «черный» или «серый» список попали не только новые счета, но и старые, открытые задолго до признания «Дельты» проблемным банком.

Как правило, в такой ситуации вкладчики не могут достучаться до временного администратора. На их запросы приходят стандартные ответы: «операции касательно выплат временно ограничены», «уполномоченное лицо имеет право». Попасть же на прием к этому лицу нереально. Запись, как правило, закрывается до окончания работы временной администрации. В итоге вкладчик оказывается в информационном вакууме. Чиновник становится главным и недоступным лицом, которое решает, кому платить, а кому — нет. А там, где субъективизм, где правит бал не закон, а какое-то лицо, там коррупция, взятки и откаты. Они процветали в банках до временной администрации. Не хотелось бы верить, что и во время нее. Между тем уже было заявление сотрудников ФГВФЛ, что мошенники за вознаграждение обещают вкладчикам вернуть их сбережения. Мол, вы им не верьте.

ТАЙНЫЕ ЗАПРЕТЫ НБУ. ИЛИ КТО ВИНОВАТ?

Отказ фонда выплачивать компенсацию по «дробленным» вкладам имеет свою подоплеку. Основой для признания договоров ничтожными служат постановления НБУ об отнесении того или иного банка к категории проблемных. Как правило, в них содержится запрет на открытие новых депозитных и текущих счетов и ряд других операций, увеличивающих гарантированные суммы возмещений.

Чтобы понять эту кухню, возьмем все тот же «Дельта банк», самый крупный из неплатежеспособных, ставший настоящим испытанием для фонда. Постановление о признании его проблемным было принято 30 октября 2014 г. По законодательству, этот документ — банковская тайна. Судя по информации комитета вкладчиков «Дельты», о постановлении несколько месяцев не знали даже руководители отделений банка (по крайней мере, формально), не говоря уже о вкладчиках. Поскольку ограничения регулятора распространяются не только на пассивы, но и на активы проблемного банка, то нетрудно догадаться, почему руководству «Дельты» было выгодно скрывать циркуляр регулятора. К слову, ZN.UA подробно описывало (см. «Воры вне закона», ZN.UA № 10 от 20 марта 2015 г.), как из банка выводились активы. На днях Генпрокуратура подтвердила наличие гигантских злоупотреблений. В ходе расследования о разворовывании служебными лицами «Дельты» и НБУ рефинансирования на сумму около 10 млрд грн установлено, что часть этих средств банк потратил на покупку 535,3 млн долл., которые затем перечислил за рубеж в интересах 12 компаний, связанных между собой и с «Дельтой».

В этой ситуации уже начинающий набивать оскомину вопрос: «А куда же все-таки смотрели куратор Нацбанка, его надзор и руководство?» становится риторическим. Но что касается запретов в отношении открытия новых счетов, то уже умывший липкие руки и снявший с себя ответственность регулятор дает четкий ответ на запросы вкладчиков. Вот цитата: «Нормами действующего законодательства Украины и нормативно-правовыми актами Нацбанка не предусмотрено ограничений для вкладчиков банков по распоряжению ими средствами, размещенными на счетах в банках, отнесенных к категории проблемных, кроме тех, что предусмотрены постановлением НБУ «О регулировании ситуации на денежно-кредитном и валютном рынках Украины». Иными словами, вкладчики проблемного банка имели право распоряжаться своими средствами.

Надо сказать, что «Дельта банк» в этот период открыто пытался привлекать новые вклады, объявлял о новых депозитных акциях и даже в ряде отделений выдавал валюту. Правда, за 10-15% «отката». «Мзда» официально вносилась в кассу банка как платеж за добровольно-принудительное страхование жизни и имущества вкладчика. При этом на сайте банка и в СМИ размещались публикации о докапитализации учреждения акционерами, возобновлении выплат с января 2015 г. Сама глава НБУ Валерия Гонтарева давала обнадеживающие комментарии о судьбе «Дельта банка», который Нацбанк отнес к разряду системных со всеми вытекающими положительными для вкладчиков последствиями. В результате всех этих заявлений люди стали кто переоформлять свои вклады на новые сроки, кто перебрасывать часть своих сбережений на счета родственников, чтобы затем побыстрее забрать их из банка или в случае провала с капитализацией или национализацией вернуть их через фонд.

Как видим, в результате проводимой Национальным банком политики вкладчики вначале попали в банковский капкан, а потом в ловушку фонда, который, манипулируя законодательством и тайными постановлениями регулятора, ищет любые зацепки, чтобы не возмещать вклады.

16 июля Верховная Рада внесла изменения в ряд законов для усовершенствования системы гарантирования вкладов. Однако они не снимают проблем, накопившихся за последнее время во взаимоотношениях ФГВФЛ с вкладчиками. Не решают вопросы, поднятые Верховным судом Украины относительно конституционности ряда норм закона о системе гарантирования вкладов. Сегодня можно сколько угодно не соглашаться с позицией судей ВСУ и даже говорить о новом витке панических настроений среди вкладчиков, но то, что государственная система на практике и не обеспечивает защищенность, и не гарантирует гражданину возврат его средств — прискорбная данность нынешней украинской действительности. Так откуда взяться доверию к банкам даже после завершения их «очистки»?

***

ZN.UA направило руководству Фонда гарантирования вкладов физических лиц официальный запрос с просьбой прокомментировать изложенные в статье аспекты взаимоотношений вкладчиков проблемных банков и фонда. Ниже приводим полученный нами комментарий.

ОТВЕТ ФОНДА ГАРАНТИРОВАНИЯ ВКЛАДОВ ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ НА ЗАПРОС ZN.UA

—Уполномоченные лица Фонда гарантирования вкладов на осуществление временной администрации фиксируют массовые нарушения действующего законодательства Украины в банках в период перед признанием их неплатежеспособными.

Согласно части второй статьи 38 Закона Украины «О системе гарантирования вкладов физических лиц» уполномоченное лицо фонда обязано обеспечить проверку правовых действий (в том числе договоров), осуществленных (заключенных) банком на протяжении одного года до дня введения временной администрации банка, на предмет выявления правовых действий (в том числе договоров), являющихся никчемными.

С целью выполнения этого требования закона, для уменьшения негативных последствий от незаконных действий в период до введения временной администрации уполномоченное лицо временно вводит ограничения на осуществление операций, которые могут быть связаны со следующими операциями:

— расхищение средств, в том числе путем их вывода из банка и замены залога, что привело к неплатежеспособности банка;

— покушение на расхищение средств фонда путем дробления средств юридических и физических лиц на счета до 200 тыс. грн;

— злоупотребление и небрежность должностных лиц банков;

— расхищение кредитных средств заемщиками;

— доведение банка до неплатежеспособности и т.п.

Уполномоченные лица Фонда гарантирования сообщают об указанных фактах в правоохранительные органы. На сегодняшний день общая сумма претензий в рамках поданных 1157 заявлений составляет 112 млрд грн. Именно такая сумма убытков, по подсчетам ФГВФЛ, была нанесена неплатежеспособным банкам из-за противоправных действий их владельцев, должностных лиц и клиентов банка.

Относительно покушения на расхищение средств фонда путем дробления.

Хотим отметить, что еще до введения временной администрации Национальный банк Украины соответствующим постановлением признает банк проблемным (максимальный срок — 180 дней). На этом этапе для стабилизации деятельности банка и восстановления его удовлетворительного финансового состояния вводится ряд ограничений, в том числе запрет на осуществление любых операций по действующим договорам, что приведет к увеличению гарантированной суммы возмещения со стороны Фонда гарантирования вкладов физических лиц.

Впрочем, большинство банков не соблюдали ограничивающие нормы таких постановлений НБУ при осуществлении операций дробления. Указанное, при отсутствии других данных и опровергающих фактов, могло свидетельствовать о фиктивности (никчемности) указанных операций как совершенных с предоставлением отдельным кредиторам — клиентам банка ничем не обусловленного преимущества по сравнению с другими кредиторами с аналогичными требованиями (подпункт 7 п. 3 ст. 38 закона), а также о возможном совершении этими лицами — клиентами банка попытки осуществить покушение на завладение средствами Фонда гарантирования вкладов физических лиц.

Поэтому для более полного установления всех обстоятельств осуществления этих операций, предоставления им более объективной правовой оценки, в том числе подтверждения существования оснований для отнесения этих операций к категории никчемных, а также с целью недопущения (предупреждения) наступления негативных последствий от необоснованного и/или преждевременного проведения выплат сумм гарантированного возмещения, уполномоченные лица обращаются в правоохранительные органы с заявлением о проведении соответствующей проверки и до момента установления всех обстоятельств, в частности подтверждения факта «обыкновенности» проведенных операций, вводят временное ограничение банковских операций по выплате средств указанным вкладчикам.

Такое право предусмотрено в пункте 3 части 2 статьи 37 закона, где говорится, что уполномоченное лицо фонда имеет право продолжать, ограничивать или прекращать осуществление банком любых операций.

При этом первичный перечень операций дробления формируется согласно заданным критериям с помощью специально созданной компьютерной программы, а человеческий фактор в этом процессе отсутствует.

В Фонде гарантирования понимают, что в результате могут на некоторое время быть заблокированы счета добросовестных клиентов, но, не осуществив предварительного отбора таких операций, банк не может начать выплаты другим вкладчикам. Учитывая тот факт, что там более 1 млн счетов вкладчиков, фонду требуется некоторое время для того, чтобы разобраться в ситуации. Если говорить о соотношении, то, например, общее количество вкладчиков, по счетам которых было временное ограничение банковских операций по выплате средств, составляет 18 тыс. человек.

По состоянию на 1 июля с.г. была обработана значительная часть информации и начат процесс, в результате которого будет разблокировано значительное количество счетов с ограничениями банковских операций по выплате средств вкладчикам на 2 млрд грн из 3 млрд грн.

Нужно отметить, что в этом банке использовались схемы «карусели», когда депозит на десятки миллионов гривен распределяется между вкладчиками по несколько миллионов гривен, а потом эти вклады снова дробятся. Или ситуация, когда депозит переоформлялся на десятки вкладов физлиц, причем эти клиенты были даже не в курсе, что у них есть вклады в соответствующем банке. Кто-то из них вообще не имеет постоянного места жительства. Оформление депозитов происходило с использованием паспортных данных таких лиц. А потом в банк приходило лицо, которое по доверенности пыталось получить средства от лица всех этих людей. Все это — махинации, спекуляции, даже мошенничество.

В целом дробление вкладов требует дополнительно значительных средств. Так, плановая сумма выплат, рассчитанная на основе отчетности, которую подавали банки в Фонд гарантирования вкладов, на 6 млрд грн меньше той, которую мы получили в результате изучения ситуации в тех банках, где была введена временная администрация. Это дополнительная колоссальная нагрузка на Фонд гарантирования.

Дробление нивелирует сам принцип установления максимального размера гарантированной суммы, а дробление средств юрлиц на счета физлиц нивелирует идею гарантирования вкладов физических лиц. Как известно, дробят в основном те, кому банк позволяет это делать в силу разных объективных и субъективных причин.

Если Фонд гарантирования осуществит выплаты всем, кто дробил, здесь будет элемент социальной несправедливости относительно тех, кто не дробил и теперь гарантированно получит лишь свои 200 тыс. грн. К тому же сумма, заимствованная у государства, станет бременем для всей банковской системы, поскольку вклады банков-участников пойдут на погашение привлеченных фондом под 12% кредитов.
8489

Комментировать: