Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -2 ... +2
днем 0 ... +3
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Феномен писателя Рутковского

Среда, 2 мая 2012, 14:12

Вечерняя Одесса, 21.04.2012

Владимир Григорьевич отметил 75-летие

В последние годы на литературно-издательской сцене Украины происходят события, аналогов которых в прошлом искать не приходится. Взять хотя бы писательские съезды: один из них («ненумерованный») проходил в зимнее время на улице, последний, прошлогодний, незапланированно вылился в два этапа. Ибо двух дней по регламенту не хватило для завершения выборной процедуры, пришлось через месяц еще раз залезать в скромную кассу Национального союза для созыва в столицу делегатов. Легендарная поэтесса Лина Костенко отказалась от высшей награды Украины, заявив Президенту Ющенко: «Я полiтичної бiжутерiї не ношу». А в прошлом году Лина Васильевна триумфально вернулась к читателям со своими новыми книгами, не сняв строгой диссидентской тоги. Затем Василь Шкляр попытался увязать получение Национальной Шевченковской премии с требованием отставки министра просвещения и науки, не подумав, что нельзя разменивать имя-символ на фамилию чиновника, партийца, тренера сборной команды Украины или участника песенного Евровидения...

Хочется надеяться, что «вертикаль» недемократичности, несменяемости руководителей всех рангов в писательском союзе обрывается 2011 годом, и он начнет действовать как общественная организация, переписав свой устаревший, компартийно скроенный устав. Ведь в Украине уже не слышно стенаний: как мало книг на государственном языке... После уменьшения ставок арендной платы прирастает число специализированных магазинов. Существенное новшество: появилась независимая экспертная среда, взявшая на себя и функции литературной критики, растворившейся в кризисные годы. Наконец, вырос новый читатель, интересы и вкусы которого в школе, техникуме, вузе, армии не корректировали пионерская и комсомольская организации, единая партия.

Смутное время в литературе меняется обнадеживающим. В конце зимы средства массовой информации Одессы наперегонки сообщали о присуждении нашему земляку Владимиру Григорьевичу Рутковскому Национальной премии имени Тараса Шевченко. Многие вспомнили об исчезнувшей из фокуса общественного внимания местной писательской организации, об одесской литературе прошлых десятилетий. Не дозвонившись в писательский офис, журналисты и просто небезразличные люди начали теребить вопросами по телефону нас, коллег Рутковского. Приходилось давать справки: это четвертый лауреат Шевченковской премии, имеющий прямое отношение к Одессе. В 1985 году ее получил литературовед Василь Фащенко, в 2000-м — посмертно поэт Борис Нечерда, в 2007-м — живущий ныне в Киеве поэт Тарас Федюк. За книги для детей премию присуждают крайне редко — например, лауреатами были Микола Винграновский, Эвген Гуцало — знаковые фигуры отечественной литературы. Так что появление библиотеки книг для подростков Рутковского есть феномен! И не литератор виноват, что в последнее десятилетие в одесских писательских журналах не было напечатано ни одной страницы его прозы.

А родился писатель в благословенном Шевченковском крае — на Черкасчине в учительской семье. Учеба в школе давалась легко, но особенно влекла история, вмещающая и были, и мифы, и мистику, уникальные и похожие события, тысячи героев и антигероев, не меньше — затерявшихся с ее ненумерованных страниц, дат и личностей. Поэтому и решил учиться на историческом факультете Киевского университета. Но на экзаменах его откровенно завалили. Юноша спешит в Харьков — будь что будет — «пойду в авиацию». В этом институте также не пришелся «ко двору» — жил (в детском возрасте!) на оккупированной территории Украины...

После обеих негостеприимных украинских столиц Владимир уезжает на юг. В Одессе-маме находит институт напротив университета — холодильный, и наконец становится студентом. Учиться скучновато, и Рутковский переводится в солидный «политех». Затем оказывается на самом грязном заводе — суперфосфатном. Пройдя горьковские университеты по-советски, впрягается в журналистскую лямку. В те памятные 60-е годы в городскую прессу, на радио пришли питомцы местных вузов — Борис Деревянко, Борис Нечерда, Юрий Михайлик, Виталий Орленко, Евгений Голубовский, Феликс Кохрихт, Валентин Мороз, Петр Осадчук. Рутковский из этой плеяды, влившейся с годами в литературное сообщество.

Рутковский поплутал на жанровых перекрестках: в писательский союз поступал как поэт. Затем повернул на солнечную, как представлялось вначале, лужайку детской литературы. Рыпнулся с рукописью повести «Ганнуся» в специализированное издательство в Киеве. А там — от ворот поворот. На работе начали смотреть косо: в партию поступать не просится, национальное самосознание не скрывает. Хорошо, что подвернулась возможность поучиться на высших литературных курсах при Литинституте в Москве. Там-то хорошо осмотрелся, понял, что полнее может реализовать свой потенциал в эпике. Решающим был эпизод с отвергнутой в Киеве рукописью. Отнес ее в «Детскую литературу». Через несколько дней его по телефону приглашает редактор издательства: «Повесть будем издавать. Только сами переведите с украинского на русский».

Подобное затем произошло со второй повестью — «Бухтик из тихой заводи». В Киеве редакторы придрались к действующим «лицам», они были гоголевской породы — «чортiвня». И вновь автора выручила Москва. После этого киевские редакторы не пытались ломать его труды «через колено» советской дидактики и положительности. В последующем одессит получает практически все премии по детской литературе — имени Л. Украинки, имени Н. Трублаини, имени В. Близнеца.

Книгоиздательский кризис в Украине на рубеже столетий больнее всего ударил по детской литературе, по определению затратной. Книги для подрастающего поколения требуют щедрого иллюстрирования, хороших форматов, крупных шрифтов, твердых обложек. И только появление частных издательств — «А-БА-БА-ГА-ЛА-МА-ГА» Ивана Малковича, «Зелений пес» братьев Капрановых, дальновидная настойчивость львовян и харьковчан переломили устрашающую родителей, педагогов, библиотекарей ситуацию. Оказалось, что и Рутковский не сидел сложа руки, не капитулировал как детский писатель. Теперь киевляне буквально осаждали сказочника из Одессы: продолжай свою серию о козацких джурах (исторических и фольклорных побратимах киношных неуловимых мстителей, сынах давних запорожских полков), новые учебники по истории непременно должны иметь «сопровождение» писательских прочтений, художественно-образное осмысление белых пятен прошлого.

Итог: Рутковский ныне самый популярный детский писатель. Его книги занимают топовые позиции во всеукраинских рейтингах по тиражности. В конце минувшего года он победил в номинации «проза» на конкурсе Би-Би-Си. А совсем недавно стал одним из пяти лауреатов Национальной премии имени Тараса Шевченко в области литературы и искусства. Высокая государственная награда — справедливая оценка творчества молодого духом Владимира Рутковского, который 18 апреля отметил свой 75-летний юбилей.

Анатолий Глущак

* * *

ОДЕССЕ ПО-ПРЕЖНЕМУ ЕСТЬ, КЕМ ГОРДИТЬСЯ

Юг, 21.04.2012

В последние дни прошлого года Одессу облетела сенсационная весть: одесский писатель Владимир Рутковский стал обладателем британской премии «Книга года Би-би-си». Его двухтомный исторический роман «Синi Води» был признан лучшим художественным произведением 2011 года и первой детской книгой, которая получила столь престижную награду.

В ней автор повествует о знаменательной битве между войсками великого князя Ольгерда и силами трех монголо-татарских князей, которая произошла в 1362 году на реке Синие Воды (левый приток Южного Буга) и закончилась поражением кочевников. После этого сражения Черноморское побережье вблизи современной Одессы надолго стало литовским.

А уже в феврале — опять громкая новость. Герой все тот же. Прошлогодний победитель «Книги года» Владимир Рутковский стал лауреатом Национальной премии Украины имени Тараса Шевченко в области литературы. На этот раз престижной Шевченковской премии автор удостоился за историческую трилогию для детей «Джури» («Джури козака Швайки», Джури-характерники», «Джури i пiдводний човен»).

Прежде чем встретиться в родном городе с человеком, заслуги которого были столь высоко оценены, я решила сначала познакомиться с его произведениями. Увы, найти в Одессе книги украинского писателя Владимира Рутковского оказалось делом трудным, почти безнадежным. Не было и нет пророка в своем Отечестве. Но есть библиотеки, фонды которых сегодня пополняются плохо и редко, зато там надежно хранятся книжки, изданные в советские времена. В том числе книги одесского писателя Рутковского, выпускавшиеся в те годы, неслыханное теперь дело, стотысячными тиражами.

Восемнадцатого апреля Владимиру Григорьевичу исполнилось семьдесят пять лет. Мы встретились с ним накануне юбилея в небольшом кафе. К громкой славе, обрушившейся на него уже в солидном возрасте, писатель отнесся спокойно. На вручении премии Би-би-си вообще отсутствовал, здоровье подвело. О премиях особо не говорил, больше рассуждал о жизни:

— Это, конечно, радостное событие в моей жизни. Но в получении Шевченковской премии для меня никакой неожиданности не было, мою кандидатуру трижды на нее номинировали. И почему это произошло сейчас, когда мне стукнуло семьдесят пять?! Ведь первый роман трилогии «Джури козака Швайки» был написан более двадцати лет назад, в 1991 году.

Может, все дело в том, что власти, наконец, признали: нам, как и любому другому государству, нужна национальная идея, которая бы сплотила людей разных взглядов, способствовала бы единению народа. А я открываю своим читателям неизвестные или малоизвестные страницы украинской истории. Например, кто знал о сражении на Синих Водах? Все всегда знали только о Куликовской битве, которая произошла спустя восемнадцать лет.

Долго оставались неизученными и истоки уникального в мировом масштабе явления — украинского казачества. Какое-то «белое пятно» истории. Откуда вообще взялось слово «казаки»? Оказывается, впервые в 1492 году в письме к великому князю Литовскому хан Крыма Менгли Гирей пожаловался на зарезяк-казаков, которые не дают грабить славянские земли. В переводе с тюркских языков «кайсак» означало «разбойник, вольный человек». Исторические данные этого периода очень смутные.

Много времени я провел в библиотеках, архивах, работая над трилогией «Джури». Безусловно, домысел в романе присутствует. На основе десяти-двадцати фактов я построил логическую модель. Я хотел показать, как зарождалось казачество, какие черты были исконно присущи казакам — храбрость, находчивость, невероятная сила. Вот об этом моя трилогия. Как я иногда шучу, мой роман — о первом в мире спецназе.

Путь в литературу Владимира Рутковского нетипичен и непрост. Он родился в Черкасской области в семье учителей. Окончив школу, решил стать историком и отправился поступать не куда-нибудь, а в Киевский университет. Жизнь щелкнула по носу самоуверенного провинциального мальчишку. Не прошел по конкурсу.

На следующий год он отправился поступать в Одессу. Приехал в последний день подачи документов, тридцать первого июля. На следующий день начинались приемные экзамены.

В спешке подал документы в первый институт, который нашел в Одессе. Им оказался институт холодильной промышленности (ныне Одесская государственная академия холода). Вскоре понял, что не его это дело. Перевелся в политехнический институт, проучился там два года — опять не то...

Окончательно определиться помог случай, который счастливым не назовешь. В Карпатах на спуске с горы сломал ногу, пришлось брать академотпуск. Прикованный к постели Владимир взял в руки ручку, бумагу и начал сочинять. И так увлекся литературой, что до защиты диплома в политехе дело уже не дошло. Вскоре на свет появилась его первая книга. А дальше — в свободное плавание.

— Начинал я с поэзии, не печатают. Перешел на прозу. Тоже особого успеха не наблюдалось, — рассказывает Владимир Рутковский. — Со временем решил писать для детей. Меня стали печатать, а потом все внезапно застопорилось. Мои неприятности начались в 1968 году, после событий в Чехословакии.

За неделю до этих событий в Одессу приехал сотрудник чехословацкого радио. В то время я работал на Одесском областном радио и меня попросили сопровождать гостя. Только-только вышла моя книжка. И я по наивности, показывая ее своему чешскому коллеге, пожаловался, сколько купюр сделали издатели, вычеркнув куски текста. А когда начались события в Чехословакии, этот чешский журналист выступил по радио с обличительными фактами: как на примере книги молодого одесского писателя в Советском Союзе душат свободу слова.

После этого меня сразу перестали издавать, изъяли мои книжки из библиотек. Я попал в список неугодных писателей и поэтов. Меня не издавали под любыми предлогами, и это несмотря на то, что я писал книги для детей и подростков.

Например, написал я повесть «Ганнуся» о дружбе взрослого с ребенком. Это что? — стали шуметь в издательстве, — тут и до растления малолетних недалеко! То же было и со следующей книжкой «Бухтик з тихого затону» о дружбе пионеров с нечистой силой. Опять поднялся шум: в то время как советский народ борется с религией, ты пишешь какую-то чертовщину…

Отчаявшись, Рутковский отправляется в Москву. Становится слушателем Высших литературных курсов. То, что рассказывали будущим литераторам преподаватели, в другом месте нельзя было и шепотом произнести. А на курсах студенты передавали друг другу рукописи Солженицына, читали стихи Мандельштама, Цветаевой, Заболоцкого.

В Москве В.Рутковский перевел свою «Ганнусю» на русский язык и принес в издательство «Детская литература». Ее тут же взяли, и спустя всего полтора года вышла его книжка «Аннушка» сумасшедшим по сегодняшним меркам тиражом в сто пятьдесят тысяч экземпляров. Появились хвалебные рецензии, «Аннушку» сравнивали с повестью Аркадия Гайдара «Голубая чашка».

То же произошло и с другой его повестью. «Бухтик» вышел тиражом сто тысяч экземпляров и был признан лучшей сказочной повестью за пятилетку. По книге Рутковского даже хотели поставить фильм на Одесской киностудии. Был написан замечательный сценарий. Фильм должен был стать первым развлекательным детским сериалом. Увы, не утвердили, сочтя проект слишком дорогостоящим.

В то время как в Москве Рутковского приветили и стали публиковать, в единственном украинском детском издательстве «Веселка» в Киеве его по-прежнему не издавали. В конце концов писатель написал жалобу первому секретарю ЦК КПУ, и в издательство пришла с проверкой комиссия.

Тем временем, после выхода в Москве второй детской книжки, выпускнику Высших литературных курсов Владимиру Рутковскому предложили место в издательстве «Детская литература». Это было в конце семидесятых. Тогда шла полным ходом работа над очередной его книгой. И редактор издательства Римма Ефремова вдруг обратилась к писателю: «Не пора ли вам, Владимир Григорьевич, переходить на среднерусский диалект?». И он понял, что природу, натуру не переделать, пора возвращаться домой, даже если тебя там не принимают. Тем более что к тому времени Рутковский уже был женат, а его жена, коренная одесситка, ни в какую не хотела расставаться с родным городом.

С тех пор уже более полувека писатель живет и работает в Одессе. Когда его не печатали, писал «в стол». Работал сценаристом на Одесской киностудии, в молодежной редакции областного радио, занимался журналистикой. Вел литературную студию при одесской писательской организации.

Издавать книги Рутковского на родине активно начали со второй половины восьмидесятых годов: поэтический сборник «Знак глибини», сказки-повести «Гості на мітлі», «Канікули у Воронівці», «Намети над річкою», лирическая исповедь о детских годах писателя «Потерчата».

С начала девяностых Владимир Григорьевич обращается к историческому прошлому Украины, исследует «белые пятна» истории. Зрелый писатель вернулся к своей юношеской мечте и начал писать увлекательные исторические романы. Одна за другой выходят его повести «Сторожова застава», «Двобій з тінню», «Вогонь до вогню», «Стріли під сонцем», трилогия «Джури» (джура — казацкий оруженосец, помощник), исторический роман «Синi Води»…

Но только в последние несколько лет к одесскому писателю пришла настоящая заслуженная слава, с литературными премиями и наградами.

Сегодня Владимира Рутковского сравнивают с Жюлем Верном, Майн Ридом, Генриком Сенкевичем. Его книги в оформлении талантливых украинских иллюстраторов выходят в нашей стране в лучшем детском издательстве Киева — «А-ба-ба-га-ла-ма-га» Ивана Малковича. Ближайшие две выйдут в апреле и мае.

На средства от полученных премий именитый теперь литератор планирует основать свою ежегодную премию для поощрения талантливых одесских авторов. Чтобы их путь к славе был короче.

Редакция газеты «Юг» от всей души желает Владимиру Рутковскому здоровья и еще раз здоровья! Всего остального он уже добился!

Наталья Бржестовская
3458

Комментировать: