Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -1 ... +1
ночью -2 ... -1
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Фантазия на майданную тему

Воскресенье, 26 января 2014, 09:26

Евгений Крутиков, Петр Акопов

Взгляд, 23-24.01.2014

Различные СМИ продолжают публиковать свои прогнозы развития события в Украине. Представляем наших читателей два видения обозревателей российской деловой газеты «Взгляд».

Каким мог бы быть наихудший для Украины сценарий развития кризисной ситуации в стране? Вмешаются ли в происходящее Евросоюз, США и Россия? Как будет реагировать украинская армия? Газета ВЗГЛЯД попыталась гипотетически представить, как именно события на Майдане могут привести если не распаду, то к коллапсу государства под названием Украина.

Предупреждаем сразу – это жанр фэнтези, близкий к антиутопии. И очень хотелось бы, чтобы так, как описывается далее, не случилось. Но иногда бывает полезно показать и горячим головам, и романтикам всяческих революций, как и чем заканчиваются неосторожно начатые революции в лоскутных и не вставших окончательно и твердо на ноги странах. А где начинается переход от реальных событий к фантазийным – сейчас зависит уже только от времени суток и того выбора, который сделают на развилках политической судьбы те или иные люди.

Итак.

Положение дел на текущий момент оптимизма не внушает. В Киеве парламентские лидеры оппозиции практически утратили контроль даже над площадью Независимости, не говоря уже о боевиках вокруг нее. «Тризуб» начинает охват правительственного квартала с тыла по Институтской улице. Появляются новые группировки вооруженной молодежи с неясными политическими взглядами, которые захватывают правительственные здания и офисы на Крещатике, превращая их свои штабы. Вокруг захваченной территории вырастают баррикады, кое-где до трех метров вышиной.

В Киеве провозглашена некая параллельная система власти, так называемая Народная рада, но непонятно, кем и как она управляет и чего добивается. Единственным внятным лозунгом, объединяющим всех оппозиционеров и боевиков, становится тотальная отставках всех: президента, правительства, администрации, мэрии, роспуск парламента.

То, что происходит уже сутки в провинции, особенно в Галиции и на Волыни, уж точно никак не управляется из киевского центра оппозиции и, похоже, и вовсе не связано с заявленными политическими лозунгами. Административные здания во Львове, Тернополе, Ровно, Луцке, Ковеле и Ивано-Франковске захвачены националистическими группировками. Началась осада органов власти в Черновцах и Житомире. Атака на исполнительную власть в Черкассах и Полтаве отбита только после прибытия подкреплений.

Переворот в Галиции начинает обретать рельеф и масштаб. Вооруженные группы блокируют спецподразделение СБУ «Грифон», которое почему-то избрало для себя штаб-квартирой психоневрологический диспансер. Следующим шагом становится вооруженная блокада казарм в самом Львове, а также авиабазы в Стрые. Аналогичные меры националистические группы предпринимают против воинских частей в Ивано-Франковске, Ровно и Тернополе. Ранее по приказу правительства значительная часть офицеров из гарнизона Ивано-Франковска были переведены ближе к столице, что еще пару дней назад казалось оправданным, а сегодня приводит к потере управляемости лояльными частями в Галиции. Единственным шагом для установления полного контроля над большей частью западных областей остается захват арсеналов, о чем уже недвусмысленно намекнули по «Дойче Велле».

Толпа блокирует правительственные здания в Черновцах. На это чудесным образом откликается руководство Молдовы и Румынии, требуя безопасности для румыноязычного населения. Русинское население Закарпатья еще вчера обратилось за помощью почему-то к президенту Путину, игнорируя власть в Киеве – видимо, не веря в ее дееспособность. Возможно, что из-за Карпат это именно так и представляется. Правительство Венгрии, на прошлой неделе связавшее себя рядом экономических договоров с Москвой, хранит молчание. Да и венгерское национальное меньшинство в Закарпатье находится вне угроз националистов, среди которых уже практически не слышны лозунги о «европейском выборе». Все больше «Слава героям!» и кое-где «Бей жидов, москалей и ляхов!».

На федеральных трассах из Львова, Ровно и Ковеля установлены блокпосты из агрессивной националистически настроенной молодежи, которая блокирует движение в том числе и большегрузных фур, что приводит к локальным столкновениям с милицией, в которых милиция терпит поражение в связи с малочисленностью и отсутствием приказа на применение оружия. Транспортное сообщение с Европой и западными областями практически прерывается.

Положение в Киеве остается пограничным. Никакой политической риторики по поводу Евросоюза уже давно нет. Есть только «Беркут» и боевики. Переговоры «легальной» оппозиции и правительства окончательно сорваны, и нет даже намека, что можно сформировать повестку дня для новой встречи Януковича и Кличко. Президент проводит несколько кадровых рокировок в СБУ и администрации, освобождаясь от балласта в лице колеблющихся или замеченных в близости к финансовым группировкам, обеспечивающим оппозицию. Посольства западных стран в Киеве, хоть и не находятся в зоне конфликта, поставлены под усиленную охрану, которая, помимо всего прочего, фиксирует всех, кто туда заходит и выходит. Это, однако, не мешает лидерам оппозиции получить доставленные дипломатической почтой наличные деньги на закупку снабжения Майдана. При этом каждое посещение лидерами «легальной оппозиции» западных посольств вызывает очередную эскалацию насилия в центре Киева.

Российское посольство молчит как рыба об лед. Поступающие из Москвы инструкции требуют полного «невмешательства во внутренние дела».

«Беркут» катастрофически устал. Всего в столице находятся четыре тысячи спецназовцев из разных регионов и около 20 тысяч срочников внутренних войск и курсантов. Смены несут по восемь часов. Солдаты и офицеры крайне обозлены уже на всех протестантов, а не только на правых боевиков. Несмотря на разрешение министра МВД стрелять боевыми при угрозе жизни, боеприпасов они так и не получили. Температура падает до –20. Солдат подкармливают киевляне, но снабжение все равно запаздывает, поскольку боевики так называемого автомайдана мобильными группами начинают блокировать дороги к Киеву, особенно с западной и южной сторон. В то же время снабжение различных групп боевиков в центре города и на Подоле прекрасно отлажено. Откуда-то сам собой образуется бензин и керосин для «коктейлей Молотова», зимняя камуфляжная форма натовского образца, каски, дорогостоящие покрышки, турецкие утепленные палатки для Майдана, марлевые повязки, противогазы, пища и вода.

Права использовать лояльные воинские части у правительства нет, поскольку формально чрезвычайное положение не введено. Тем не менее уже вторые сути по тревоге поднят черниговский танковый полк (бывший советский танковый учебный центр) как ближайший к столице. Бронетехника готова блокировать аэропорт Бровары, но непонятно, зачем и для чего может быть отдан такой приказ. Среди офицеров распространяется слух, что их готовят обеспечить бегство Януковича из страны, и им это совсем не нравится.

Информационная война достигает апогея, поскольку вещание телеканалов может быть сорвано в любую минуту и люди все больше начинают питаться слухами. В то же время боевики в Киеве слаженно координируют свои действия через интернет вообще и социальные сети в частности. В регионах же постепенно образуется информационный вакуум, поскольку правительственные ресурсы, как всегда в таких ситуациях, действуют заторможенно, с оглядкой на приказы и команды, не проявляют инициатив, чем отдают информационное пространство оппозиции, специально обученной на ведение пропаганды через электронные СМИ и соцсети. Ключевым понятием в этой пропаганде неожиданно становится «право на восстание», причем этот лозунг хитроумно выводится из казацкого прошлого и «права на рокош», которое на самом деле принадлежало только шляхте и погубило Речь Посполитую, но эти детали большинство уже не волнуют.

Конец формы
Правительство вспоминает о регионах тогда, когда треть из них уже потеряна. В восточных областях и Подолии срочно организуются сессии областных советов. В Киев начинают свозить депутатов Рады, что довольно сложно – многие из них уехали на каникулы за границу и теперь не горят желанием вернуться обратно. Образуется дефицит решительности. Окружение президента Януковича и так никогда не отличалось твердостью характера, но раньше это им только помогало, поскольку сама политическая линия правительства прямой никогда не была. Эти люди привыкли постоянно лавировать: между олигархическими группами, между центрами влияния, между Россией и ЕС, в конце концов. Принятие же жесткого и резкого решения, каким бы оно ни было, им не под силу.

В Харькове, Луганске, Донецке, Мелитополе и Сумах спецназ берет под охрану правительственные здания. Местные областные рады принимают обращения в поддержку президента и правительства. Начинается стихийное формирование отрядов дружинников и лояльных казаков.

Парламент Крыма неожиданно и громогласно принимает постановление о независимости Республики Крым. Мотивируется это де-факто развалом страны и неспособностью центрального правительства обеспечить безопасность населения. Крымско-татарский меджлис поддержал оппозицию еще несколько дней назад и теперь спешно проводит мобилизацию. Выясняется, что татарская молодежная организация давно очень хорошо вооружена. Тем не менее самостоятельно конфликт в Крыму пока не разгорается, поскольку противостоящие стороны одинаково опасаются российской морской пехоты. Командование российского Черноморского флота объявляет тревогу, хотя по двусторонним соглашениям не имеет права этого делать, не уведомив украинскую сторону за 48 часов.

Белоруссия закрывает границу, Польша – наоборот, открывает. Пограничная стража разлагается на глазах. Контроль над Галицией и Волынью окончательно уходит от центрального правительства, а немногие лояльные воинские части на Западной Украине блокированы уже вооруженными боевиками. Делается это просто и незамысловато. У ворот воинской части устанавливается пикет, а напротив демонстративно устанавливается пулемет, благо с оружием на этот момент времени в Галиции у националистов уже нет никаких проблем. Те воинские части, где по недосмотру остались командиры – выходцы из западных областей, начинают переходить на сторону восставших, остальным предлагают самораспуститься или сдать оружие «на ответственное хранение».

Ситуацию дополнительно накаляют слухи о колоннах российских танков, движущихся от Курска к украинской границе

Российское посольство продолжает молчать.

Госдеп США начинает консультации с Германией об «урегулировании ситуации», но одновременно ужесточает санкции против Януковича и его окружения. Эта обычная для Вашингтона тактика только больше загоняет центральную власть в угол. Между тем некоторые европейские политики продолжают прибывать в Киев для моральной поддержки оппозиции, что только усиливает напряженность.

Несмотря на то, что события в регионах развиваются стремительно, центр противостояния все еще находится в центре Киева. Настроение оппозиционеров все более радикализуется, они постепенно расширяют сферу контроля над городскими кварталами за счет территорий, на которых на выставлены кордоны «Беркута», – на Подол и, наоборот, вдоль примыкающих к Крещатику переулков. В подконтрольных националистам областях начнутся погромы и мародерство. Правительство Израиля выступит с протестом и предложит евреям срочную эвакуацию. Примерно так же будет вынуждена поступить, хоть и с опозданием, Польша. Представители всех религиозных конфессий Украины выступят с обращением о прекращении насилия, но как-то неубедительно, поскольку значительная часть приходских священников греко-католического толка поддержит акции националистов, а католические приходы Галиции и Закарпатья попросят поддержки у Польши и Венгрии.

Наиболее опасным становится ночное время суток, поскольку начинаются перебои с электричеством. У центральной власти не хватает сил внутренних войск, чтобы обеспечить постоянную охрану стратегических объектов энергоснабжения. Возникает угроза коллапса коммунальной системы города, движение метро по красной ветке ограничено. Температура падает до –25, боевики переоборудуют часть захваченных зданий под пункты обогрева и учащают ротацию на баррикадах. У солдат такой возможности нет. Чрезвычайное положение все еще не введено, поскольку добиться кворума в Верховной раде не представляется возможным.

Технология провокационной снайперской стрельбы отработана еще десятилетие назад. Самое главное – подгадать выстрелы под наибольший шумовой эффект, который создают обе противостоящие стороны. Боевики – «коктейлями Молотова» и взрывпакетами, солдаты – светошумовыми гранатами. В таком гвалте услышать сам выстрел, а тем более определить, откуда он был сделан, невозможно. По событиям в Румынии известен и психологический эффект от такого рода стрельбы: те, у кого есть оружие, начинают хаотически стрелять вверх, инстинктивно понимая, что снайперы находятся на крыше. Остальные же превращаются в совсем уже неуправляемую толпу.

И к этому моменту уже неважно, кто и в какой момент первый из националистических группировок решит применить эту тактику. Выстрелы раздадутся с крыш где-то в районе трех-четырех часов ночи, выбивая по пять-шесть человек из толпы за залп. Тут же начнется хаос. «Беркут» замерз, устал, не получил подкрепления, им не выдали боевые патроны. Они не выдерживают напора вооруженной толпы боевиков, отдохнувших, согревшихся и воодушевленных лозунгами, превосходящих численностью в десять-пятнадцать раз. К утру будут захвачены и разгромлены правительственные здания в Киеве, мобильные группы боевиков на автобусах займут телецентр, железнодорожный вокзал и блокируют въезды в город со стороны Броваров и Белой церкви. Кадры с «жертвами правительственного террора» начнут без перерыва крутить по эфиру. Больницы и морги также оцепят представители националистов. Связь между центром города и провинцией в широком смысле этого слова будет утеряна. Сам вооруженный мятеж займет не более шести часов при полном попустительстве деморализованного гарнизона Киева. Танковая бригада в Чернигове так и останется в казармах.

Местонахождение президента Януковича невозможно будет установить. К середине дня он попытается выйти в эфир через лояльные телестудии в Донецке и Харькове и объявит о введении военного положения в связи с попыткой государственного переворота, игнорируя Верховную раду. Части гарнизонов восточных областей начнут движение в сторону Киева и Днепропетровска.

Владимир Путин и Барак Обама свяжутся по прямому проводу. К консультациям подключится и Ангела Меркель, которой придется делать сложный выбор, поскольку надо будет одновременно и поддержать «стремление украинского народа к общеевропейским ценностям», и отмежеваться от откровенно фашистских лозунгов, звучащих в западных областях. Постепенно начнет выкристаллизовываться некий план Путина – Меркель, во исполнение которого с аэродромов Рязани, Иваново и Черехи поднимутся десантные самолеты. Обратного пути уже не будет. Да его и не было с самого начала.

Участие российских войск в освобождении центральной части Киева от боевиков может и не понадобиться. Получив реальную поддержку, центральная власть сможет в течение двух суток снова отмобилизовать боеспособные части из восточных областей. Бои на Подоле будут довольно кровопролитными, но краткосрочными, поскольку перевес будет уже на стороне правительственных войск, а моральный дух боевиков упадет до точки замерзания, после того как Ангела Меркель как официальный представитель Европы «в украинском кризисе» поддержит «восстановление порядка» в противовес «фашистскому хаосу». Большая часть боевиков просочатся из Киева в область и далее в регионы, где перейдут на нелегальное положение. Настоящих буйных окажется немного, но некоторое время они смогут изображать нечто подобное партизанской войне, нападая на воинские части и устраивая покушения на правительственных чиновников.

Захватывать западные области никто не будет. Там будет введено самоуправление под контролем смешанных сил ОБСЕ и НАТО. Пан Ги Мун объявит о проведении миротворческой операции в Галиции и на Волыни под общей эгидой ООН уже задним числом. Немецкие и польские войска займут стратегические позиции наподобие того, как это уже было в Боснии и Герцеговине. Венгрия объявит о контроле над районом Ужгород – Мукачево – Берегово «в целях безопасности соплеменников». Румыния попытается сделать то же самое в Буковине, но встретит недвусмысленный отпор со стороны центрального правительства в Киеве. Москва признает независимость Приднестровья и объявит о создании новой военной базы на территории этого частично признанного государства. Крым начнет переговоры о конфедеративном статусе, а Россия и Украина – о пересмотре соглашения о статусе Черноморского флота и самого города Севастополя.

И когда похоронят погибших, в Восточной Европе начнется совсем другая жизнь.

* * *

Как вернуть Киев

Происходящее на Украине дает шанс к воссоединению большого русского государства

С каждым днем киевского кризиса развал и раздел Украины уже в ближайшие годы из гипотетического сценария постепенно превращаются в единственно вероятный. Но пути к ликвидации украинской государственности могут быть разными. В том, как будет себя вести Россия, чтобы добиться воссоединения раздробленного народа, попыталась разобраться газета ВЗГЛЯД.

Реальность развития украинского кризиса такова, что все возможные сценарии выхода из него – плохие. Это не вина народа Украины, а последствия трагедии 1991 года с развалом СССР и тех процессов, что были запущены (во всех смыслах этого слова) после него.

Но одинаково плохи эти сценарии лишь в краткосрочной перспективе, потому что болезненны и несут большие риски. Результат же у них может быть принципиально различным – как для Украины, так и для России - и во многом зависит от политики Москвы. Рассматривая оба народа и государства как часть единого целого (как исторически, так и в будущем), нужно анализировать сценарии поведения России именно с этой точки зрения – и тогда через 10 лет мы увидим, что выбирали не из двух зол меньшее, а шли единственно благоприятным для двух частей одного народа курсом.

Оценивая положение дел из России, мы нисколько не умаляем значение жителей Украины, кем бы они себя ни считали – украинцами-антимоскалями, украинцами – братьями русских или просто русскими. Просто нужно исходить из того, что в нашей тысячелетней истории у большого русского народа был один центр и одна власть – и даже в периоды временного распада государства или отпадения его отдельных частей именно от политики центральной власти зависело будущее всех.

С тем, что украинское государство не состоялось, сейчас, после начала «киевского восстания», уже соглашаются даже многие из тех, кто еще недавно призывал предоставить «незалежную» заботам ее собственных жителей. Теперь, когда окончательно выяснилось, что самостоятельно разобраться не получается, пытаться и дальше закрывать глаза на украинскую проблему просто невозможно. Наша политическая элита должна понять, что ее место в истории во многом будет определяться поведением по украинскому вопросу. Многое забудется (а большинство нынешних проблем вообще покажутся искусственными) через сто лет, а вот момент истины с Украиной останется.

Да, нынешняя российская власть не несет ответственности за распад СССР, более того, Путин делает много для того, чтобы провести реинтеграцию постсоветского пространства, но нынешняя задача превышает возможности президента Путина. Она требует ответа от всего российского общества и власти. Встает простой и четкий вопрос: можно ли сейчас использовать шанс для воссоединения народа? Если да, то как? Если нет, то почему? Украинский вопрос уже стал центральным в российской политике – и будет оставаться им до того момента, пока не разрешится тем или иным способом. То есть до воссоединения Украины с Россией или ее ухода на Запад. Если бы мы сами осознали это до всех киевских событий и публично поставили Украину в центр нашей повестки дня, всем было бы сейчас легче.

Да, в России не были готовы к украинскому вызову – то есть многие понимали, что рано или поздно проблема Украины встанет в полный рост, и нужно будет определяться «здесь и сейчас», но казалось, что это произойдет когда-нибудь потом. Когда мы разберемся с основными проблемами внутри страны, станем сильными и привлекательными – и вот тогда-то мы и скажем: ну что, братья украинцы, давайте снова жить вместе! То, что к тому времени украинцев воспитают в духе симпатии к Европе и антипатии к России, конечно, понималось, но не считалось самой главной проблемой.

В результате мы практически не вели идеологической, пропагандистской работы на Украине – даже с теми пророссийскими силами, которые в изобилии присутствуют на ее востоке. Потеряли два поколения молодежи, особенно на западе и в центре Украины, которую воспитывали в антироссийском духе. Но сейчас об этом поздно сокрушаться – раскол на Украине произошел и будет углубляться.

Сейчас есть три основных сценария развития ситуации. Переворот в той или иной форме (свержение Януковича, досрочные выборы), разгром оппозиции и двоевластие. Судя по событиям последнего дня, лидеры Майдана делают ставку на двоевластие – создание параллельных структур власти с последующими попытками перехвата ими власти реальной. Двоевластие может закончиться переходом как к первому или второму сценарию, так и к быстрому распаду страны. Впрочем, единая Украина обречена при любом развитии событий.

ДВОЕВЛАСТИЕ

Если вслед за «народным вече» будут созданы местные структуры майданной власти, а ряд региональных, в первую очередь западно-украинских, областей признает новую власть, раскол станет реальностью. Восток и Юг останутся верны Януковичу, и начнется борьба за центральные области, в первую очередь Киев, победа в котором уже ничего не даст, но все равно будет важна с символической точки зрения.

Оппозиция объявит о непризнании легитимности президента и Рады, под давлением масс и западных советников пойдет на выдвижение единого руководителя – им станет Виталий Кличко в качестве главы какого-нибудь органа, образованного «восставшим народом». Допустим, исполкома Народной рады. Не сразу же, но последует признание его странами Запада в качестве законного представителя Украины. Сначала, конечно, будут введены санкции против Януковича, Азарова и украинских министров, потом отозваны послы, в случае углубления раскола будут разорваны дипломатические отношения. И уже потом правительство «народного спасения», базирующееся в Львове, будет признано странами НАТО (в первую очередь США и Великобританией).

Для Запада этот сценарий не является неприемлемым. Конечно, Германия и Евросоюз очень опасаются повторения сценария с распадом Югославии и понимают, что Россия не будет молча наблюдать за коллапсом своего соседа. Но для США Украина, по большому счету, так же удобна, как Сирия, – пусть себе воюют и делятся. Штатам очень выгоден хаос на Украине, потенциально способный столкнуть и ослабить Германию и Россию, предотвратить вероятное сближение двух держав. При этом в Вашингтоне понимают, что Москва будет делать все для того, чтобы сохранить мир на Украине, и будут надеяться выторговать от нас уступки, хотя понятно, что никакого даже гипотетического обмена, к примеру, Дамаска на Киев быть не может. Все будет ровно наоборот – попытки давления на Москву через украинское направление приведут лишь к ужесточению нашей позиции по всему спектру международных проблем.

Поведение России в случае двоевластия на Украине вполне просчитываемо: мы будем поддерживать действующую власть, заявлять о недопустимости развала страны и жестко требовать от НАТО прекращения поддержки сепаратистов. Потому что де-факто переходящие под власть Кличко регионы будут углублять развал Украины. Вероятность преодоления двоевластия через победу одной из противостоящих сторон будет уменьшаться тем больше, чем дольше будут сохраняться два центра власти. А само продолжение двоевластия приведет к постепенному закреплению фактического раздела страны – и юридическое оформление этого развода станет лишь подтверждением уже свершившегося факта. При этом в какой-то период стороны даже могут договориться о федерализации Украины, но и она будет лишь шагом на пути к разделу.

Пока двоевластие будет длиться, вмешательство России в украинские дела будет зависеть от тех форм, в которых оно будет протекать: если события примут откровенно силовой характер, а украинская армия расколется, то перед Москвой встанет вопрос о военном участии в конфликте через направление миротворцев или даже участие российской армии в боевых действиях. В случае же мирного противостояния и развода Москва будет стремиться к тому, чтобы всячески уменьшить «западенское» государство – как из-за желания собрать как можно больше русских земель, так и понимая, что получает в его лице вторую Польшу, пусть и маленькую. Остальная Украина будет воссоединена с Россией через вхождение в Евразийский союз.

Главный минус этого сценария для России – длительный хаос двоевластия на Украине чреват втягиванием России в силовой конфликт, что неизбежно отвлекает силы от внутренних проблем и других внешнеполитических вызовов. Кроме того, в результате раздела с Россией воссоединяется хоть и большая часть Украины, но не все потенциально способные к этому области (под вопросом даже Киев).

ПЕРЕВОРОТ И ПРИХОД К ВЛАСТИ МАЙДАНА

Этот сценарий может быть осуществлен как в убыстренном, так и в замедленном темпе. Быстрый вариант – падение Януковича в результате потери им контроля над Киевом и измены части окружения. Более медленный – его согласие на досрочные выборы и проигрыш на них. Самый медленный – поражение Януковича на выборах 2015 года.

В любом случае к власти приходит Кличко, который образует триумвират с Тимошенко и Тягнибоком. Как евроинтеграция, так и разборки между лидерами Майдана начинаются стремительно и происходят на фоне открытого недовольства Востока и Юга, ради уступок которым новая власть идет на федерализацию. Слабая центральная украинская власть теряет авторитет и сторонников, вязнет в междоусобной борьбе. На фоне передела собственности части олигархов и проблем с Россией экономика все больше обваливается, Восток и Юг замыкают свою жизнь на Россию. Украина постепенно фактически превращается в конфедерацию.

Через какое-то обозримое будущее (до следующих президентских выборов в 2020 году, если, конечно, на Украине вообще сохранится сильная президентская власть, что маловероятно) в целом ряде областей проходит референдум о воссоединении с Россией, они заявляют о желании выйти из состава Украины. Уровень поддержки реинтеграции будет зависеть как от того, насколько к этому времени на Украине успеют вкусить плоды «европейского выбора», так и от степени активности работы России на украинском фронте.

В случае жесткого противодействия центральной власти (и стран Запада) попыткам Востока уйти в Россию начинаются столкновения, страна снова оказывается на пороге гражданской войны. Вариант мирного развода маловероятен, но существует.

Политика России в случае победы «немца» Кличко будет исходить из заинтересованности в ослаблении власти Киева и федерализации и конфедерализации Украины. Чтобы не допустить возможности ухода всей страны на Запад, придется прикладывать все усилия для ее ослабления, параллельно всячески поддерживая и выращивая пророссийские силы. Но ставка на приход их к власти все же будет меньшей, чем игра на ослабление центральной украинской власти как таковой.

Помощь США и Евросоюза не окажет существенного влияния на стабильность власти Кличко, но вызовет очень серьезное обострение отношений России с Западом, особенно в случае попыток НАТО закрепиться на Украине в военном плане.

Минусы для России очевидны – враждебная по отношению к нам киевская власть будет пытаться делать все для того, чтобы так же враждебно настроить по отношению к России и народ Украины. Усиление симпатий к Путину и России на востоке и юге Украины будет компенсироваться ростом антипатий в ее центре. А главное – раздел все равно будет проходить крайне болезненно и непредсказуемо.

КОНТРРЕВОЛЮЦИЯ

Если Виктор Янукович решается на силовое подавление оппозиции, то ему придется идти до конца, чтобы любым способом выиграть выборы 2015 года. Аресты лидеров оппозиции приводят к санкциям против Украины со стороны Запада, ускорению движения Киева в сторону интеграции с Таможенным союзом. Западная часть Украины не признает легитимность президента, крайне негативное отношение к нему и в Киеве.

Выборы 2015 года проходят в форме противостояния Янукович – Тягнибок, что позволяет президенту переизбраться, но окончательно выводит западные области из подчинения центру. Ради сохранения единства Киев идет на федерализацию, параллельно пытаясь зажимать оппозицию на уровне исполнительной власти в регионах, но все равно все больше и больше теряя свое влияние. Парламент работает как Майдан, страна кипит, но какое-то время держится: оппозиция – надеждой на реванш, власть – надеждой на то, что все рассосется. Приближается развилка.

В одном случае к 2020 году неизбираемый Янукович оказывается перед необходимостью отменять выборы (или проводить их с откровенными фальсификациями) и объявлять о референдуме о вхождении в Евразийский союз. Западные области в ответ заявляют о выходе из состава Украины, в Киеве опять начинается Майдан. Все возвращается на круги своя, только в еще более жестком варианте. После нового подавления Майдана четыре не принимавших участия в голосовании области образуют новое государство, независимость которого признается мировым сообществом после долгих переговоров в Москве.

При другом варианте Москве удается за ближайшие годы сгруппировать и усилить пророссийские силы, помочь вырасти их лидеру, который станет фаворитом на выборах 2020 года (неважно, в качестве преемника Януковича или вопреки ему). В случае его прихода к власти процесс реинтеграции станет необратим, а развод с западенскими областями после референдума о вхождении в Евразийский союз имеет шансы стать относительно мирным.

ВОССОЕДИНЕНИЕ

Все три сценария потребуют существенного увеличения вклада украинской повестки в общероссийскую и повышения наших ставок в игре на мировой арене. Все это нужно понимать сейчас, потому что даже если кто-то не хочет воссоединения, то это вовсе не отменяет его необратимости. Осознанный отказ от него невозможен, потому что это означает предательство национальных интересов русского народа, и ни один русский правитель на это никогда не пойдет. Отложить на потом, чтобы потомки решали, – во-первых, нечестно, потому что им достанется еще более запущенная, а возможно, и вообще неразрешимая ситуация. А во-вторых, и невозможно – складывающаяся ситуация уже не спрашивает нашего мнения.

Конечно, идеальный вариант – постепенная реинтеграция со всей Украиной, но он в ближайшие годы практически невероятен. Сейчас можно вернуть Малороссию (с Крымом и Донбассом), побороться за центр (что в принципе является сложнейшей задачей, но без Киева воссоединение не будет завершенным), а западенские области, похоже, обречены на возвращение под польско-немецкое ярмо. Через несколько поколений, пожив в самостоятельной Галичине, они, возможно, и решат, что лучше быть в союзе с москалями, – и это уже будет их свободный выбор.

Во всех трех сценариях при грамотной политике Россия найдет на украинский вопрос правильный ответ. И как бы ни был сложен и маловероятен третий сценарий (а он самый трудный не только для Украины, но и для Москвы, потому что требует проведения очень мудрой и тонкой политики и усложняет наши геополитические позиции), из возможных он, конечно, лучший для России и всего большого русского народа. В том числе и потому, что дает еще немного времени для работы и позволяет наиболее мирным образом воссоединиться с большей частью Украины. А может ли быть цель выше, чем единство собственного народа?
5719

Комментировать: