Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -7 ... -6
утром -5 ... 0
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

«Фаина»: послесловия

Вторник, 24 февраля 2009, 05:40

Елена ГРЕБЕНЩИКОВА, Олег СУСЛОВ , Владислав КИТИК,

ИЗ КЕНИИ ПРИЛЕТЕЛА ГРУППА ЗОМБИ?

Одесские известия, 17.02.2009

Долгожданная весть об освобождении экипажа судна «Фаина», доставлявшего большую партию украинской военной техники в Кению, была омрачена скандалом вокруг состава «группы поддержки». Она вылетела в Африку, чтобы встретить наших моряков в порту Момбаса и сопровождать их в дальнейшем перелете на Родину. Несколько членов семей украинских моряков, подстрекаемые известными политиками, провели в центре Киева резонансную пресс-конференцию, во время которой предъявили обвинение властям в намерении «психологической перекодировки» экипажа «Фаины». Детали мероприятия, разумеется, были сразу растиражированы отечественными СМИ. Никто из моих коллег почему-то не поинтересовался, на чьи деньги был арендован самый престижный конференц-зал на Крещатике. Минимальный «набор услуг», который предоставляется этим агентством инициаторам конференции для прессы, стоит нынче более 2 тысяч гривень.

В пресс-службе омбудсмена Украины Нины Карпачевой корреспонденту «ОИ» посоветовали отнестись к сенсации со всей серьезностью.

Для инициаторов «изобличения» присутствие в группе сопровождения моряков во время их транспортировки в Украину «государственных» психологов и врачей представлялось злом не меньшим, чем продолжительный непосредственный контакт с ними сомалийских пиратов-оборванцев.

– Мы боимся, что наши дети могут забыть о некоторых моментах своего плена, – сказала «ОИ» Ольга Гиржева, мать моториста «Фаины» Артема Гиржева. – Поэтому – никаких обследований наших детей незнакомыми им и нам людьми, никаких психологов вблизи наших детей!.. Мы лучшие психологи и психиатры для них; следует нам лишь взглянуть в их глаза, – и никакие чужие специалисты уже не понадобятся!

По словам Гиржевой, недавно с ней связался по мобильному сотрудник Харьковского института катастроф. Он имеет немалый опыт работы с освобожденными из плена людьми, собирался вылететь в Момбасу и на этот раз.

– Кто и что по поводу врачей и психологов думает, – его личные проблемы, – сказал якобы этот господин, – но никто родителей и жен моряков не будет слушать...

– ...Но мы же прекрасно знаем, кого на самом деле готовит Харьковский институт, – продолжает Гиржева. – Оттуда выходят дипломированные психиатры, специализирующиеся на нейропрограммировании.

Не менее категоричным был и Виктор Шаповалов, отец одного из членов экипажа «Фаины»:

– Нашим детям попробуют втолковать, будто бы из пиратского плена их освободил едва ли не сам Виктор Ющенко. Вы, наверное, заметили: нигде не говорится, кто на самом деле собрал необходимые для выкупа деньги. Да, судовладелец был обязан позаботиться об экипаже. Но груз был государственным! Почему Ющенко с Альпериным (вероятный владелец корабля – авт.) целых четыре месяца затягивали переговоры с пиратами?!

Корреспондент «ОИ» позвонил по телефону в Харьков кандидату психологических наук, доценту Виталию Христенко. Полковник Службы гражданской защиты МинЧС Украины был в составе группы сопровождения на родину членов экипажа «Леманн Тимбер», которые также натерпелись в прошлом году от сомалийских пиратов.

– Ваше учреждение действительно занимается «нейролептическими изысканиями»?

– Вот видите, даже терминологию эти самые родители моряков выучили; правда, употребляют не к месту...

– Не могли бы Вы, Виталий Евгеньевич, уточнить: «заказ» на Вас и Ваших коллег по Харьковскому университету гражданской защиты сделали Карпачева с Януковичем?

– У вас ложные сведения. В аппарате Уполномоченного по правам человека Верховной Рады Украины соблюдают общемировые правила, которые вырабатываются десятилетиями. Имею в виду обязательную тщательную медицинскую проверку каждого из членов экипажа судна, пришвартовавшегося в конкретном порту. Любой город должен себя обезопасить; кто может гарантировать, что моряк, не видевший суши несколько месяцев, не занесет его жителям какую-нибудь опасную болезнь?..

– То есть, ваши специалисты работают не только с экипажами плененных кораблей...

– ...Мы обследуем моряков после каждого продолжительного рейса, включая абсолютно «беспроблемные». Никакими «нейролептическими приемчиками» мы не пользуемся. Нашей задачей, в случае привлечения к сопровождению моряков с «Фаины», была бы своевременная профессиональная психологическая помощь каждому.

– Откуда пошли «вредные слухи»?

– Большая часть членов семей моряков относятся к нашей миссии абсолютно лояльно, с пониманием. Для меня лично пресс-конференция двухнедельной давности была неожиданностью. Небольшая группа «несогласных», скорее всего, черпала сведения о возможном «зомбировании» своих родственников в интернете. Вы же не будете спорить со мной о достоверности информации, которая туда ежедневно сбрасывается?

– Не буду спорить.

– Не могу не констатировать наличие очевидного факта: «кулуарные» переговоры с пиратами, неспособность государства Украина в кратчайший срок прийти на помощь своим согражданам довели людей до состояния полного отчаяния. В это время и возникли перед ними посланцы многих известных вам политиканов (по известной причине не стану называть их поименно...); накануне президентских выборов не воспользоваться «полной дезориентацией во времени и пространстве» этих измученных украинских граждан для тех «профессионалов» было бы непростительной ошибкой.

– Первый заместитель председателя Совета национальной безопасности и обороны при Президенте Украины Степан Гавриш заявил: вопреки возражению отдельных лиц, в группу сопровождения (ее возглавил начальник Службы внешней разведки Украины генерал армии Николай Маломуж – авт.) включены и психологи, и врачи...

– Никто из психологов в Момбасу не полетел. Только врачи. Причины – сугубо технические.

Аналогичного мнения придерживается и другой известный специалист, исполнительный секретарь Ассоциации психиатров Украины Семен Глузман:

– Психологические влияния возможны лишь при условии, если этого желают обе стороны. Стоит вам оказать сопротивление психологическому влиянию, – ничто на вас не подействует. Если бы на самом деле предположения группы родителей моряков соответствовали действительности, – в Харьковском университете гражданской защиты МЧС в наше время работала бы целая плеяда Нобелевских лауреатов за способность изменять поведение. Тогда бы каждый из моих коллег запросто спасал бы пациента и от наркозависимости, и от игромании. К сожалению, ни того, ни другого мы пока делать не в силах.

– Откуда же в таком случае «родительские страхи»?

– Их природа – самый обычный испуг людей, совсем не разбирающихся в экстремальной и кризисной психологии.

В то же время не могу не сказать несколько слов о нашем государстве. Его должностные лица ничего не сделали для того, чтобы освободить «Фаину» еще в сентябре-октябре. Теперь они изо всех сил стараются продемонстрировать, будто бы думали о моряках, попавших в беду, каждое утро, едва лишь проснувшись.

* * *

ВОПРОСЫ «ФАИНЫ»

Моряк Украины, 18.02.2009

«Фаина», скорей всего, станет именем нарицательным. И уж точно моряки, специалисты и эксперты будут делить историю на «ДО м ПОСЛЕ Фаины», Дело вовсе не в драматизме переговорно-освободительного процесса я не в длительности удержания в плену (134 дня). «Фаина» дала урок (уроки истории всегда платные, кап известно), мастер-класс, даже можно сказать, всем институтам украинского общества. И, не приведи Господь, подобная история повторится — можно смело судить, кто сделал выводы из трагедии, а кто нет.

Вопрос 1: Kто заказал?

Наиболее актуален сейчас полуслух о том, что «Фаину» якобы «сдали» — по словам одного из российских изданий, украинскими спецслужбами было установлено: как только «Фаина», доверху груженая оружием, вышла из отечественного порта и направилась к берегам Африки, из Одессы с номера грузинского мобильного оператора был произведен звонок на телефон сомалийских пиратов. Мол, «шьертпобьери», «Михаил Светлов», то есть «Фаина», скоро будет, ждите... Более того, все планы украинских спецслужб по спасению «Фаины» также как будто бы становились известны преступникам заранее, из чего СМИ делают «единственно возможный вывод»: в высших эшелонах украинской власти завелся «крот» с грузинским мобильником и он сотрудничает с пиратами.

Несмотря на всю комичность описания, поверить в то, что пираты знали, кто именно к ним плывет и что именно везет, — вполне можно. Тем не менее, ответ на вопрос, был ли захват случайным или заказным, пожалуй, стоит оставить спецслужбам. Иначе можно дорассуждаться до того, что и капитан Колобков погиб не случайно, а кому-то мешал...

Вопрос 2: Кто платит?

Не менее актуален и непонятен, чем первый. Так, заместитель секретаря Совбеза Степан Гавриш в первые минуты после прилета моряков в Киев заявил, что «государство Украина не принимало финансового участия в выплате выкупа за освобождение сухогруза «Фаина»». «Государство не может финансировать терроризм, — сказал Гавриш. — Если бы Украина заплатила пиратам, это взорвало бы международное сообщество».

В СМИ распространяется информация о том, что в общем на освобождение «Фаины» было выделено 4 млн долл. Этого не опровергает и главный эксперт по пиратам на просторах СНГ и одновременно пресс-секретарь судовладельца «Фаины» Вадима Альперина Михаил Войтенко. По его словам, 800 тыс. долл. ушло на «сопутствующие расходы» — организацию доставки продовольствия и воды на судно, перелет моряков, выплаты английским адвокатам, выполнявшим услуги посредников в переговорах, и многое другое. При этом Войтенко утверждает, что именно Украина оплатила львиную часть этих расходов. В общем, опять какие-то нестыковки, неясности и путаность в показаниях...

Четко можно сказать одно: судовладелец тут точно «ни при чем» — у него таких денег нет и никогда не было, и изначально «торги» по выкупу шли именно из-за физической невозможности Альперина дать пиратам много. По информации СМИ, судовладелец выделил «меньше половины» — то есть (выясняем с помощью простой арифметики), около 1,5 млн долл. Сбор оставшейся суммы якобы проходил подлинным контролем президента Ющенко, а средства предоставили некие украинские бизнес-структуры, названия которых не разглашаются.

Вопрос 3: Какова роль государства?

Вопрос вытекает из предыдущего. Все-таки хотелось бы выяснить, насколько много государство сделало для спасения жизни пленников «Фаины» — и даже не столько в материальном, сколько в общечеловеческом плане.

Сами власти преподносят освобождение судна как свой большой успех – встречать моряков в кенийский порт Момбаса поехали глава СВР Украины Николай Маломуж и заместитель главы Секретариата президента Андрей Гончарук. Они сопроводили бывших пленников на родину, где их торжественно встретил сам президент Виктор Ющенко. Кстати, летели из Кении на президентском же самолете — мелочь, а приятно. В комментариях Секретариата президента, Совбеза, МИДа и спецслужб говорится о «чрезвычайно эффективной спецоперации».

Михаил Войтенко, претендующий на роль независимого эксперта, также утверждает, что «без помощи украинской власти судовладелец ничего бы не сделал, а «Фаина» еще долго оставалась бы у пиратов без гарантии того, что она когда-либо будет освобождена». Журналист считает, что государство в принципе не обязано было брать на себя подобные обязательства, однако взяло и завершило дело блестяще.

Так должно или не должно государство вмешиваться в подобные дела? И почему все-таки вмешались? Может, тут все-таки не только человеколюбие, но и непонятные мотивы захвата судна, странные документы на перевозку военного груза или еще что-нибудь, о чем мы даже не догадываемся? Пока на эти вопросы нет ответа.

Вопрос 4: Где информация?

В деле «Фаины», как и во многих других, связанных с чрезвычайными происшествиями, достоверная информация — нечто из области фантастики. И в первые месяцы захвата сведений о самочувствии экипажа и о том, как движется переговорный процесс, было не густо, а в дальнейшем они и вовсе исчезли. Сейчас представители спецслужб подтверждают: решение о переходе операции в режим особой секретности было принято в середине января, после чего Служба внешней разведки перестала посвящать в свои действия кризисный штаб при Совете нацбезопасности и обороны, Министерство иностранных дел и другие ведомства. И только после того, как распространение информации было перекрыто, переговоры удалось довести до логического завершения.

Во время встречи моряков «Фаины» в аэропорту президент Виктор Ющенко подтвердил, что переговоры о выплате выкупа дважды были близки к завершению, но срывались по причине «стороннего вмешательства». После этого, по словам Ющенко, было принято решение сузить круг людей, информированных о ходе спецоперации. «На третьем этапе операции, учитывая исключительность обстоятельств, было принято решение построить работу в Службе внешней разведки так, чтобы она была главным исполнителем», — пояснил президент.

Тем не менее, вопрос информированности СМИ, общественности, а главное, родственников моряков, остается открытым. Почему все-таки Виктор Муренко — директор крюинга «Томекс» и судовладелец Вадим Альперин буквально скрывались от СМИ, долгие недели не поясняя ничего в этой истории?.. Альперин комментирует это так: «Я не выходил к прессе потому, что вся информация и весь ход переговорного процесса имели свои нюансы. Если бы я оглашал их перед камерами и их слышали люди, желающие нажиться на этом, получить политический «пиар», то мы бы никогда не освободили судно. Вся информация носила строго конфиденциальный характер и могла быть использована нами только в целях скорейшего освобождения экипажа. Раздувать информацию и тем самым давать повод политикам делать себе имя или «выбивать» себе звезды я не хотел».

Возможно, в этих рассуждениях есть своя логика, но как же быть с родственниками? Ведь, как известно, они перессорились даже друге другом, создав две «группы» — киевскую и одесскую. И не произошло ли это по причине отсутствия информации у тех или других?.. Мировой опыт поведения в кризисных ситуациях гласит — в рамках антикризисных мероприятий необходимо давать информацию системно - 1 раз в день или несколько раз в неделю. Может быть, представителям крюинга и судовладельца стоило разработать некую систему информирования — родственников, СМИ, властей? Знание, что в любой момент можно позвонить на какой-нибудь «горячий телефон» и получить информацию о сыне или муже, могло бы как минимум успокоить родных моряков. Как максимум — не заставило бы их делать те нелицеприятные заявления, которые они делали и делают в адрес властей и людей, отправивших моряков в роковой рейс.

Вопрос 5: А если снова «Фаина»?..

Это вопрос самый сложный и больной, однако не поставить его невозможно. Он напрямую связан со всеми предыдущими вопросами, а также с еще одним — о роли в подобных историях политических партий, МИДа, омбудсмена, профсоюзов, судовладельцев и крюинговых компаний. То есть всего, что называется «власть, общество, бизнес». Итак, с кого же в следующий раз спросятжены моряков, когда случится (тьфу-тьфу-тьфу) новая «Фаина»?..

Политические партии оживились буквально сразу же, как стало известно о требованиях пиратов. В основном партийцы делали громкие заявления на всевозможных политических телешоу, некоторые пошли еще дальше: начали сбор средств в поддержку судовладельца — чтоб тому не надорваться с выкупом... Однако насколько помогли или помешали те и другие — сказать сложно. По крайней мере, Вадим Альперин считает, что большинство политиков и не собирались помогать, а занимались исключительно «пиаром». «Если бы не вмешательство политиков и некоторых людей, то освобождение моряков стоило бы ровно вполовину дешевле и произошло бы в два раза быстрее, — говорит владелец судна. — Из-за постоянного вмешательства всевозможных политических сил постоянно менялась сумма выкупа, приходилось заново выстраивать отношения с представителями захватчиков». Альперин приводит пример: буквально через несколько часов после того, как с пиратами была достигнута первая договоренность о выкупе в 2 млн долл., бандиты получили информацию, что некая политическая сила в Украине готова дать 8 млн. Естественно, переговоры были сорваны...

Уполномоченная Верховной Рады Украины по правам человека Нина Карпачева также повела себя в. истории с «Фаиной» странно — сначала проявляла невероятную активность, летала в Кению и убеждала СМИ, что заложники будут вот-вот освобождены. Однако через пару месяцев Карпачева свернула свою бурную деятельность, и теперь ее имя мелькает только в связи с непонятными скандалами — она то подает в суд на судовладельца, то не подает...

Об активности профсоюзов, морских ассоциаций, фондов помощи морякам, неправительственных организаций говорить не приходится. Никто из них не занял активной позиции, не попытался помочь.

Еще осенью мы задавались вопросами, не пора ли создавать ассоциации моряков, бывавших в заложниках у пиратов, открывать сайты с названием печально известных судов, таких как «Панагия», «Леманн Тимбер», «Фаина» и обсуждать все, до мельчайших подробностей. Спрашивали: где наука, образование, тренажерные центры, психологи — где их навыки, методики, исследования, рекомендации, советы? До сих пор эти вопросы остались в разряде риторических.

В стране по-прежнему и «не пахнет» созданием института морских консулов, а ведь они могли бы разгрузить МИД, которому попросту не до проблем моряков и судовладельцев — и без того хватает... По-прежнему никто даже не говорит о том, чтобы как-то регламентировать ответственность работодателей и определить, за что отвечает крюинг, за что судовладелец, а также разобраться с компенсациями — кто кому и сколько будет должен в случае чего. И что уж говорить о возможности создания в стране специальных правил транспортировки оружия, особенно в нестабильных регионах, таких как Африканский Рог.

Огромное количество вопросов без ответов — старых и новых — наверное, могло бы заставить задуматься тех, от кого что-то зависит. «Фаина» могла бы чему-то нас научить. Если этого не произойдет и на этот раз — тогда чем мы отличаемся от сомалийцев?..

* * *

С ЧЕГО НАЧНУТ «РАЗБОР ПОЛЕТОВ»?

Вечерняя Одесса, 17.02.2009

Итак, они уже дома

Семнадцать граждан Украины — и опытных мореходов, повидавших на своем веку немало, и новичков, для которых рейс на сухогрузе «Фаина» стал первым в трудовой биографии. Они с честью прошли испытание пленом у сомалийских пиратов: не впали в истерику, не поддались панике, не спровоцировали преступников на спонтанную жестокость, не перессорились между собой.

КАК ЗАМЕТИЛА мама одного из молодых моряков во время прямого эфира в программе у Савика Шустера в минувшую пятницу, провожала она в море мальчика, а из рейса пришел мужчина. Безусловно, несколько экстремальный способ взросления, но что поделаешь? Профессия обязывает, ведь в лоции каждого моря на первой странице записано буквально следующее: «Мореплаватели должны всегда помнить, что их подстерегают всякого рода случайности и опасности на море».

В списке подобных неприятных «сюрпризов» — кроме штормов, тайфунов и цунами — есть и пираты. Обитают они не только у берегов Сомали. По данным международных морских правозащитных организаций, самыми опасными районами для мирового судоходства — исходя из анализа нападений пиратов на суда торгового флота в 2008 года — были признаны морские воды близ берегов Нигерии, Танзании, Бразилии, Перу, Индии, Индонезии, Бангладеша, Сингапура и Филиппин.

Тем не менее, первенство сомалийских пиратов никто не оспаривает. В «передовиках» они оказались благодаря двум факторам: частоте захватов и соблюдению четкой стратегии. Все судовладельческие компании мира знают, что этих африканских корсаров не интересуют захваченные суда и перевозимые ими грузы. Для них объект наживы — экипаж, за который можно получить выкуп.

В Сомали почти двадцать лет идет гражданская война, правительство не контролирует и половины территории государства, а правят бал многочисленные вооруженные группировки, занимающиеся пиратским промыслом, который является чуть ли не единственным доходным занятием.

Любые попытки силовым методом решить проблему обречены на провал. К примеру, в конце прошлого года, когда был всплеск пиратской активности, ряд государств послали в Аденский залив военные корабли для охраны и сопровождения торговых судов. И что, попыток захвата стало меньше? Пираты испугались? Да ничего подобного! Они просто стали гораздо хитрее, более изобретательны и менее предсказуемы.

Ведь пиратство по-прежнему остается одним из самых привлекательных занятий для молодежи. В одном из интервью редактор сомалийского сайта новостей Юсуф Хасан рассказывал о том, сколько в его стране сейчас строится шикарных особняков и сколько покупается дорогущих джипов...Как отмечают политологи, сегодняшний расцвет пиратства является ответом Сомали на то безразличие, которое мировое сообщество проявляло к судьбе этого африканского государства на протяжении последних двух десятков лет.

В этой связи было любопытно слушать выступление в программе «Свобода на «Интере», показанной в прошлую пятницу, председателя Службы военной разведки Николая Маломужа. По его словам, в первые дни захвата «Фаины» якобы всерьез планировалась силовая операция по освобождению судна, от которой потом, в силу ряда причин, отказались.

Возникает сразу вопрос: за что такая «честь»? Ведь в составе экипажа были также граждане России и Латвии. Позиция этих государств относительно плана освобождения моряков так и не была озвучена. Получается, что Украина готова была взять на себя ответственность — при любом развитии событий во время штурма судна — и за судьбу иностранных граждан?

Тогда что же мешало строить планы по силовому освобождению судов «Леманн Тимбер» или «Капитан Стефанос»? Там же тоже в составе экипажа были граждане Украины. Правда, мало. На первом упомянутом судне четверо, на втором — вообще один человек. Однако на «Панагии», которую сомалийские пираты захватили осенью 2005 года, экипаж полностью состоял из украинских граждан. Но что-то никто их не рвался освобождать...Значит, дело не в людях.

СИМПТОМАТИЧНО, что несколько раз в ходе упомянутых выше телевизионных передач высокопоставленные выступающие называли «Фаину» украинским судном. С юридической точки зрения — полный абсурд. Судно работает под флагом Белиза, принадлежит иностранной судовладельческой компании, которую возглавляет гражданин Израиля.

Остается груз. Он, действительно, наш. Вернее, был нашим. Ведь вся эта военная техника была успешно продана кенийским товарищам, решившим украинскими танками и зенитными установками перевооружать свою армию. Наверняка и судно, и груз были застрахованы на немаленькую сумму. Так что, по большому счету, особых оснований переживать — кроме, как за судьбу экипажа, — и не было.

Однако весь этот сыр-бор, затеянный вокруг освобождения «Фаины», поток противоречивых сообщений, которыми кишело информационное пространство в течение почти пяти месяцев; слухи о том, что истинным владельцем судна является высокопоставленный чиновник из Министерства транспорта и связи Украины; попытки использовать беспомощное состояние родных и близких моряков в пропагандистских целях некоторых политических партий, — говорят о том, что ответы на все вопросы в этой истории надо искать в характере груза и в условиях его доставки на Африканский континент.

Ведь, если Украина готова — наконец-то! — биться за судьбу каждого своего гражданина, оказавшегося в трудной ситуации за границей, то можно было начинать с экипажей тех немногочисленных судов, которые действительно работают под украинским флагом. Например, с землечерпалок и земснарядов «ЧерАзморпути». Многие из них годами стоят на приколе в иностранных портах: без топлива, нормального снабжения, денег, лекарств. По возвращении домой членов экипажей этих судов ждет унизительная процедура хождения по судебным инстанциям в тщетной надежде добиться кровно заработанных денег. И что-то не слышно было, чтобы та же Уполномоченная Верховной Рады по правам человека Нина Карпачева ездила к морякам «ЧерАзморпути» с черным хлебом и салом...

Сейчас начинается самая «интересная» пора. На языке летчиков она называется «разбор полетов». Предстоит разобраться в ряде вопросов: почему все-таки было захвачено судно, навел ли кто на «Фаину», груженную военной техникой, все ли правильно делал экипаж, почему переговоры об освобождении моряков затянулись на такой срок, в чем причина того, что четырежды, по словам председателя Службы военной разведки, достигнутые договоренности с пиратами о сумме и форме передачи выкупа срывались в самый последний момент?..

А ДЛЯ ЧЛЕНОВ ЭКИПАЖА «Фаины» главное — на какую сумму компенсации за перенесенные страдания и лишения могут рассчитывать они? Выясняется одна интересная деталь. Тот, кто внимательно следил за развитием событий в этой истории, безусловно, обратил внимание на отсутствие какого-либо упоминания о профсоюзе, который должен был наравне с судовладельцем беспокоиться о судьбе членов экипажа.

Оказалось, что «фаиновцы» не были членами профсоюза. С одной стороны, в этом нет ничего предосудительного, ведь в соответствии со статьей 36 Конституции Украины гражданин вступает в профсоюзную организацию исключительно на добровольных началах.

Однако уважающие себя иностранные судовладельцы, работающие с ведущими украинскими посредническими предприятиями, приветствуют вступление моряков в какой-либо национальный морской профсоюз. В таком случае между работодателем и украинским профсоюзом заключается коллективное соглашение, в котором указывается размер страховых выплат моряку и членам его семьи, продолжительность рабочего дня и размер овертайма, условия репатриации с судна, график работы в праздничные дни, и многое другое. Коллективное соглашение является важным дополнением к индивидуальному трудовому договору, заключаемому между моряком и судовладельцем, и становится одним из основных документов в случае возникновения судебного спора. Наконец, профсоюз, согласно судебному решению, вынесенному в пользу экипажа, может арестовать любое судно этого судовладельца в любом украинском порту.

Члены экипажа «Фаины» шли в рейс без коллективного соглашения. По сути, за них теперь — если возникнет размолвка с судовладельцем по поводу выплаты компенсации — опять будет некому вступиться. Кроме родных и близких...

* * *

ЖЕЛЕЗНЫЕ ЛЮДИ

Вечерняя Одесса, 21.02.2009

Такой комплимент членам экипажа «Фаины» сделали американские морские пехотинцы, поднявшиеся на борт судна после его освобождения из пиратского плена.

Наш корреспондент встретился с членами экипажа освобожденной из пиратского плена «Фаины».

ЧУВСТВОВАЛОСЬ, что внутренне они очень напряжены. Как говорится, были начеку. Ни на секунду не теряли бдительности: каждое слово, каждая фраза, произнесенная одним из них, моментально анализировалась всеми остальными участниками разговора. И если вдруг появлялась угроза того, что будет сказано, по их мнению, лишнее, тут же разговор безжалостно обрывался заранее, по-видимому, подготовленной фразой: «На эту тему сейчас говорить не будем, извините».

Понять членов экипажа «Фаина», согласившихся на встречу с журналистом «Вечерки», можно. За время их пребывания в плену некоторые средства массовой информации, как печатные, так и электронные, кто по незнанию, а кто осознанно, словно соревновались в тиражировании небылиц о житье-бытье находящихся в плену моряков.

Например, сообщали будто бы руку боцману сломали... пираты. За то, что он, дескать, сколько мог, снимал на видеокамеру захват судна. На самом деле травма никак не была связана с нападением пиратов...

К тому же на днях должна состояться встреча экипажа с судовладельцем, после которой станет ясно, каким будет информационный повод для следующей встречи моряков с представителями прессы.

А сегодня токарь Юрий ЛИСЮТИН, боцман Денис ШАПОВАЛОВ, электрик Руслан СТУПАК, матрос 1-го класса Сергей САРАНЧА, повар Юрий ЯРОМЕНКО, третий механик Сергей МЕЛЬНИКОВ и моторист Артем ГИРЖЕВ просто вспоминали самые яркие, если можно так выразиться, моменты из их 133-дневного пребывания в плену у сомалийских пиратов.

...О ВОЗМОЖНОЙ угрозе пиратского нападения в Аденском заливе экипаж узнал из телекса, полученного 22 сентября, за три дня до захвата судна. Моряков поставили в известность, что они направляются в опасный район так называемого Сомалийского моря, в котором участились случаи пиратских нападений на проходящие торговые суда. Правда, списаться, прервать контракт — даже если бы было такое желание — члены экипажа не смогли бы: «Фаина» уже прошла Суэцкий канал и находилась достаточно далеко от берега.

Какой груз находился на «Фаине», экипаж знал еще с момента его погрузки в порту Октябрьский. Недавно появившаяся информация о том, что якобы судно, кроме военной техники, перевозило еще что-то, что было спрятано в «секретных» трюмах, по утверждению членов экипажа, выдумка чистой воды.

Атаковали «Фаину» стремительно, с двух бортов, со стрельбой из автоматического оружия. Больше пострадал левый борт. В нем моряки насчитали 29 отметин от попаданий из автоматов и крупнокалиберного пулемета. К счастью, никого из членов экипажа пули не задели.

Захватив судно, пираты сразу же построили команду, потребовали сдать наличные деньги. Потом началось обычное мародерство. Членов экипажа водили по их каютам, беззастенчиво забирали все, что могли унести: личные вещи, музыкальную аппаратуру, постельное белье, матрасы, не брезговали даже сушившимися на веревках носками и трусами.

От таких «трудов праведных» пираты, естественно, проголодались. Наступила горячая пора для повара Юры Яроменко. Вначале потребовали подать ужин на четырнадцать человек — такой была первая «порция» пиратов, поднявшихся на борт «Фаины». Так как на плите остывал ужин, приготовленный для команды, незваных гостей из Сомали тут же пригласили к столу. Они съели все подчистую, попросив еще добавки.

Затем пираты объяснили свои гастрономические требования: никакой свинины, только курицу. В итоге за первые пять дней они смолотили три ящика куриных окорочков, а также уничтожили все сладости: мед, джем, варенье, сгущенку.

Когда неожиданно умер капитан «Фаины» — невероятное нервное напряжение вызвало фатальный гипертонический криз — его тело пришлось положить в большой рефрижератор, предварительно вынув оттуда продукты.

В итоге задействованными оказались два маленьких рефрижератора. Находившихся там продуктов хватило до начала декабря. На Новый год повару удалось побаловать экипаж праздничным ужином: тридцать жареных картофелин и две курицы, которые Юре удалось удачно спрятать от вечно голодных прожорливых пиратов. Так что вторую половину пребывания в плену экипаж провел впроголодь.

Пираты исправно привозили только рис и макароны. О качестве продуктов, которыми довелось питаться, моряки стараются не вспоминать. Привычной картинкой были ссоры пиратов на камбузе. Один из них, к примеру, кипятил в судовой кастрюле личные вещи, помешивая их палкой. Спустя какое-то время на камбуз заходил другой пират. Вещи из кастрюли он решительно выбрасывал, после чего начинал в той же воде... варить рис.

Катастрофически не хватало витаминов, практически не было мяса. Пираты, правда, оказались понятливыми: довести экипаж до голодной смерти в их планы явно не входило. Поэтому стали время от времени привозить бананы, апельсины, какую-то зелень. Доставляли муку, чай. Однажды привезли разделанную тушку козленка. Морякам, правда, достались только одна нога, куски реберной части и шея. Ежедневный рацион время от времени пополняла рыба: ее ловили пираты и делились с моряками.

Большой проблемой была питьевая вода. Приходилось пить техническую воду. Однажды расщедрились пираты, доставив на борт «Фаины»... две упаковки питьевой воды. Просроченной. Вышло по бутылке на брата. Оказалось, что «подарочную» воду пираты взяли с другого захваченного судна, которое к тому времени уже отпустили.

Так подробно о каждодневной еде-питье члены экипажа «Фаины» рассказывали для того, чтобы подчеркнуть (опровергнув некоторые сообщения СМИ): никакие гуманитарные передачи в виде продуктовых наборов и емкостей с питьевой водой — ни от судовладельца, ни от каких-либо африканских правозащитных организаций, действовавших по поручению представителей украинских органов государственной власти, — они не получали. Может, им действительно что-то посылали. Но на борт из продуктов доставлялось только то, что пираты везли с берега по просьбе экипажа.

Все лодки, курсировавшие между «Фаиной» и сомалийским берегом, тщательно досматривали американские военные моряки. Один из эсминцев ВМС США, находившийся все время неподалеку от захваченного пиратами судна, во-первых, предотвратил любые попытки отвести «Фаину» для разгрузки в какой-нибудь порт Сомали, а во-вторых, не позволил переправить на берег часть оружия, находившегося на борту.

Дни и ночи в плену тянулись невыразимо долго. В тесной каюте, где содержались все двадцать членов экипажа, особо не разгуляешься. По два-три раза были прочитаны все книги и журналы из судовой библиотеки. Рассказаны-пересказаны все житейские были и небылицы. Самое главное, как заметил боцман Денис Шаповалов, что экипаж остался экипажем. Любые попытки захандрить, впасть в отчаяние или панику мгновенно пресекались дружными усилиями коллектива.

Единственное развлечение: смотреть в иллюминатор на американский эсминец, стоявший мили за две от «Фаины», да слушать появлявшийся время от времени стрекот вертолета, совершавшего дежурные облеты захваченного судна. Это поддерживало моральный дух моряков: значит, о них не забыли, значит, переговоры идут...

ПОДРОБНОСТИ ПЕРЕГОВОРНОГО процесса экипаж узнавал от пиратов. Экипаж верил, что их, в конце концов, освободят. Ни о какой попытке самостоятельно освободиться из плена «фаиновцы» и не помышляли. Пиратов всегда на борту судна находилось много. Вооружены они были до зубов и бдительности не теряли. Даже когда употребляли какие-то доморощенные наркотики, и потом, когда обнаружили на судне представительский запас сигарет и качественного спиртного.

Иногда пираты шутили. Правда, своеобразно. Однажды неожиданно шесть человек из экипажа вывели на капитанский мостик. Приказали: дышите, курите. Для пущей убедительности передернули затворы на автоматах. В общем, антураж был такой, что вроде бы вывели на расстрел. Что за это время пережили эти шесть «избранных», можно только представить. А потом показался американский эсминец. Выяснилось, что моряков пираты вывели на мостик для... фотосессии. Вот, дескать, члены экипажа живы-здоровы и радуются жизни. Не соврали: в тот момент действительно радовались...

ИНТЕРЕСНО, что услуги экипажа понадобились пиратам во время получения выкупа. Моряков вывели на открытую палубу, одних поставили по правому борту, других — по левому. Круживший над «Фаиной» легкий самолет сначала сбросил пустой пакет — для проверки точности попадания. Затем на палубу полетел пакет с деньгами.

Как уходили пираты с «Фаины», экипаж не видел. Спустя какое-то время к освобожденному судну подошли три американских боевых корабля. Два эсминца (№ 87 и № 72), а также буксир-спасатель (№ 168).

Указываем номера кораблей на всякий случай: вдруг американцы читают украинскую прессу? Члены экипажа «Фаины» хотят передать им искреннюю признательность за внимание и заботу. Поднявшиеся на борт моряки ВМС США сразу же спросили — что нужно? Нужно было все: предметы личной гигиены, мыло, зубная паста, щетки, чай, кофе, сигареты, питьевая вода, носильные вещи. Американцы привезли все. Даже нити для чистки зубов.

Именно тогда морские пехотинцы, у которых за плечами настоящие боевые операции в различных «горячих» точках, сделали комплимент морякам «Фаины». Дескать, мы думали, что мы крутые, но вы — круче. Мол, настоящие железные люди. По признанию американцев, они ожидали увидеть их давно потерявшими человеческий облик. А на палубу вышли двадцать моряков — исхудавших, ослабевших физически, но не опустошенных и не сломленных.

К кенийскому берегу «Фаина», которой от роду уже 31 год, шла из последних сил. Запуск правого двигателя оказался невозможным. Дабы сохранить возможность последующего ремонта, решили его «не мучить». А на одном двигателе быстро не побежишь, тем более, что он тоже оказался склонным к «капризам». В итоге скорость «Фаины» составляла 2-2,5 узла, а при течении в корму — максимум 6 узлов.

Долгожданная встреча с берегом представлялась членам экипажа по-разному, но действительность превзошла все ожидания. В кенийском порту Момбаса не было ни цветов, ни торжественных речей, ни оркестра. Вернулись — и слава Богу! Моряков отправили на профилактический медосмотр, где их поверхностно осмотрели, после чего переодели почему-то в камуфляжную форму и бушлаты.

Сменный экипаж, поднявшись на «Фаину», был шокирован увиденным. За 4,5 месяца пираты, хозяйничавшие на судне, довели его до ужасного состояния. Что могли поломать — поломали, что могли скрутить — скрутили. Причем не совсем понятно, с какой целью пираты это делали. Свинарник развели на судне — невообразимый! Что говорить, если пираты не умели пользоваться обычными ведрами...

В Киеве встреча также получилась скомканной. Президент пожал каждому моряку руку, сказал «Вiтаю вас!». И все. (Кстати, двум российским морякам, находившимся на «Фаине», их правительство уже вручило ордена за проявленное мужество и приравняло к статусу участников боевых действий)...

Сейчас члены экипажа заняты прозаическими вещами. У многих проблемы со здоровьем, самая распространенная — испорченные желудки. К нормальной пище привыкание идет с большим трудом. У Артема Гиржева, самого молодого члена экипажа, вдруг резко упало зрение.

Впереди — разговор с судовладельцем. После чего станет окончательно ясно, представляют ли сегодня какую-нибудь ценность жизнь и здоровье украинского моряка...

* * *

ТАЙНА В КИЛЬВАТЕРЕ «ФАИНЫ»

Одесские известия, 21.02.2009

17 украинских моряков с «Фаины» приехали домой. 8 из них – одесситы. Всем обеспечили смену на борту, проезд, наконец, – самое главное – дали зарплату! Они не испытывают потребности откровенничать с прессой – после 4 месяцев пребывания в плену им, безусловно, нужны отдых и адаптация. Тем не менее, с одним членом экипажа поговорить, пусть только по телефону, все же удалось. В его желании не называть своего имени просматривается еще одно подтверждение того, что в организации этого рейса далеко не все чисто. Возможно, прояснить туман тайны, тянущийся в кильватере «Фаины», помогли бы аналитические размышления капитанов – ветеранов Черноморского морского пароходства. К сожалению, ответов на их вопросы нет. Да и будут ли?

Плен экипажа «Фаины», по мнению ветеранов ЧМП, хуже, чем нахождение в тюрьме. Там, по крайней мере, люди знают, за что осуждены, им доказана вина, гарантированы правовая защита, безопасность и условия содержания в рамках закона. Моряки же бедствовали на «Фаине» под дулами автоматов полудиких африканцев. Поправ все критерии гуманности, сомалийские захватчики держали всех моряков в одной тесной каюте, почти лишив возможности двигаться. Когда закончилась солярка и дизель-генератор не смог вырабатывать электроток, прекратил работать и кондиционер. Моряки находились под губительным воздействием изнуряющей африканской жары. При этом экипажу, как сказал мой собеседник, приходилось довольствоваться скудным питанием и мучиться из-за отсутствия свежей воды. Пили конденсат, получаемый в испарителе. Продуктовой помощи в должном объеме никто морякам не оказывал. Никто на их родине и не заботился об этом!

Ненадолго моряков обнадежила обещаниями уполномоченная Верховной Рады Украины по правам человека Нина Карпачева, приехавшая в Сомали. Но ход событий показал, что пафос ее заявлений – только политический «пиар». В силу того, что это не ее компетенция, реально влиять на переговоры об их освобождении она не могла. К сожалению, самая насущная проблема – как снабдить попавших в беду соотечественников провиантом, была при этом забыта.

Цинизма полна фраза, произнесенная в неофициальной обстановке одним из высокопоставленных чиновников, причастных к фрахту судна. Он сказал, что сумма требуемого выкупа больше, чем стоит сам теплоход, поэтому, если кто-то из команды и погибнет, то утешением для родных станет полученная за него страховка. Впрочем, и со страховкой не все гладко!

Вызывает сомнение легальность отправки моряков в этот злополучный рейс. Мой собеседник сказал, что члены экипажа вышли в море без контракта. Но именно контракт является документом, по которому выплачивается зарплата, страховка и в котором вообще оговорены все условия найма и работы на борту. Имея на руках контракт, моряки могли бы подавать в суд на судовладельца с требованием о возмещении морального ущерба. Но они этого делать не собираются, несмотря на то, что Н. Карпачева уже пыталась применить такую практику воцарения справедливости по отношению к морякам-«подфлажникам» с немецкого судна «Лемон Тимбер». Значит что: нет документальных оснований?

Чтобы прояснить это, понадобилось обратиться к заместителю начальника управления политики занятости и трудовой миграции при Министерстве труда и соцполитики Украины Василию Гусечко. Оказалось, полной ясности нет и там, поэтому начата процедура, предваряющая проверку факта легальности работы дочернего предприятия «Томэкс», расположенного в Одессе. Оно имеет лицензию от Минтруда и СП на такой вид деятельности, как посредничество в трудоустройстве за границей. Известно, что это ДП работает с компанией «Томэкс Тим Инк», зарегистрированной как оффшорное предприятие на Вирджинских островах. Ее директором назвался гражданин Израиля Альперин. Но только имеет ли это дочернее предприятие доверенность от судовладельческой компании «Томэкс Тим Инк» представлять здесь ее интересы?

Это нужно знать, потому что моряки отправлялись на «Фаину» от одесского ДП «Томэкс», которое, скорее всего, может быть шип-оператором данной оффшорной компании. В морском бизнесе это не редкость, когда судовладелец – одна компания, работодатель – другая, взявшая у нее суда в операторский менеджмент, а комплектацией экипажа занимается третья компания.

– Вот мы и сделали министерский запрос на имя директора ДП «Томэкс», чтобы он дал информацию о том, как и какие услуги его дочернее предприятие оказывало морякам в плане трудоустройства на «Фаину». Был ли контракт о найме? – говорит В. Гусечко.

Тогда и выяснится, работает ли компания в рамках закона или под чьим-то прикрытием. Пока этих данных нет, нельзя предъявлять какие бы то ни было претензии к лицензиату. Было бы проще, если бы при отправке моряков на судно имелся договор с профсоюзом. Но «Фаина», как говорилось, судно оффшорное, значит, на него не распространяется это обыкновение, и даже Международный профсоюз транспортников ITF не может употребить здесь свое влияние.

Между тем и статус Альперина, как директора оффшорной компании, выглядит довольно спорным. Хотя бы потому, что в практике едва ли найдется судовладелец, имеющий наличными 3 миллиона долларов. Это ветераны ЧМП относят к разряду небылиц. За такие деньги он купил бы хорошее судно для эксплуатации. Может, он просто фигура для демонстрации по телевидению, формальный передатчик выкупа? А деньги к нему попали из других источников? Ведь у компании Альперина (если это его компания) нет официального представительского сайта, какой имеется у всех других судовладельцев, работающих легально.

Больше должны знать об этом ответственные лица государственной компании «Укрспецэкспорт», работающей под руководством Госслужбы экспортного контроля. Ведь эта организация заключала договор о фрахте «Фаины»! По каким соображениям государственная структура обратилась для транспортировки столь рискованного груза, как танки, к израильскому судовладельцу? Неужели не нашлось надежной компании в Украине? Удивляет, как при этом на мачте «Фаины» был поднят украинский флаг.

Специфика военных перевозок в том, что такой груз доставляется в спецпорт, где нельзя взять другой груз. То есть обратный пробег судно вынуждено совершать вхолостую. Поэтому судовладельцы соглашаются на подобные рейсы только в случае, если им будут оплачены ходка не только в один конец, но и обратно. Поскольку доставка танков в Кению (или для Кении) явно госзаказ, платить за их перевозку должны были за государственный кошт.

Странно и то, что при этом первые лица на «Фаине», то есть капитан и старпом, были гражданами России и Литвы. Но ведь только они по должности имеют доступ к дополнительным секретным инструкциям, которые неизбежно сопровождают транспортировку такого серьезного дорогостоящего оружия. От этого зависит безопасность судна, груза, а значит, и находящихся на судне людей. Почему столь ответственное дело доверили иностранцам? Как они попали в экипаж?

Зачем вообще торговать танками и куда должны были направить полученные за них деньги? Добавим, немалые, потому что каждая такая боевая машина стоит около одного миллиона долларов. Много темного в этой истории…
2104

Комментировать: