Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас 0 ... +3
вечером -2 ... 0
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Faina и не только – окончательные итоги

Воскресенье, 1 марта 2009, 21:13

Михаил Войтенко

Морской бюллетень – Совфрахт, 24.02.2009

Заключительную (я надеюсь) статью по Фаине написал следующим образом – сначала общие впечатления от увиденного и услышанного; затем нечто вроде анализа и сверки того, что было на берегу (Украина) и на судне; затем общие выводы по Фаине и наконец, выводы и уроки на будущее. Я не буду подробно описывать то, что мне рассказали на судне – наверняка большей частью они уже поделились и еще поделятся со СМИ.

Итак, 12 февраля рано утром Вадим Альперин, судовладелец, Виктор Муренко, глава компании Томекс (крюинг) и я на портовом буксире вышли из Момбаса, Кения, в море встречать Фаину. Встреча произошла в 15 милях к востоку от точки приема лоцмана, Фаина шла 6-узловым ходом в сопровождении американских эсминца USS Mason (DDG 87) и вспомогательного корабля буксира USNS Catawba (T-ATF 168). Настолько никто уже не хотел случайностей, что с эсминца каждые 15 минут грозно оповещали по УКВ-радиостанции всех, кто мог слышать, что 5 тысяч ярдов от каравана – запретная зона, ни одно плавсредство не имеет право в нее входить. Прежде, чем мы подошли к Фаине, американцы сняли свою группу спецназа, которая находилась на ней все время с момента освобождения судна, то есть с 5 февраля. Поднимались на борт по штормтрапу, единственный работавший из двух двигатель был в таком состоянии, что Фаина не могла давать реверсы, увеличивать или уменьшать скорость, и самым безопасным было – как-то пристраиваться к ее скорости.

Экипаж

Я поднялся первым, ну и первое мое впечатление – отсутствие радости у экипажа, какая-то опустошенность, нечто вроде контузии. Затем – некоторая агрессивность, что ли. Люди говорили – домой, скорей домой, а обо всем остальном позже. Уже потом, дни спустя, я понял или мне показалось, что одни чувства они испытали непосредственно после освобождения, другие – по приходу в Момбаса, третьи в Киеве и так далее, это постепенный процесс выздоравливания от происшедшего и осмысления. Наверное, опытные психологи, занимающиеся людьми, прошедшими через экстремальные испытания, через катастрофы или войны, могли бы рассказать и объяснить состояние людей куда лучше меня, но уж как могу. Чувствующаяся агрессивность тоже стала мне понятна – люди хотели получить ответы на вопросы – как и почему получилось то, что получилось, как и что делалось, в общем – кто виноват. На людей, прямо скажу, было больно смотреть – не в физическом смысле, выглядели они здоровыми, а больно от их глаз и внутренней опустошенности. Четырехмесячный плен и нечеловеческие условия жизни вымотали их до предела.

Разговаривал с кем мог и сколько мог, вплоть до постановки судна к причалу. Провели по всему судну, показали отметины от пуль и с ходу могу сказать, что Фаина сопротивлялась до последнего – кто-то помнит а кто-то нет, но лично я помню, как многие удивлялись захвату судна со столь высоким надводным бортом. Говорилось, что их захватили врасплох, что они просто испугались и остановились как было приказано, а некоторые любители конспирологии предполагали, что экипаж сдал судно по договоренности... Так вот, судно атаковали 2 или 3 лодки с общим числом пиратских голов около 15-ти. Судно обстреливали из автоматов не просто так, а прицельно туда, где видели людей. Высокий надводный борт не спас, одна из обезьян вскарабкалась с кормы, где конструкции рампы подходят почти вплотную к воде. Фаина маневрировала, пыталась оторваться – но тщетно, не та скорость, да и вид с кормы закрыт огромной рампой. Всадили и из гранатомета, но граната к счастью не взорвалась. Капитан держался до последнего, можно сказать. Ну и поговорим или вернее закроем, на тему о «сдали» Фаину или нет.

Экипаж уверен, что сдали, что выход был по наводке. Я с самого начала также был в этом уверен. Но – есть и «но». Люди говорили, что поначалу сразу после захвата у них просто забрали все деньги в том числе судовую кассу капитана, около 7 тысяч долларов. Затем пираты заподозрили своего главаря, орла нашего Мухаммеда в том, что он присвоил себе большую часть награбленного и в общем, пираты после ругани с Мухаммедом вроде как извинились перед народом – ну сами видите, ничего нам другого не остается, кроме как захватить вас и потребовать выкуп. Так что, есть вариант, что хотели просто ограбить? Не думаю, так как насколько я уже знаю пиратов, они врут беспощадно в зависимости от момента, оттого, что удобнее. Удобнее соврать экипажу, чтобы вдруг не взбесился, ну и почему бы и нет? С другой стороны, судно шло на считавшейся безопасной дистанции более 200 миль от побережья Сомали, а рекомендации по следованию на удалении не менее 200 миль были в силе уже минимум несколько месяцев. Пираты отнюдь, как мы увидим далее, не идиоты, и могли просто выходить в океан и курсировать по коридору 200-230 миль от побережья до тех пор, пока не кончится горючее. Закидывать так сказать невод, выходить на рыбалку. Зная, что именно там пролегают рекомендованные и считающиеся безопасными маршруты. Так что если не будет найдено твердых и четких доказательств, что кто-то все-таки «сдал», остается только гадать, было это случайностью или наводкой.

Смерть капитана – у него был удар, и скорее всего, его можно было бы спасти при условии своевременной и квалифицированной медпомощи. Могли оказать ее американцы, почти сразу после захват подскочившие к Фаине? Могли. Почему не оказали? Потому, что этому категорически воспротивились пираты, хотя как говорил и.о. капитана Никольский, их буквально умоляли всем чем угодно вплоть до Аллаха. То есть капитана Колобкова убили пираты, и светлая ему, как говорится, память.

Жизнь и быт экипажа в плену – они об этом уже многое сказали и скажут еще больше, когда придут в себя и наберутся сил, и куда лучше чем я. На меня лично сильнейшее впечатление произвели три рассказа или вещи. Первый – календарь, который народ нарисовал на переборке той каюты, где их держали. Карандашом или ручкой, квадратики, перечеркнутые даты, отмеченный елочкой и тремя звездочками фейерверка Новый год, и последняя дата со словом «свобода!!!». Надеюсь, новый экипаж сохранит этот календарь. Календарь стал для них чем-то вроде святилища или поклонения. Второе – каюта, где их держали, Темы Гиржева. То есть понятно (особенно человеку, и долго работавшему на судах, и долго жившему в тропиках), что могли там испытать скученные в страшной тесноте люди без кондиционера и даже вентиляторов. Но меня поразило и другое – каюта была выбрана не случайно, она единственная выходила дверью в коридор к трапу по его длине, то есть от двери до пирата-часового было несколько метров. С умом она была выбрана, но про это позже. И вот время от времени напротив каюты выставлялся не просто часовой, а пулемет с часовым. Ау, силовое освобождение и всепобеждающие коммандос! Одно нажатие на курок – и пол-экипажа ложится и никогда уже не встает. Третье – рассказ про пирата из особо ненавистной экипажу троицы – это главари Мухаммед и Сулейман и их собственный пиратский повар по имени на букву Ш (забыл имя). Судовому повару пираты не доверяли – никогда, ни на одном захваченном ими судне пираты не боялись до такой степени – они знали, что за груз на Фаине, они видели неотвратимый как рок американский эсминец поблизости, они постоянно ждали попытки силового захвата, а значит, судовой повар запросто мог сыпануть в пищу какой-нибудь отравы. В общем, этот пиратский Джон Сильвер оторвался от плиты (ее мне тоже показали) и пошел к шпигату на корме облегчиться по-большому. Облегчился (подтираться не то не принято, не то другие правила решения этой проблемы), привстал и вдруг почувствовал, что сзади что-то осталось, что-то висит. Махнул рукой, посмотрел, обтер об штаны и вернулся к плите. Рассказ из серии «услышишь не забудешь», а ведь люди с такими вот 4 месяца жили!

А после такого услышанного не то, чтобы теряешь как говорится веру в человечество, но жить становится ощутимо противнее - в очередной раз подошли к концу запасы продовольствия, и пираты, нагло скалясь, заявили морякам – а чего вы теряетесь, у вас в холодильнике мяса ведь навалом. Намекая на тело капитана.

Еще один очень интересный момент, или любопытный, но оставивший сильное впечатление, при этом я решил для себя одну загадку. Время от времени американцы требовали от пиратов выводить людей на палубу, фотографировали их и фотографии, очень высокого разрешения, тут же появлялись в интернете. Где-то с декабря и по конец плена фотографий больше не было. Родственники устраивали мне истерики, я в свою очередь закатывал скандалы судовладельцу и украинской стороне (тем представителям украинских властей, с кем я постоянно общался), они клятвенно обещали востребовать с американцев. Наконец мне сказали, что экипаж сам не хочет выходить. Я естественно не поверил, и тем более не стал говорить о такой показавшейся мне очень странной причине родственникам – представляя, что они закатят. Грешил на американцев или пиратов, боясь думать о худшем. И вот на судне выяснилось, что именно поэтому они и не выходили! Не хотели. «А что мы им, клоуны что ли! У них там корреспонденты всякие крутились, как новый приедет на эсминец, так нас гонят на палубу. Да пошли они!» Более того – вот эти вот фотосеансы стали единственной претензией (во всяком случае из того, что я услышал) к американцам. Уж как смог, я объяснил людям, насколько они были неправы. Это были живые почти в режиме реального времени весточки родным, а экипаж – не понял. Да-а, вот ведь как бывает. Хорошо что хорошо кончилось, но седин родственникам это непонимание прибавило…

Ну и самое главное. Что такое не жить, а существовать в плену, ежеминутно и ежесекундно переходя от надежды к отчаянию, а временами и вовсе думая, что вот она, последняя минута? Что значит пробуждаться от сладкого сна, в котором моряк в теплой летней Одессе пьет ледяное пиво на Дерибасовской, в липкую вонючую жару опостылевшей клетки-каюты под лай и визг пиратов? Где найти в себе силы мириться с этим адом и не сойти с ума, не броситься за борт или не пойти грудью на автоматы? Так как я несколько раз нечто подобное испытывал, то где-то не знаю, с декабря, стал опасаться именно этого. Попытки бунта или бегства, или просто самоубийственного броска на ближайшего пирата. Как выяснилось, я был прав в своих опасениях. И.о. капитана Никольский Виктор Анатольевич поведал мне, как двое моряков, доведенные до отчаяния, сказали, что будут прыгать за борт, плыть к эсминцу. «К счастью» - сказал он мне – «в это время вблизи борта показалась акула, я им сказал – ну давайте, могу помочь, посмотрим, далеко ли уплывете». Люди одумались.

Даже из того малого, что я слышал за те несколько часов пребыванию на борту Фаины вместе с экипажем, много чего еще можно написать, но думаю, хватит. Лучше моряков никто не скажет, а они уже говорят. Значит – идут на поправку. Да, были у них там и конфликты, но что бы там ни было, они выполнили главную задачу – остались живыми и непокалеченными, и не сошли с ума. Совершили каждый свой личный подвиг. Назло пиратам и пакостям жизни. И если их наградят, то совершенно правильно сделают. Меня Виктор Анатольевич спросил – правда ли что им, россиянам, готовится в Питере торжественная встреча, и не слишком ли мол? Ну выжили и выжили. Я высказал свою точку зрения – нет, не слишком. Более того, наших надо России, государству, наградить. Гражданин страны выжил, помог выжить другим и остался при том человеком. Иногда это подвиг, с которым не идут ни в какое сравнение лично мне абсолютно непонятные многочисленные награждения черт знает кого черт знает за что. Я уж не говорю про очень сомнительные наградки кому-то подозрительно родственному кого-то, ладно. Я вот например не понимаю, за что давать ордена артистам. Они награждены любовью и признанием зрителей. Они награждены судьбой талантом. А если простой человек сделал свой личный подвиг и остался в живых, сохранил себя для страны, это разве не подвиг? Его награждение, это – для страны и общества – в первую очередь признание важности каждой жизни, того факта, что ничего ценнее, дороже, в стране-то и нет. И быть не может. Пока же по нашей шкале самое дорогое что есть в стране, это нефть и баксики. В пору их и награждать.

Пираты

Знаете, до личного общения с экипажем я все-таки полагал, что с военной точки зрения сомалийские пираты, это просто сборище обкуренных, обжеванных и так далее существ, недалеко ушедших от наших прародителей. Я ошибался. Мне рассказали, как грамотно пираты выставляли охрану, как в общем, четко несли вахту, как требовали любой ценой (это конечно, отдельная история – любой ценой, это ценой жизни старшего механика) обеспечить наружное освещение в темное время суток. Как были очевидные намеки на то, что среди пиратов были люди, знающие русский язык. У пиратов было достаточно дисциплины для как ни крути, а эффективной караульной службы. Мне сказали, что среди пиратов хватает людей с военной подготовкой, бывших на службе в Береговой охране Сомали. Я об этом и сам конечно знал, многие аналитики факт некоторой обученности пиратов бывшими сомалийскими военными отмечают, но все-таки не знаю, не знаю. Вот уже почти 20 лет в стране анархия, какая уж там береговая охрана. Средний возраст жизни в том регионе, где держали Фаину, не более 30 лет – откуда пардон, столько ветеранов? Уж не появились ли в среде сомалийских пиратов специалисты, а? Вот чего я боюсь. Варягов. Но про это ниже.

Как ни странно, но про пиратов нечего особо и писать. Про их повадки можно догадаться из того, что написано выше, а что еще к этому добавить? То есть всяких историй много, но они достаточно однобокие – просто-напросто понятно, с кем приходится иметь дело морякам, имевшим несчастье попасть к ним в плен. Одно из самых важных и интересных для себя – я получил очередное подтверждение многочисленным распрям и растущему расколу в том, что я называю пиратским сообществом. Между пиратами и их главарями, между пиратами и теми, кто имеет на них влияние на берегу. Это очень важный факт для тех, кто еще будет захвачен в плен, и особенно для судовладельцев или стран, которые будут выкупать суда. Процесс переговоров становится все более запутанным, каждая сторона в этом пиратском братстве, которое давно уже не братство, тянет на себя, что ставит на повестку дня очень важный вопрос, о котором будет сказано ниже.

Судно и оружие

Само судно, его состояние, производили очень гнетущее впечатление. Экипаж прибрал что смог и как смог, но чтобы понять о чем речь, поясню или приведу пример – вы бывали когда-нибудь в квартире спившихся людей, превративших ее в притон? Кругом липкая тошнотворная грязь, гнусный запах черт знает чего о чем не хочется и думать источают уже и не обитатели, а сами стены. Но наша пьянь годами старается, чтобы превратить квартиру в такое логово, а сомалийским пиратам хватило и 4 месяцев. Мне показали одну практически неприбранную после пиратов каюту, ну и как говорится, без противогаза и со слабыми нервами – лучше не входить. Это не каюта, это практический эксперимент – что будет, если в цивилизованное жилище запустить пещерного человека, очень наглядно.

И все-таки, куда более оглушительное впечатление произвели на меня помещение перед грузовой палубой и сама грузовая палуба. В помещении охапками валялись новенькие гранатометы и пулеметы – останки того, что пираты не успели вывезти. Горы пустых коробок из-под боеприпасов. Народ мрачно шутил, что после разграбления Фаины сомалийское пиратство сможет полностью перевооружиться. Мне показали канистры, в которых пираты обычно возили с берега козлятину, и в них вывозили оружие в целях маскировки – потому что американцы недвусмысленно дали понять, что при обнаружении факта вывоза оружия с Фаины реакция будет до крайности жесткой, что они потом и доказали. Сколько они и чего именно вывезли, я не знаю. Но было очень не по себе. Грузовая палуба – это вообще нечто. Что такое судно типа ро-ро, как Фаина? Это по сути, огромный плавучий гараж. Спускаемся вниз – гигантский как из фантастических триллеров смутно освещенный зал в стиле техно, уходящий в темноту. Основательно запущенный и проржавевший, уж не говоря про следы пиратского пребывания. Стройные ряды раскрепленных цепями и проволокой монстров – танки, Грады и еще что-то, Шилка что ли, я в этом слабоват. Все это смертоубийство шло в Африку – и дошло. До Фаины я провел в Момбаса день, имея глупость совершить небольшую пробежку в одиночку по улице. Поговорил с местными. И уже в трюме Фаины понял, что только этих танков им и не хватало, чтобы с улиц исчезла ужасающая нищета. Но про Африку ниже.

США

Собственно говоря, не будь американцев, не отреагируй они столь четко на захват Фаины (а они встали рядом с Фаиной уже через несколько часов после привода ее туда, где ее держали), не было бы сейчас и Фаины. Пиратам четко дали понять, что рассчитывать им не на что и фантазий строить не надо, выгрузки техники они не допустят. Меня не раз и не два спрашивали – зачем мол, американцам это надо. Каков у них злой умысел? Логически заканчивая мысли конспирологов и обвинителей США во всем вплоть до непогоды можно спросить – почему они не дали пиратам выгрузить груз или как-то иначе им распорядиться, на что злодеи нацелились? Да просто наверное потому не дали, что американцам не нужна лишняя нестабильность, если оружие попадет в руки черт знает кого. Могу добавить – если российский военно-морской флот вдруг станет тем, чем его мечтают увидеть некоторые патриоты и фантасты, властителем Мирового океана, и кто-то захватит судно с оружием в нестабильном регионе, российский флот сделает то же самое.

Не могу не поделиться чувствами в связи с многочисленными версиями (и ведь не только в блогах или форумах, ведь и в якобы серьезных СМИ!) о том, что США планируют захватить Сомали, тем самым взяв под контроль Суэцкий канал. Да кто им сейчас-то мешает? Мандат ООН есть, новое правительство в Могадишу готово отдаться кому угодно лишь бы обеспечить себе минимум физической безопасности (уж какой там власти) – приходи и властвуй! Кто угодно. Но конспирологам такая простецкая мысль не приходит в голову. Нет сетей, щупалец, злодейства, подспудных темных происков – короче, не о чем писать. Ну и приходится творить, куда там Тому Клэнси, дилетанту.

Американцы вели себя безупречно – был один прокол, и тот по незнанию обстановки. Эсминец, сменивший старый, не знал обстановки и задержал лодку, перевозившую на Фаину очередную партию мирры – наркотического растения, которое как и хат, жуют. Кстати сказать, про эту мирру я впервые на Фаине и услышал. Взбесившиеся от такого американского беспредела пираты положили людей лицами на палубу и кто его знает, чем бы все кончилось, если бы американцы не сообразили в чем дело и не скинули конфискованную так сказать мирру на палубу Фаины, вертолетом, прямиком из холодильника.

Как только Фаину освободили, американцы оказали людям помощь и как того требуют обычаи и правила, и уже чисто по-человечески, придя в ужас от увиденного. Делились всем и предлагали все, надо и не надо. С моряками разговаривали специалисты – насколько я понял, по всяческим терактам, похищениям и подобным экстремальным и запредельным ситуациям, в том числе человек, принимавший участие в разбирательствах последствий 11 сентября 2001. На борту все время перехода до Момбаса находилась группа спецназа. Американцы довели Фаину до 10-мильной зоны и ушли, совершив прощальный облет вертолетом и тепло поговорив с Никольским, чему я лично был свидетель.

Могу, под конец, порадовать всех рассказом об одном происшествии. В тот вечер, когда пираты покидали Фаину с выкупом, последняя группа, в которой был особо ненавистный экипажу некий Сулейман, должна была уйти двумя частями, но оказывается, они решили всех перехитрить и ушли сразу, где-то на пару часов ранее планировавшегося. Никольский тут же взлетел на мостик и по рации закричал на эсминец, что последние пираты ушли и на борту их шлюпки похищенное с борта Фаины оружие. А ведь американцы предупреждали пиратов, что не стоит этого делать! Шлюпку уже вдали от Фаины, но в пределах визуальной видимости, перехватил вертолет, осветил, и далее весь экипаж в один голос с упоением утверждал – в сторону шлюпки прошло от вертолета несколько вспышек. Шлюпка исчезла. Народ приставал к американцам – ну чего уж ну скажите не томите – утопили скотов? Но так как по закону американцы не имели на то права, все держались как коммунисты на допросе и говорили «нет», кивая при этом головой «да».

Украина

В паутине сомалийского пиратства четко обозначились расколы и трещины – пираты чем дальше, тем больше недовольны теми процентами которые они вынуждены выплачивать различным имеющим на них влияние силам на берегу. В этих условиях не всегда срабатывают и накопившие немалый опыт британские юристы. Составить цельную картину происшедшего, основываясь на так сказать, показаниях различных сторон, более или менее можно. Но как ее составить, как найти правильный путь во время самого процесса? Подробно взгляд с берега и действия украинской стороны я описал ранее, в статье «История Faina как пособие для начинающего шизофреника, или почему я не люблю простых людей доброй воли». В свете того, что я услышал на борту Фаины от Виктора Анатольевича Никольского, кое-что стало более понятным. Виктор Анатольевич считает, что если бы его послушали (украинская сторона) и отказавшись от британских посредников, стали вести переговоры с главарем пиратов Мухаммедом напрямую, судно можно было бы освободить намного раньше – на пару месяцев раньше. Это, согласимся, серьезно. Но Виктор Анатольевич, это сейчас можно уверенно говорить. А тогда? Ведь не от хорошей жизни украинская сторона платила очень немалые деньги британским посредникам и тратила с ними время. Ведь не каждый день сталкиваются с такой проблемой и выкупают суда из пиратского плена. Тыкались, как ежики в тумане. Да и пираты далеко не сразу стали решающим голосом, преодолев сопротивление старейшин кланов и других – тех, о ком мы смутно и мало чего знаем.

Например, лично я испугался больше всего тогда, когда в декабре выловил из одной из африканских газет заявление одного из главарей радикального исламистского движения Аль-Шабаб, в то время уже практически оккупировавшего Хобио – место, вблизи которого держали Фаину. Он сказал, что Фаина будет захвачена, грузу найдено применение, а экипаж в назидание всем неверным будет уничтожен. Я сразу решил, что эту новость на сайт давать не буду – будь что будет и кто его знает, в конце-концов рядом американцы, отобьются. А вот половина родственников точно от такой новости с инфарктом ляжет. И дня три с содроганием читал и слушал новости. И ждал звонка по телефону. Я это к тому, что мне кажется, пираты стали сами себе хозяевами далеко не сразу, ближе к концу декабре или в январе. Когда все остальные с их прожектами продемонстрировали пиратам – непосредственным пиратам, тем кто на борту – свою несостоятельность. И пираты наконец, в лице орла нашего Мухаммеда, сумели всех поставить на место.

В общем, считал раньше и после присутствия на Фаине лишь укрепился в своем мнении – украинская сторона, включая судовладельца, сделала все возможное, с массой ошибок и еще большим количеством помех и попыток вмешательства, но сделала, и успешно завершила труднейшее дело. Кому там танки шли, кто как продавал и что с того имел, мне было и остается все равно, потому что к делу – делу, которое меня интересовало в первую очередь, освобождению Фаины, не имело никакого отношения. Судно захватили, людей надо было вытаскивать, случай было несравнимо более сложным, чем все прочие – и однако, все успешно закончилось. Судно освободили.

Могу повторить: две страны вытащили Фаину – США блокировкой Фаины и четкой организацией этой блокировки, без ошибок и фатальных неосторожностей; Украина организацией, ведением и успешным завершением сложнейших переговоров и обеспечением выкупа.

Выводы:

Если говорить о моряках, то сколько уже не читал и не слушал, советов – пальцев одной руки много. Не лезть на рожон и не препираться с пиратами, терпеть, сохранять надежду, сохранять разум и выдержку. Поддерживать друг друга.

Знаете, по большому счету вот что было бы самым лучшим подспорьем для попавшего в такую беду человека:

Первое – железная уверенность, что его вытащат, что за него борется не столько частный судовладелец, каким бы хорошим он ни был, но и его государство. То есть возможность мрачного исхода остается, но она ограничена только одним фактором, пиратами.

Второе – вознаграждение освобожденному из плена. Не милость судовладельца, и даже не двойная туманность от профсоюза, а нечто капитальное, такое, что обеспечило бы ему безбедную жизнь на некоторое существенное время, а то и позволило бы купить квартиру или что-то подобное, в зависимости от той страны, гражданином которой он является. Кто смог бы такое вознаграждение обеспечить? Опять же, государство.

Не будь большинство государств в мире такими ослами, упертыми в свои амбиции и якобы государственные интересы, то давно смогли бы разработать некие структуры быстрого реагирования на всякие нестандартные ситуации, в которые попадают их граждане. И не надо петь песни про то, что подлец-моряк плавает под иностранным флагом на судне иностранной компании – это твой гражданин, государство, с его зарплаты тебе все равно перепадает, его семья живет в твоей стране и говорит на твоем языке. А ты, государство, виновно хотя бы в том, что вкупе с другими такими же ослами предпочитаешь закрывать на проблему глаза и делать при любой удобной возможности вид, что тебя это не касается. Но разве от отечеств наших дождешься… В одном случае отработают, вытащат, а в десяти махнут рукой и отвернутся. Нет человека – нет проблемы. А не будет человеков, так ведь не будет и тебя. Могучее ты наше.

Судовладельцы – знаете, после столь обильного опыта Фаины, у меня возник вопрос, для себя лично. Совсем недавно я был уверен, что лучший и самый быстрый, безопасный способ ведения и завершения переговоров, это опытные посредники. После Фаины – нет, не уверен. Желание пиратов стать решающей силой при ведении переговоров и достижении соглашения в случае с Фаиной стало реальностью. Мне кажется, после этого любой переговоры станут индивидуальными, не поддающимися никаким ранее существовавшим правилам. В каждом конкретном случае наверное, лучше будет тщательно контролировать посредника (если он будет назначен), чаще связываться с судном, выслушивать мнение капитана и чаще разговаривать напрямую с пиратами, естественно не воспринимая их слова на веру. У пиратов вообще (не знаю, сомалийская ли это склонность или чисто пиратское благоприобретенное) я заметил некий стиль общения – из того что они говорят и особенно делают, несмотря на кажущиеся скудость или бессмысленность, можно многое почерпнуть. И верно истолковать.

Немного про Африку

В настоящей Африке побывал впервые (проходил Суэцким каналом, но это ведь не то). Поражает конечно этот дикий контраст между нищетой и богатством, причем африканская или пусть кенийская нищета, она какая-то требовательная. И совершенно своей требовательности не стесняющаяся. В Азии моей любимой такого все-таки нет. Ну ведь сказали сомалийские пираты и те, кто их защищает – «захват судов, это не пиратство, это наш налог на человечество за наши страдания» - сказали может и не прямо вот так, но смысл именно такой. Кенийцы, я обратил внимание, гордятся тем, что у них все-таки в стране есть порядок, есть в общем страна. И достаточно презрительно отзываются о сомалийцах. Господа, ну какие им танки? Какие Грады? Сеялки им надо, топоры, сохи, молотки с гвоздями, школьные автобусы. Оружие – максимум полицейское. Африка, это бурлящий котел, вот что я думаю. Чем больше туда впихивают оружия, тем громче он бабахнет. Гонят в Кению оружие – так ведь денежки на него откуда она берет? Во многом за счет непроходимой страшной уличной нищеты, разве нет? Разорвет Кению на части благодаря в немалой степени этим танкам, и что получим? Еще одну Сомали, привет вам, моряки и судовладельцы. Исходя из вышеизложенного, плавно перехожу в завершение, в

Мрачный прогноз

Совсем недавно мне казалось, что с проблемой Сомали разберутся достаточно быстро. Теперь мне так не кажется. Реальной силы, способной взять власть в руки, там не видно. Решимости мирового сообщества на международную оккупацию Сомали нет, и вряд ли она появится. И ведь если оккупация, то она должна быть именно международной – если это сделает одна страна, даже с благословления прочих, то очень быстро ее начнут клевать, обвинять во всех грехах и скорбеть по участи несчастных сомалийцев, стонущих под пятой оккупантов. Прогрессивное человечество горячо обрадуется такому подарку, и чем сможет, будет помогать повстанцам ли, террористам – да кому угодно, лишь бы досадить империалистам и глобалистам. Оккупации Сомали или какого-то стабильного собственного (радикальный Аль-Шабаб исключаем) порядка следовательно, ожидать не приходится. А значит, побережье Сомали останется пиратской вотчиной.

Совсем недавно мне казалось, что те, кто рано или поздно последует примеру сомалийских пиратов, будут искать какие-то другие пути для захвата судов и максимальной так сказать, их утилизации. А вот теперь мне кажется или скорее, я уверен, что всякие разные варяги, профессиональные преступники, бывшие военные ставшие преступниками и просто авантюристы, вовсю наводят мосты в Сомали – предлагают свои услуги, проекты, сотрудничество. Какое бы там сомалийские пираты не производили впечатление наличием у них определенных военных навыков, до настоящих профи им, как мне до женитьбы на Бритни Спирс. Но группа настоящих преступников сможет очень многое, почти все. Они не будут размениваться на балкер с железной рудой или танкер с нефтью. Они захватят добычу номер один, океанский контейнеровоз на 8000 TEU и более, следующий из Азии в Европу и набитый товарами на сотни миллионов долларов, приведут его в Сомали и там уже начнут пиршество. Могут перехватить и что-то вроде Фаины, с оружием. Есть другие очень аппетитные цели. Это – вопрос времени и упрямства сомалийских пиратов. Когда до них дойдет, что объединившись с профессионалами, они получат долю в разы большую, чем ихняя сегодняшняя целиком им принадлежащая добыча, они согласятся.

Что интересно – если начнется такое веселье, международное сообщество все равно будет только мычать и ограничиваться посылкой военных кораблей, и это будет уже даже не припаркой, это будет полнейшей фикцией. Потому что профи смогут взять нужное им судно не в Адене – где угодно они его смогут взять и благополучно пригнать к сомалийскому побережью.

Надеюсь я глубоко ошибаюсь, и все эти страшилки не сбудутся. Надеюсь, в Сомали найдется твердая власть или в международном сообществе – решимость оккупировать наконец несчастную страну и дать ей нормальную жизнь. Хотя как мне говорили кенийцы, сомалийцев по большому счету их джунгли устраивают, им не надо власти, и к порядку они особо не стремятся. С одной стороны Дикое сомалийское Поле где гуляют батьки плохо, с другой – живи себе как живется, ни обязанностей, ни противных властей с еще более противными законами… Привыкли-с. Лучше наше плохое, чем ваше хорошее. Так вот, если начнутся серьезные дела (а сегодняшнее сомалийское пиратство, это кустарщина), то все предпочтут закрыть глаза и пойти в обход Суэца, что впрочем, полностью проблему не закроет. Повторяю – это сугубо мое мнение – выход только в настоящем, а не показушном, международном сотрудничестве. В понимании того простого факта, что мы – вместе, что нет уже в мире мест и происшествий, которые не касались бы нас и не вылазили нам, рано или поздно, боком.
2116

Комментировать: