Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +5
утром +5 ... +7
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Евромайдан расходится — у людей закончились эмоции

Суббота, 11 января 2014, 16:01

Cергей Панащук, Анна-Мария Харьковская

Слово, 09.01.2014

Есть такая поговорка: гора тужилась, тужилась — и родила мышь. Это о Евромайдане. Предводители оппозиции не смогли обуздать эмоции митингующих, в итоге, когда эмоциональный запал стих, демонстранты и сами забыли: зачем они собственно «приперлись» на Майдан Незалежности? И, как следствие, количество евромайдановцев в последнее время значительно уменьшилось: у Евромайдана закончилось эмоциональное топливо. Воспоминания о приснопамятном «кровавом разгоне» утренней демонстрации бойцами «Беркута» больше не в состоянии собирать многотысячные митинги…

Жили-были два кума, один дурак, а другой умный.
Дурак поехал на майдан и стал жить в палатке, в грязи и холоде.
А умный никуда не поехал и стал жить с кумой…
(Украинский народный анекдот)

Феномен украинских Майданов еще станет предметом изучения социологов. Однако о нынешнем сборище на главной площади страны можно сделать несколько выводов уже сейчас. Во-первых, реально человеческими массами там никто не управляет. Ни оппозиционные политики, ни кто-нибудь еще. Пресса сообщила, как минимум, о двух случаях расправы евромайдановцев над неугодными им личностями. Так, на Рождество, группа митингующих избила и облила зеленкой студента одного из столичных вузов — всего лишь за то, что он показался им провокатором. За несколько дней до этого демонстранты также устроили самосуд над двумя молодыми людьми, которых обвинили в воровстве. Их избили и водили на четвереньках по площади. Такой самосуд не имеет ничего общего ни с демократией, ни с пресловутыми европейскими ценностями.

Во-вторых, оппозиционные лидеры в очередной раз доказали свою полную политическую несостоятельность. С трибун не прозвучало никаких конструктивных предложений, никаких свежих идей. Оппозиция не смогла предложить вообще ничего конкретного и нового.

В-третьих, на Майдане присутствует несколько категорий населения — в частности, радикально настроенные подростки и футбольные фанаты, от которых и исходит большинство неприятностей (хотя их поведение можно было бы легко подкорректировать хорошей домашней поркой). Эти подростки опасны группой и совершенно не управляемы. Еще одна группа — романтически настроенные студенты, которые мало что понимают о происходящем. И самая большая группа, которая и составляла основную массу митингующих на Майдане — сочувствующие избитым «Беркутом» люди разных возрастов.

Именно с их уходом с главной площади страны Майдан значительно опустел. Сторонники конспирологических теорий считают, что недавние нападения на журналистку Татьяну Черновол и одиозного народного депутата от «Свободы» Андрея Ильенко связаны как раз с затуханием эмоционального градуса сочувствия у таких вот «сочувствующих» и являются провокацией, направленной на то, чтобы снова наполнить Майдан. Нападение на Черновол, прославившейся целым рядом антиправительственных публикаций, выглядит очень странно. Ведь власть здесь — главный подозреваемый. Зачем властям нужно так подставляться? Ведь при желании можно сделать все намного элегантнее, создать ей негативный имидж, повлиять на нее в правовом поле, а если уж доводить дело до физической расправы, то зачем оставлять улики на месте преступления в виде видеорегистратора в машине Черновол? Создается такое впечатление, что вся эта история была спланировано отнюдь не властями, а силами самой оппозиции, дабы подбросить эмоций в затухающий огонь народного восстания. (Косвенно подтверждает это предположение тот факт, что оба пострадавших обвинили в произошедшем министра МВД — Виталия Захарченко, которого оппозиционеры считают виновным в разгоне Майдана).

Только вот эффект оказался нулевым — народ на Площадь Независимости не вернулся. Выходит, что для простого народа такие личности как Черновол и Ильенко, а также происходящее с ними оказались не настолько важными.

Еще один вопрос: почему оппозиция упорно называла сборища евромайдановцев древним славянским словом — «вече»? Ведь вече — это народные собрания, практиковавшиеся до образования государственного строя на славянских землях. Вече считались формой прямой демократии, и на них решались важные вопросы. Интересно, какие конкретно насущные вопросы решаются на Майдане? И какие уже решились?

Говоря о Майдане нельзя не упомянуть об эпидемии «лениноповала», прокатившейся по всей стране. Чем Ильич-то евромайдановцам не угодил? Неужто именно он виноват во всем, что сейчас происходит? Между тем, памятники — часть нашей истории, которая гласит: кто прошлое забудет — тот без глаз останется.

Сегодня свергают с постамента Ленина, пикетируют квартиры и дома «неугодных» — а завтра, похоже, начнут захватывать заводы и фабрики. По крайней мере, призывы к массовым забастовкам уже звучат из уст лидеров оппозиции. Кому от этого станет лучше? Работягам, которые не досчитаются своей заработной платы или даже лишатся рабочего места? Впрочем, по этому поводу можно вообще не волноваться — что бы ни говорили лидеры оппозиции, все равно никто их всерьез не воспринимает. В этой связи, призыв все тех же оппозиционеров бойкотировать канал «Интер» по той причине, что он, видите ли, слишком мало времени уделяет Майдану, выглядит просто смешно. Как, впрочем, и вся наша оппозиция в целом…

* * *

Евромайдан: заложники технологий Шарпа

Антифашист, 09.01.2014

Казалось, власть обречена. И неожиданно все резко изменилось. Опустевший Майдан, разочарование людей, взаимные обвинения участников в соцсетях, оппозиционные лидеры за тренированными улыбками скрывают страх быть обвиненными в попытке госпереворота. Так что же произошло? Почему доказавшие свою эффективность технологии не сработали в Украине, абсолютно не готовой к психологической войне и отстающей в этих вопросах от таких стран, как США и Россия, на десятилетия? Вспомним, как развивались события...

Сначала мы наблюдали растерянность властей, сопровождаемую хаотическими попытками повлиять на ситуацию. Две непонятных робких попытки разогнать майдан привели к резкой стимуляции его роста. Затем власть избегала прямой коммуникации с протестующими, но в то же время фактически не препятствовала революционерам, лишь ограничив их доступ к главным зданиям власти. И, как ни странно, именно эта тактика и привела к постепенному угасанию Майдана-2013. Если мы посмотрим внимательнее, то отчетливо увидим, что украинская власть - на мой взгляд, скорее интуитивно, чем осознанно - использовала совершенно другую, отличную от российской стратегию. Вместо силовых методов украинские власти зеркально применили технологии Шарпа, выведя на улицы милиционеров, но запретив им применять силу.

В итоге сложилась ситуация, которой никогда раньше не было: мирные революционеры против мирных милиционеров. Как подчеркивал сам Шарп, для реализации его технологий необходимы агрессивные действия власти против протестующих. «Чем жестче будет действовать режим, тем сильнее эффект бумеранга: всё больше людей будут отказывать ему в поддержке, будет слабеть его база...Это политическое джиу-джитсу. Я использую их же силу против них» - утверждал сам Шарп. Но значит, верно и обратное: чем меньше режим применяет открытую агрессию к протестующим, тем менее эффективны технологии Шарпа. Организаторы протестов могут пытаться компенсировать недостаток агрессии со стороны власти с помощью инфовойны, но этого явно недостаточно для достижения нужного им эффекта. Фактически, сложилась патовая ситуация. С одной стороны, для захвата власти революционерам необходимо занять главные административные здания, но подступы к ним уже заполнены милиционерами, точно также, как майдан заполнен революционерами.

Проявить насилие первыми революционеры не могут, потому что тогда исчезнет иллюзия миролюбия, и вся их стратегия пойдет прахом - они потеряют массовую поддержку. Ситуация со сносом памятника Ленину это ясно продемонстрировала - именно после нее количество сторонников протеста стало уменьшаться, а противников - расти. В результате началось противостояние в самом буквальном смысле этого слова. На чьей стороне перевес в таком противостоянии? Правильно, отнюдь не у революционеров. Потому что милиционеры находятся на службе, физически и психологически подготовлены переносить неудобства. Им начисляется зарплата, от власти не требуется дополнительных затрат. Иное дело -- участники Майдана. Абсолютное большинство из них не готово долгое время переносить неудобства, потому что даже сильного духа и искренней веры для этого мало - нужны еще тренированные т ело и нервная система. Содержание Майдана, как писали СМИ, обходится в миллион или два миллиона в день. К тому же милиционерам не нужно задумываться о смысле стояния - у них есть приказ, и этого достаточно. А вот все большее количество людей на Майдане задается вопросом: "Зачем?". Ведь, как оказалось, власти они, мягко говоря, не особо мешают - она себе и дальше живет, как жила.

Далее все развивается в соответствии с законами психологии. Растет ощущение нелепости и бессмысленности происходящего. Падает боевой запал. Агрессию вовне проявлять нельзя, поэтому они начинают проявлять ее по отношению друг к другу. Начинаются поиски провокаторов, конфликты между участниками, маргинализация Майдана. Соответственно, растет недовольство населения и уменьшается число сторонников протестующих. Возникает жестокое разочарование в лидерах и гнев по отношению к ним. Попытки эмоционально зажечь толпу больше не работают, начинается эмоциональное выгорание и неизбежная в этом случае депрессия. Акции и пикеты все чаще не воодушевляют, а раздражают людей, уставших от выматывающей неопределенности и хронического напряжения.

Оппозиция в такой ситуации не может перейти к агрессивным действиям, потому что именно мирность лежит в основе ее поддержки. Даже если представители экстремистских группировок попытаются осуществить «острые акции», общая масса их не поддержит. В итоге они наверняка будут тут же локализованы и нейтрализованы спецподразделениями милиции -- и все снова вернется к пассивному противостоянию. В итоге протестующие оказались заложниками технологий Шарпа - теперь они работают против них. Это тоже самое джиу-джитсу, о котором говорил Шарп, только используемое властью против протестующих.

Таким образом, украинская власть нашла свой, ненасильственный способ борьбы с ненасильственным методом Шарпа. В тактическом плане он доказал свою эффективность.
5646

Комментировать: