Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -2 ... +1
утром -2 ... +2
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Есть в Бессарабии «Бабий Яр»

Понедельник, 23 ноября 2015, 15:33

Александр Федоров

В пгт Тарутино Одесской области торжественно открыт памятник жертвам холокоста

До начала Второй Мировой войны Тарутинская волость была широко известна в восточной Европе своими богатыми урожаями зерновых и виноградных плантаций, традиционной ярмаркой, собиравшей каждые две недели до 10 тысяч покупателей и продавцов, мастерством своих многочисленных ремесленников, а также образованностью выпускников немецкой и еврейской гимназий, поступавших затем в знаменитые университеты Сорбоны и Кембриджа. Изобилие и процветание этого края было достигнуто во многом за счет трудолюбия и знаний немецкой колонии и еврейской диаспоры, составляющих большинство населения в районе.

Но после того как в 1940 году Бессарабия в соответствии с пактом Молотова-Рибентропа была присоединена к Советскому Союзу, былое благополучие закончилось. В соответствии с соглашением между гитлеровской Германией и сталинской властью все немцы были переправлены на свою историческую родину. Потом наступил период коллективизации. А когда в июле 1941 году фашисты вместе с румынскими войсками вошли в Тарутино, «дошла очередь» и до евреев.

В назначенный день всем евреям Тарутино было приказано прибыть на пункт сбора. Никто из них не мог даже предположить последующие действия карателей. Всех евреев — мужчин и женщин, стариков и детей — построили в колонну и повели на северную часть поселка. Здесь на дне одного из оврагов все 352 мирных жителя были расстреляны. Удалось спастись лишь одному 12-летнему мальчику Мише Брешь, которому дед успел сказать: «С первыми выстрелами падай на землю, а я тебя прикрою своим телом».

После окончания войны население Тарутино поменялось, старожилов, которые помнили о тарутинском «Бабьем яре» почти не осталось. О зверском преступлении фашистов и трагедии еврейской диаспоры в этом краю почти никто уже и не знал.

Первым, кто решил восстановить память о погибших евреях в Тарутино, был Александр Дойбан, который незадолго до начала войны в возрасте 12 лет переехал с родителями в Одессу. После войны он приехал в родной край, чтобы навестить родственников и друзей… Но, как выяснилось, все они были расстреляны в день тарутинского холокоста. О подробностях трагедии местных евреев почти никому не было известно: сколько человек было расстреляно, фамилии и имена погибших, точное место казни? Тогда Александр Моисеевич и дал себе слово, что он обязательно сделает все возможное, чтобы эта трагическая страница в жизни Тарутино стала известна всем жителям райцентра, чтобы память о невинно погибших людях жила здесь в веках.

Жизнь внесла свои коррективы в эти благородные намерения. Дойбан закончил Одесский институт инженеров морского флота, получил назначение на работу в Мурманское морское пароходство, где с годами занял пост заместителя начальника. За доблестный труд отмечен многими правительственными наградами, имеет звание «Почетный полярник». Сейчас ветерану 86 лет и он живет вместе с родственниками в Нью-Йорке.

Все эти годы с каждым приездом в Тарутино он шаг за шагом приближался к достижению своей цели. В один из своих приездов Александр Моисеевич познакомился с краеведом-любителем Владимиром Кубякиным, который проделал огромную работу по изучению истории своего района. Написал книгу на эту тему и знал о трагедии еврейской диаспоры еще в детстве от своей бабушки, сестра которой чудом спаслась от расстрела.

— Первые документальные сведения о тарутинском холокосте я нашел 6 лет назад в Измаильском архиве, — рассказывает Владимир Викторович.— Это был отчет парткомиссии о зверствах фашизма в районе. Потом последовали исследования в архивах Одессы, Киева, Санкт-Петербурга и Москвы. Удалось узнать точное количество погибших и 142 фамилии, тех, кто в тот день стоял на дне обрыва перед расстрелом. В Харьковском музее холокоста нашел я и воспоминания Миши Брешь, единственного, кто остался в живых после той бойни. Работа в этом направлении продолжается, и она не закончится, пока мы не узнаем по именам всех погибших евреев. К сожалению, пока я не представляю, как можно найти точное место гибели моих земляков. Каратели сравняли этот овраг с землей, а годы и природа полностью уничтожили следы массовой гибели людей.

Желание и финансовые возможности Александра Моисеевича создать памятник тарутинскому холокосту, помноженные на поисковую деятельность Владимира Викторовича, создали историческую и материальную основу для реализации проекта. Его координатором стал директор по развитию СК «Укрферри» Роман Моргенштерн, отец которого Соломон Рувинович много лет работал старшим механиком-наставником Мурманского морского пароходства, дружил с Дойбаном и знал от него о холокосте в Тарутино. Несколько раз Роман выезжал в Тарутино и вместе с Владимиром Кубякиным и местными властями решал все организационные вопросы по установке памятника.

И вот наступил торжественный день. На проспекте Мира у дома, где в былые времена находилась еврейская гимназия, собрались жители Тарутино, руководители района и Одесской региональной ассоциации евреев — бывших узников гетто и нацистских концлагерей

Открыли митинг городской голова Тарутино Иван Куруч, зам. председателя райсовета Василий Иванов, историк и краевед, автор книги «Буджак» Владимир Ткаченко. В своих выступлениях они отметили роль еврейской диаспоры в создании и развитии Тарутино в довоенные годы и подчеркнули значение памятника жертвам холокоста, как символа вечной памяти о погибших евреях-тарутинцах.

Затем выступили председатель Одесской региональной ассоциации евреев — бывших узников гетто и нацистских концлагерей Роман Шварцман, член этой ассоциации Михаил Заславский, «Праведник мира» Василий Волошин, который в годы фашистской оккупации, рискуя собственной жизнью, спас 17 евреев от верной гибели. Они на примерах собственной жизни рассказывали о трагедии еврейского народа в годы Второй Мировой войны, делились воспоминаниями о судьбах одесских евреев в дни оккупации города.

О жизни и деятельности инициатора и спонсора создания памятника Александра Дойбана рассказал Роман Моргенштерн. Вместе с тем он подчеркнул значимость дружбы и сотрудничества людей в этом многонациональном крае в те далекие годы, где кроме немцев и евреев бок о бок в этом благодатном крае трудились украинцы и болгары, русские и молдаване, армяне, сербы, гагаузы и представители других национальностей.

Торжественное мгновение. С памятника сбрасывается белое покрывало. На черном мраморе выбиты слова на русском языке и иврите, рассказывающие о тарутинском холокосте. И самая главная мысль для наших современников и будущих поколений: «Вечная память невинным жертвам!» Минута молчания, цветы к постаменту.

Наш визит в Тарутино заканчивался в бывшей немецкой гимназии, построенной в начале прошлого века, но сохранившей свои основательность и добротность. Здесь в нескольких комнатах разместились экспонаты Немецкого культурного общества «Бессарабский дом». Большинство из них предоставлены потомками бессарабских немцев, живущих сегодня в Германии, и раз в два года устраивающих в Штутгарте всеобщий сбор. Они чтят память и дела своих предков, периодически бывают в Тарутинском районе, чтобы возродить в этом благословенном крае былое благополучие и процветание. По словам председателя Немецкого культурного общества Светланы Крук, потомки немецких колонистов готовы вложить в земледелие и виноделие этого региона миллионы евро. И что же им мешает?

Мы не ждали ответа на этот вопрос. И так было понятно после дороги из Одессы в Тарутино. Десятки километров ухабов и рытвин на этом пути делают целый район Бессарабии пока совершенно бесперспективным для развития и инвестиций.
8926

Комментировать: