Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +2 ... +5
днем +4 ... +7
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Екатерина Хитрово и одесские сердобольные сёстры

Суббота, 2 апреля 2016, 20:30

Владислав Гребцов

Таймер, 31.03.2016

Март 2016 года – юбилейный. 160 лет назад, 30 марта 1856 года, в Париже был подписан мирный договор, положивший конец жестокой бойне, известной в истории как Крымская война.

Для Одессы она памятна, прежде всего, визитом англо-французского флота в городскую гавань, оставившем рубцы на многих домах Южной Пальмиры. Тем не менее героизм защитников города и мужество горожан, совершивших крестный ход под ядрами просвещённых европейцев (пиратское по сути нападение на мирный торговый город было совершено в Страстную субботу), навсегда сделали день 10 (22 по новому стилю) апреля 1854 года одним из самых славных в одесской истории.

Чуть позже новенький английский паровой фрегат «Тигр» не без помощи наших артиллеристов обрёл покой на дне Одесского залива, оставив победителям на память свои орудия. Одно из них красуется ныне на Приморском бульваре.

Эти яркие эпизоды, несмотря на достаточную известность, заслуживают, чтобы о них вспоминали вновь и вновь: людская память коротка и неблагодарна, а лавры истинных одесских героев не должны зачахнуть. Но сейчас речь пойдёт о героях менее известных, хоть и не менее достойных. Точнее, о героинях.

Дело в том, что в минувшем феврале был ещё один юбилей – скорбный. 14 февраля исполнилось ровно 160 лет, как перестало биться очень благородное сердце. Сердце Екатерины Хитрово, руководившей Одесской богадельней сердобольных сестёр – замечательным благотворительным учреждением.

Екатерина Александровна Хитрово родилась в семье помещика Калужской губернии. Относительно даты рождения будущей выдающейся подвижницы полного согласия нет  (некоторые известия относят это событие к 30 декабря 1805 г.). Екатерину смолоду отличали незаурядный ум, религиозность, организаторские способности и задатки прирождённого филантропа. Постепенно забота о ближних стала смыслом жизни, и с мая 1852 года Хитрово безропотно несла свой крест – золотой крест на зелёной ленте, отличительный знак одесской сердобольной сестры.

Несколько слов о самой богадельне. Её основатель, известный дипломат и теолог Александр Стурдза, стремился создать учреждение, которое бы обеспечивало нуждающихся квалифицированной и бесплатной (для бедных) медицинской помощью. И 1 ноября 1850 года Одесская богадельня сердобольных сестёр начала свой нелёгкий, но славный путь. Она весьма скоро станет образцовой для своего времени, где почтут за честь работать лучшие врачи, в том числе сам Склифосовский. Волей императора Александра II богадельня получит название в честь своего создателя и первого попечителя – Стурдзовская.

Ну, а пока это было сравнительно небольшое заведение, переживавшее все сложности начального этапа. До прибытия Екатерины Александровны там трудились лишь 7 сестёр. Вскоре после принесения клятвы «служения болящим братиям» Хитрово была назначена сестрой-надзирательницей. Для современного уха слово «надзирательница» звучит жестковато, но тогда оно означало всего лишь должность старшей из сестёр, заведующей работой и хозяйственным управлением богадельни.

Энергия и самоотдача новой руководительницы быстро сказались на деятельности учреждения. Но в 1853-м грянула война – та самая, наименованная Крымской. Крымской в полной мере она стала и для Хитрово.

Правда, сначала сёстры отличились в родной Одессе. Во время яростной бомбардировки англо-французской эскадрой, когда вражеские ядра разрывались почти у стен обители, начальница богадельни оставалась в ней вместе со священником и одной из сестёр. А остальной персонал богадельни, как и положено, ухаживал за своими пациентами, своевременно эвакуированными на Молдаванку – отдалённый от моря и потому безопасный в тот день район города.

Уже в ранний период войны стойкость, ответственность и распорядительность Хитрово вызвали восхищение старшего врача больницы Д. Далласа. Впрочем, доктор не мог нахвалиться и её подопечными, которые ассистировали ему при операциях и выхаживали поступающих в город раненых.

Между тем в этот сложный период великая княгиня Елена Павловна инициировала создание в Петербурге Крестовоздвиженской общины сестёр милосердия, которой выпала поистине историческая миссия. Община стала первым в мире женским медицинским формированием, которое отправилось заботиться о раненых прямо в действующую армию. В простреливаемом англичанами и французами Севастополе, в тифозных госпиталях ближайшего тыла героини Крестовоздвиженской общины, отдавая свои жизни, обрели бессмертие.

Однако одесские сердобольные сёстры, и прежде всего их надзирательница, обратили на себя внимание даже в столице. Заслужив доверие великой княгини, Хитрово помогла организовать работу сестёр в госпиталях тыловых Николаева и Херсона. Затем Екатерина Александровна получила направление в пылающий Крым – на свою Голгофу.

Деятельностью Крестовоздвиженской общины в Симферополе руководил сам Николай Иванович Пирогов – легендарный хирург, врач от Бога.

И этот жёсткий, проницательный, мудрый человек констатировал, что «в целой России едва ли найдётся другая Е.А. Хитрово».

К слову, в Крым были посланы ещё несколько одесских сердобольных сестёр, отлично зарекомендовавших себя.

В сентябре 1855 г. Екатерина Александровна прибыла в Бельбекскую долину. Там, в нескольких верстах от Севастополя, находились госпитали, в которых работала большая группа сестёр милосердия. Через неделю Хитрово отправилась в Бахчисарай и Симферополь, также переполненные больными и ранеными.

Основные бои в Крыму к тому времени уже завершились. Тем не менее ситуация была очень тяжёлой – русскую армию, как, впрочем, и войска противников, косили страшные болезни, прежде всего тиф и дизентерия. В течение всей войны инфекции уносили больше жизней, чем ядра, пули и сабли. Прибывшие вместе с петербуржскими сёстрами милосердия врачи под руководством Пирогова сумели по мере возможности упорядочить деятельность госпиталей.

Однако отношения в самой Крестовоздвиженской общине сложились непростые. Дельная, но не в меру властная А.П. Стахович, возглавлявшая первую группу сестёр, направленную в действующую армию, своими амбициями, мягко скажем, не способствовала созданию товарищеских отношений в коллективе. Ситуация кардинально изменилась с прибытием Хитрово.

«Как только Стахович с некоторыми ни на что негодными и утомлёнными трудами сёстрами отправлена была от нас… и Е.А. Хитрово вместе с Е.М. Бакуниной взялись за дирекцию общины, тотчас же в сёстрах обнаружилось влияние совсем иного духа. Вскоре водворились тишина, порядок и строго установленная деятельность во всех их действиях», – вспоминал позже Пирогов.

Екатерину Александровну великий хирург считал одним из «столпов общины», хотя официально она ещё не числилась в её составе. Однако вскоре Хитрово действительно получила должность сестры-настоятельницы столичного учреждения.

Скромность новой руководительницы разительно контрастировала с поведением её предшественницы. «Мне понравилось, что она при мне же остановила одну сестру, которая, привыкши называть свою начальницу превосходительством, обратилась к ней с этим титулом. – Я не превосходительство, а такая же сестра, как и вы, – отвечала Хитрово», – писал Пирогов в одном из писем. «Теперь покуда так идёт в общине, что любо смотреть… Хитрово – не Стахович; сама ходит на дежурство; не стыдится скатывать бинты и перевязывать больных…»

Но, конечно, дело было не только в личной скромности, самоотверженности и тёплом отношении к соратницам – Екатерина Александровна сумела оптимально организовать работу сестёр. Причём спектр помощи больным и раненым был необычайно широк: от участия в хирургических операциях до контроля за госпитальными медикаментами, продуктами и даже деньгами, причитающимися солдатам, ибо жадная интендантская лапа посягала на всё. Сёстрам же, вдохновлённым личным примером Хитрово, Пирогов полностью доверял.

Кровь, грязь, гной, нечистоты и постоянный риск для жизни – всё это вчерашние салонные барышни и офицерские вдовы выдерживали стоически. Самоотверженные женщины ежедневно рисковали собой; работу в тифозных госпиталях по тем временам трудно назвать иначе, чем подвигом. По окончании войны 68 сестёр милосердия, работавших в Крыму, по представлению Пирогова получили медали «За защиту Севастополя».

Однако цена подвижничества была велика. По официальным данным, из 120 сестёр милосердия Крестовоздвиженской общины, повидавших ад севастопольской осады, 17 «погибли при исполнении служебных обязанностей».

Отдали свои жизни, выполнив свой долг до последнего, и три сердобольные сестры Стурдзовской богадельни: Екатерина Алфёрова, Александра Линская (одна из трёх первых одесских сестёр, принявших присягу в 1850 году) и Екатерина Хитрово.

Настоятельница Одесской и Крестовоздвиженской общин, ставшая легендой при жизни, скончалась от «тифозной горячки» 2 (14) февраля 1856 года в Симферополе. Там же она была временно погребена. Позднее, согласно её последней воле, тело Хитрово было перевезено в Одессу и предано земле на кладбище Воскресенской церкви, где стали хоронить сердобольных сестёр Стурдзовской богадельни.

Узнав об этой утрате, великая княгиня Елена Павловна сочла своим долгом лично выразить соболезнование попечителю одесского благотворительного учреждения: «Вы легко можете понять, сколь велико мое сокрушение при мысли, что не только сёстры Креста, но и сёстры Одесской богадельни лишились ныне лучшей своей опоры в лице той, …для которой дела человеколюбия сделались как бы второй жизнью… Имя её вспомнит благодарное потомство, и будет благословлять оное…»

Другая прославленная сподвижница Пирогова времён Крымской войны, Екатерина Михайловна Бакунина, много лет спустя утверждала, что из всех виденных ею сестёр милосердия (а повидала она их на своём веку предостаточно) «только одна олицетворяла этот идеал – это Екатерина Александровна Хитрово». Безусловно, в данной реплике есть и немалая доля скромности, так как сама Бакунина заслуженно стала эталоном благотворительности. Тем ценнее её замечание.

Времена меняются. Воскресенская церковь на 9-й станции Большого Фонтана ныне освящена в честь Марии Магдалины. А над приморским обрывом на месте могил сердобольных сестёр теперь возвышаются дворцы сребролюбных братьев.

Но священная память о Екатерине Хитрово и её героических сподвижницах, спасавших чужие жизни ценою собственных, исчезнуть не должна.

И, будем надеяться, не исчезнет.
9423

Комментировать: