Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас 0 ... +1
ночью -7 ... -6
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Ефим Коган: «Таких сумасшедших немного…»

Понедельник, 24 ноября 2008, 06:07

Елена МАРЦЕНЮК

Юг, 20.11.2008

НАДО ЖЕ, он облек в слова то, что вертелось у меня в голове. «Таких сумасшедших немного», — сказал о себе мой герой, у которого я отняла битых полдня, стремясь выведать как можно больше о деле, которому он посвятил ни много, ни мало три десятилетия своей жизни.

«Сумасшедший» — классная, чисто одесская характеристика. Но перед этим героем все-таки стоит «держать спину», «встать в позицию», а то и «присесть в реверансе», ибо речь идет о подвижнике, энтузиасте, профессионале высокой пробы Ефиме Аркадьевиче КОГАНЕ, которого, наверное, полмира знает сегодня как заслуженного работника культуры Украины, директора, художественного руководителя и главного балетмейстера Одесского городского центра хореографического искусства. А еще — создателя и бессменного лидера двух замечательных танцевальных ансамблей: детского, который так и называется «Детство», и юношеского — «Созвездие».

Собственно, с «Детства» все и началось. 17 октября ансамблю исполнилось тридцать лет, и в театре Музыкальной комедии прошел колоссальный гала-концерт при огромном стечении народа, когда не то что яблоку негде было упасть, а лишние билетики начинали спрашивать чуть ли не от железнодорожного вокзала, и места на балконе почитались великим счастьем, доступным разве что ближайшим родственникам и друзьям юных танцоров.

Пикантность и особое значение празднику придавало совпадение двух замечательных юбилеев — тридцатилетие «Детства» и шестидесятилетие его создателя Ефима Когана. Когда взмыл вверх воздушный занавес, зааплодировавшему залу был явлен маленький кусочек хореографического центра со специально вынесенными на сцену балетными станками, у которых под руководством хореографов усердно трудились затянутые в трико юноши, девушки, мальчишки и девчонки подросткового возраста вместе с совсем крошечными ладненькими танцорами. Всем им через несколько минут предстояло поразить нас своим вполне по-взрослому профессиональным искусством. Сердцевиной же этого сценического великолепия был гордо восседавший в кресле художественный руководитель и главный балетмейстер Ефим Коган, который в соответствии со сценарием рассказывал в микрофон о вехах становления «Детства» и своей работе с ним. Звучали простые искренние слова, плыла завораживающая музыка, растроганные зрители посылали на сцену флюиды благодарности и обожания.

А я… уносилась памятью на полтора десятка лет назад, когда в холодной, серой, униженной постперестроечным развалом Одессе кто-то из друзей презентовал мне три билета на концерт хореографического ансамбля «Детство». И я, безработная потерянная киношница, взяв двух соседских девчонок, отправилась сюда же, в выстуженный тогда Театр музыкальной комедии, лишь бы не сидеть в опостылевшей квартире. Вот тогда-то и удалось изведать сполна всю невероятность чуда, творимого Коганом.

В скудость и безнадегу нашего тогдашнего бытия, когда никто никому не был нужен, ворвалась феерия праздника: искрометность народных танцев, богатство красок и музыки, потрясающие костюмы и главное — дети! Радостные, талантливые, счастливые дети, с которыми занимались талантливые взрослые. Дети, которые были им нужны и у которых, несомненно, было будущее. Дети, которые своей неожиданной экспансией в наше тусклое тогдашнее бытие внесли надежду и оптимизм.

Уровень их мастерства, представленный в самых разнообразных танцах и хореографических композициях, на фоне развала и повсеместного закрытия детских культурно-развивающих учреждений казался чем-то фантастическим. Но еще более невероятным представлялся факт, что все это удалось сохранить вопреки нехваткам и охватившему страну фатальному пофигизму.

Сегодня не грех еще и еще раз напомнить, что это оказалось возможным благодаря подвижничеству и самоотверженности Ефима Когана, сплотившего вокруг себя таких же подвижников, как он сам, сумевших с благословения городских властей на базе ансамбля танца «Детство» организовать в 1995 году Одесский городской центр хореографического искусства, когда стране, казалось, было отнюдь не до танцев. «Сумасшедшие», каких мало? Пусть так! Но если perpetuum mobile в действительности существует, то, кажется, это они и есть.

За тридцать лет возглавляемый Коганом ансамбль «Детство» удостоился почетного звания образцовый художественный коллектив Украины (1986), стал обладателем двадцати пяти золотых, тридцати серебряных и четырнадцати бронзовых наград на самых разных международных фестивалях и конкурсах, завоевал звание лауреата национального конкурса «Вища проба» (2001), национального конкурса народной хореографии имени Павла Вирского и международного фестивального проекта «Радость Европы» в Сербии (2007). В 2004 году ансамбль «Детство» был награжден Гран-при международного фестивального проекта «Созвездие», проходившего в шести странах мира. Список его гастрольных поездок включает более двадцати пяти государств, от Финляндии и Балтии до Индии и Объединенных Арабских Эмиратов…

Нелишне добавить, что ни один «правительственный» концерт в столице Украины не обходится без нашего «Детства», равно как и отчетные выступления где бы то ни было мастеров искусств Одесской области. Ансамбль — постоянный участник всех массовых праздничных мероприятий в Одессе, он регулярно дает концерты в областной глубинке. Любимый, востребованный, яркий творческий коллектив, которым искренне гордятся одесситы. Но когда я сама для себя пытаюсь определить значение его существования в культурной жизни Украины и нашего города, на ум приходит одно: СОЗДАН И СОХРАНЕН. Низкий поклон всем, кто способствовал и содействовал этому. Первому — «сумасшедшему» энтузиасту Когану!

Встретиться с Ефимом Аркадьевичем и взять у него интервью давно стало одним из моих заветных желаний, осуществлению которого в немалой степени поспособствовали два этих счастливо совпавших юбилея, а еще Артем — воспитанник когановского центра хореографического искусства, ныне солист танцевального ансамбля «Созвездие», весьма удачно оказавшийся сыном одной из сотрудниц нашей газеты.

Звонок на мобильный Когану, шутливый энергичный голос в трубке, приветливая готовность к общению — и вот я уже в кабинете у Ефима Аркадьевича начинаю с вопроса:

— И как же вы дошли до жизни такой?

— Я одессит в третьем поколении. Папа был физиком, мама врачом. Никто, представьте, в семье не имел к хореографии никакого отношения. Но в тридцать девятой школе, где я учился, был замечательный танцевальный кружок, которым руководил Эдуард Радзинский. Он-то, к великому неудовольствию моих родителей, и привил мне любовь к хореографии на всю жизнь.

Потом был ансамбль песни и танца во Дворце студентов, из которого я направился прямиком в Одесское культпросветучилище, хореографический факультет Высшей профсоюзной школы в Ленинграде, Киевский институт культуры… С девятнадцати лет я уже руководил разными танцевальными коллективами в школе, техникуме, клубе торговых работников, технологическом институте пищевой промышленности, Дворце культуры имени Леси Украинки (вместе с Иосифом Марковичем)... Как видите, жизнь неслась исключительно в ритме танца.

— А с чего началось «Детство»?

— В 1978 году меня пригласили в городской Дворец пионеров руководить танцевальным кружком. Я начал работать с коллективом, в котором изначально было всего двадцать ребят. Но рамки кружка скоро показались мне тесными, и мы преобразовались в студию.

И вот к концу того года огромную популярность приобрела новая детская песня композитора Чичкова «Детство», под которую мы создали хореографическую композицию. А в Оперном театре как раз проходили репетиции большого концерта, и мы в них с этим номером принимали участие. Нас то и дело вызывали: «Детство», на сцену… «Детство», ваш выход… «Детство», а ну потише…». Так совершенно неожиданно название номера стало восприниматься как имя. И нам оно понравилось.

— Ефим Аркадьевич, создавая хореографический коллектив, основой репертуара которого был народный танец, не стремились ли вы создать нечто подобное безумно популярному в те годы ансамблю народного танца Игоря Моисеева? Честно говоря, я все время сравниваю ваши «Детство» и «Созвездие» с ним и нахожу немало общего. Взять хотя бы знаменитую «Арагонскую хоту» на музыку Глинки, которая в свое время была украшением репертуара ансамбля Моисеева и вот уже много лет живет в исполнении ваших ребят.

— Не думаю, что во мне жило стремление быть похожими на них. Это просто недосягаемо. Мы шли к народному танцу своим путем и никому не подражали. Главным для меня как раз было иметь свое лицо, чтобы каждый наш номер был оригинальным и не схожим с композициями, созданными другими хореографами. А «Арагонская хота» — это классика, которая в нашем исполнении, если вы заметили, с моисеевцами ничего общего не имеет, кроме музыки Глинки, разумеется.

— Я имела в виду иную общность: филигранность хореографической техники, безграничность национального репертуара, профессионализм, если можно применить это слово к детскому танцевальному коллективу…

— Можно. Любым делом надо заниматься профессионально — это я внушаю своим ученикам с первого дня занятий. Танец — это колоссальный труд, терпение и бесконечная учеба. И родителей пятилетних малышей, которых приводят к нам в центр, я предупреждаю сразу: в первую очередь будем заниматься учебным процессом. Не ждите, что завтра ваших детей покажут в телевизоре или выпустят на сцену. Сначала с них сойдет семь потов и они истопчут не одну пару балетных туфель.

Когда же постепенно у наших воспитанников вырабатывается филигранность, которую вы имеете в виду, то можно и публике кое-что показать. Только так возможно удерживать планку на заданной высоте. А в детском или взрослом коллективе — это уже неважно.

— Ефим Аркадьевич, принято считать, что в советское время якобы предоставлялось больше возможностей открывать юные таланты, была лучше организована работа с детскими творческими коллективами. Это действительно так? Вам когда работалось легче — тогда или сейчас?

— Честно говоря, я одинаково трудно и одинаково легко работаю во все времена. В советский период мешал тотальный контроль, обязательное требование следовать в постановке номеров пионерской и комсомольской тематике. Ужасно осложняло жизнь и мне, и коллективу то, что я из-за своей замечательной «пятой графы» считался невыездным… Зато никаких материальных проблем не было.

Сейчас основные проблемы связаны как раз с нехваткой денег. Зато в смысле творчества стало легче и интереснее: можно практически воплотить на сцене любую, даже самую невероятную фантазию. А это вдохновляет. И еще как!

— Вот вы говорите, были «невыездным», мучил контроль… А не возникало желания плюнуть на все и уехать куда-нибудь поближе к нормальной жизни?

— Знаете, не возникало. Я почему-то всегда был основным провожающим. Кроме того, все-таки вырываясь на гастроли за границу, я видел не только красоты и изобилие, но и проблемы. Все мы там для них — инородное тело. А я всегда стремился к самореализации и очень люблю Одессу — это без красного словца, как говорится. Лучше, чем с родным коллективом, для меня жизни нет. Вы не представляете, какой у нас микроклимат, какие традиции. Мы настоящая семья. Разве родную семью предашь?

— Просветите меня, пожалуйста, Одесский городской центр хореографического искусства, который был создан в 1995 году на базе вашего танцевального ансамбля «Детство», — это творческая организация или, скорее, учебное заведение?

— Именно учебное заведение, находящееся в ведении городского управления образования и соответствующего министерства. Тогда почти одновременно в Украине было создано пять однопрофильных учебных хореографических центров — в Киеве, Виннице, Кировограде, Житомире и Одессе.

— И все-таки я не могу представить его структуру и принципы работы как учебного заведения.

— Говоря простым языком, наш центр — это восьмилетняя хореографическая школа, в которую проводится конкурсный отбор детей с пятилетнего возраста. Как правило, отбираем сто — сто двадцать малышей. Вначале идет двухгодичный подготовительный курс, за время которого ребятишки не только постигают азы хореографии, но и проявляют свои способности. И только после этого следует экзамен в первый класс. Естественно, учениками школы становятся дети, которых мы уже хорошо знаем и с которыми, что называется, сработались. Ежегодно, переходя из класса в класс, они сдают переводные экзамены. По окончании получают свидетельство установленного образца — все как в обычном учебном заведении.

Одновременно в центре занимаются около восьмисот детей. С ними работают четырнадцать хореографов, десять концертмейстеров стати, половина хореографов — это уже наши выпускники. Так что все тридцать лет сохраняются единая школа, единый дух, единая атмосфера.

К балетному станку ученики становятся с первого класса. Им преподается классический, народно-сценический танец, уроки композиции, джазового, современного танца. Используем мы и авторские программы некоторых наших педагогов. Сколько детей прошло через центр за все время? Тысячи!!!

— А какими данными должен обладать ребенок, чтобы пройти конкурсный отбор в вашу школу?

— В первую очередь мы обращаем внимание на чувство ритма ребенка, его музыкальность, фигуру. Специалисты сразу могут определить, есть ли у малыша физические данные, чтобы в будущем стать хорошим танцором. Как видите, никаких Америк мы не открываем. Просто работаем профессионально — и все.

— Ефим Аркадьевич, сколько стоит обучение в вашей школе?

— Нисколько. Центр хореографического искусства содержится за счет городского бюджета, дети обучаются в нем бесплатно. Помогают горисполком и городское управление образования во главе с Натальей Владимировной Савельевой, за что ей отдельное спасибо. Очень поддерживает центр городская ассоциация хореографических коллективов, в которую дети вносят небольшие членские взносы.

Никаких спонсоров у нашего центра нет. Да и вообще я отношусь к спонсорам с сомнением: кто будет выбрасывать деньги, которые практически не принесут никакой отдачи? Наши спонсоры — это родители наших детей. Кто-то подарил новый линолеум, кто-то притащил банку краски… Наши выпускники в честь тридцатилетия ансамбля «Детство» подарили плазменный телевизор. Вот это подарок, так подарок! Мы все принимаем с благодарностью, как говорится, берем натурой.

Не могу не отметить, что наш коллектив постоянно ощущает реальную поддержку делом народного депутата Украины Сергея Гриневецкого.

А вот что полностью ложится на плечи родителей — это обеспечение детей сценическими костюмами. Ни центр, ни город оплачивать их не в состоянии.

— Я только хотела спросить вас, каким образом создаются потрясающие костюмы для ансамблей «Детство» и «Созвездие», заставляющие зал с каждым новым номером буквально ахать? Ведь и сейчас, и в более тяжелые времена, которые вам приходилось переживать вместе со всей страной, на вашей сцене неизменно властвовало буйство красок, художественная фантазия и ярко выраженный национальный колорит?

— Костюмы — это, честно говоря, большая проблема. В советские времена у нас были штатные художники по костюмам, сейчас приходится приглашать специалистов на разовые заказы, а это не всегда удобно и для них, и для нас. Причем если народный костюм создать проще — достаточно изучить этнографический материал, заглянуть в энциклопедию и так далее, то «одеть» современный танец — это подчас очень и очень сложная задача, решить которую может только по-настоящему творческая личность. Ведь сценический костюм должен учитывать характер музыки и хореографии, рисунок и дух танца, быть удобным в движении и подогнанным для каждого исполнителя индивидуально… Полноценный хореографический номер может родиться только в сочетании всех компонентов.

— Ефим Аркадьевич, а с чего начинается танец? С визуальной фантазии, музыки, цветовых ассоциаций? Приоткройте секрет вашей «творческой кухни».

— Трудно сказать… И с того, и с другого, и с третьего. Многое, конечно, подсказывает музыка. Но бывает наоборот. Когда занимаешься хореографией, на этом зациклен постоянно. Иногда идея танца приходит во сне. Утром просыпаешься, окунаешься в суету — и забываешь ее. А она не уходит, остается где-то в подкорке, пока не возникнет снова. Начинаешь фантазировать, придумывать дальше, снова и снова слушать музыку.

Идею хореографической композиции «Ода жизни», например, мне подсказала «Хава нагила» в исполнении Тамары Гвердцители на одном из ее концертов. Это было, как вспышка в сознании. Сразу захотелось сделать под нее номер. И хоть саму песню Гвердцители использовать при постановке танца не удалось — она плохо ложилась под хореографию, — я считаю певицу соавтором своего замысла, так же как и Валентину Шкробову, хореография которой стала основой композиции.

А хореографическая картинка в ритме тарантеллы «Венецианский карнавал» была поставлена после посещения ансамблем «Детство» Венеции… Как видите, бывает по-разному.

— Сколько живет танец?

— Тоже бывает по-разному. Буквально с создания ансамблей «Детство» и «Созвездие» мы с неизменным успехом исполняем «Арагонскую хоту», «Гопак», «Словацкий танец», «Дагестанский», «Цыганский», уже упоминаемый «Венецианский карнавал». «Хава нагила» существует уже пять лет. Составы исполнителей меняются — а танцы живут. Совсем новые композиции — это кубанский, русский, китайский танец «Веера», которые вы, наверное, недавно видели на нашем юбилейном концерте. В нашей творческой биографии было огромное количество танцев, которые уже ушли: французский, польский, финский, литовский, африканский… Все континенты! Легче, наверное, перечислить те, которые мы еще не станцевали.

— Известно, что возглавляемый вами Одесский городской центр хореографического искусства давно превратился в учебно-методический центр, на базе которого вы проводите несколько раз в год областные и всеукраинские семинары повышения квалификации хореографов, вы возглавляете Одесское отделение Национального хореографического союза Украины, которое было создано в ноябре прошлого года, у вас интересные планы на будущее... Не возникает желания обобщить свой огромный опыт в книге или хотя бы в учебном пособии об основах вашей личной хореографической школы?

— Когда? Просто не хватает времени. Я работаю с десяти утра до десяти вечера и занимаюсь не только хореографией и постановкой танцев, но и административной работой, воспитанием наших мальчишек и девчонок. Масса дел и проблем, как у любого руководителя учебного заведения. Вся моя жизнь проходит здесь. Домой я прихожу только ночевать. К счастью, супруга меня понимает и давно смирилась со своей судьбой — что поделаешь, таких сумасшедших, как я, не так много.

— Но дочь Алина пошла по вашим стопам и сегодня работает хореографом в вашем центре…

— Я был против. На это надо положить жизнь. Оплачивается наша работа, не будем уточнять, как, материально ею заниматься невыгодно, времени на что-то другое не остается, труд нелегкий… Разве своему ребенку пожелаешь плохого?

Алина танцевала в «Детстве», была солисткой, но окончила по нашему с женой настоянию институт народного хозяйства.

И вот результат — несмотря ни на что, прорвалась работать в наш центр. Она стала, как и я, хореографом. И у нее, между прочим, хорошо получается. Это, наверное, уже генетическая потребность — жить танцем.

Зато моя десятилетняя внучка Соня не танцует, а поет. И это обнадеживает, что сумасшедших в нашей семье наконец станет меньше.

— Ефим Аркадьевич, озвучиваю то, что является сегодня предметом обсуждения многочисленных поклонников вашего творчества, а также ансамблей «Детство» и «Созвездие»: все мы надеялись, что в юбилейные дни ваш вклад в развитие искусства хореографии и отечественной культуры будет отмечен званием, более достойным руководителя высокопрофессионального коллектива, официально признанного образцовым художественным коллективом Украины и увенчанного многочисленными престижными наградами…

— Ой, оставьте! Самой большой наградой для меня было бы, если б нам дали еще помещение!

Книга рекордов Когана

- Рекордное количество выступлений в один день — пять концертов — зафиксировано во время гастролей ансамбля «Детство» в Арабских Эмиратах.

- Наибольшее количество гастролей прошло в 1992 году. В течение одного лета коллектив посетил с концертами Францию, Германию и Финляндию.

- Самое быстрое переодевание концертных костюмов зафиксировано на юбилейном концерте в честь двадцатилетия ансамбля «Детство» — тридцать секунд!

- Самое длительное ожидание выхода на сцену продлилось четыре часа во время концерта в Одесском русском театре.

- Самая низкая температура воздуха на сцене во время выступления — всего девять градусов, она была отмечена во время концерта в Доме культуры Ананьева.

- Самая быстрая постановка номера длилась только два дня. Это была хореографическая композиция «Ах, Одесса», специально созданная к фестивалю искусств «Славянский базар» в 1997 году.

- Наибольшее количество участников в одном номере — сто пятьдесят человек в хореографической композиции «Кольори України».

Из Ефима Аркадьевича Когана

- Идите в хор, там не нужно держать линию!

- И почему тебя не отдали на шахматы?

- Кто не стоит в третьей позиции? Иди на рисование, там не нужно так стоять!

- Если кто-то ошибется, лучше наденьте пальто и тихонько уйдите!

- Что вы смотрите в зеркало? У вас что, нет дома зеркала?

- Учтите! Сейчас уже все билеты на наш концерт раскуплены! Но как только зрители увидят этот номер, они сразу побегут в кассу сдавать билеты.
1963

Комментировать: