Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +6
ночью +5
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Ее Величество — женщина-врач

Четверг, 5 марта 2015, 22:40

Валентина Гайденко

Вечерняя Одесса, 05.03.2015

Ничто так не сближает людей, как больничная койка. Даже сегодня, когда мы разобщены, живем каждый в своем коконе, здесь, в больнице, возникает какое-то особенное братство болеющих. Даже проведывающие родственники соседа по палате становятся близкими людьми. Кажется, что ты знал их всю жизнь.

А вот лечащий доктор, как с ним? Впускают ли пациенты его в свою орбиту общения, в мир своих тайн, могут ли доверять?

Логично сказать: «А как же иначе! Да». Но, если по правде, то происходит так не всегда. Многое зависит от самого доктора. От того, как он общается с больными, его профессиональных качеств.

Городская клиническая больница № 1. В народе ее называют Еврейской. Здесь трудится замечательный коллектив талантливых и опытных специалистов. В их числе — Татьяна Евгеньевна Терентьева, хирург-гинеколог, зам. главврача больницы по акушерству и гинекологии.

Мы идем с ней по длинному коридору Еврейской больницы. Врачи, больные, медсестры, нянечки, санитарки — все заняты своим делом. Когда проходит Терентьева, обязательно отвлекутся, поприветствуют, перекинутся с ней словом. «Матушка» — так нежно по-домашнему называют ее коллеги между собой.

Не претендует врач высшей категории Терентьева на свою исключительность. Показывает свитер с весенним оттенком, который связала своими руками. Рассказывает о перечитанном Фейхтвангере, о прекрасных сонетах Шекспира, которыми увлекалась с молодости, о домашней любимице доберманше Ясе.

Путь в медицину Татьяной Евгеньевной был выбран совершенно осознанно, с желанием стать хирургом. Она — дочь Евгения Владимировича Терентьева, одного из старейших ректоров, много лет возглавлявшего гидрометеорологический институт, и Людмилы Константиновны, географа по специальности.

Когда Евгения Владимировича избрали действительным членом ЮНЕСКО, мама вместе с ним уехала к месту работы мужа, в страну древних пирамид — Египет. Там ее постигла тяжелая болезнь — гонконгский грипп. Танечка в 14 лет стала свидетелем и сопереживателем маминых страданий.

Тогда Татьяна по-детски влюбилась в хирургов, в их белые накрахмаленные халаты, крепкие умелые руки, спасшие ее родного человека. А богатая медицинская практика у девочки была еще раньше, когда семья жила на 9-й станции Черноморки, и она слыла в своем районе добрым эскулапом для всех животных.

В кабинете зам. главврача через небольшое окно просматривается невзрачный пейзаж одесской зимы, усталые от времени здания лечебных корпусов этого старейшего медицинского учреждения. Здесь стоит крепкий запах сигаретного дыма, много книг, папок с документами, отчетами, рабочий стол, под стеклом которого иерусалимская икона Божьей Матери, в память о поломнической поездке к Гробу Господнему.

Татьяна Евгеньевна, вспоминая, рассказывает, как студентка Терентьева на 3-м курсе Одесского медина «изменила» хирургии и влюбилась в акушерство и гинекологию. Помнит первые роды, когда, можно сказать, рожала вместе с роженицей. Благодарна своим учителям, особенно Инне Венедиктовне Бордюжевич. Посещала ее кружок, бегала на ее дежурства и вникала в каждую мелочь, каждую деталь, постигая ее технику. Ей же впервые ассистировала в Еврейской больнице.

Как не уводили пути-дороги ее докторской судьбы от Еврейской больницы, но возвращалась сюда снова и снова. Здесь прошла ее молодость, интернатура, первые самостоятельные шаги врача. В 28 лет — зав. гинекологическим отделением больницы. А ведь это самое крупное лечебное заведение в нашем городе. Сколько людей, судеб, проблем...

Гинекология — самое горячее место в этом цеху. Сюда днем и ночью, как по конвейеру, поступают пациенты на «скорой», кто сам приходит. У каждого своя рана и боль.

— Может быть одинаковый диагноз, но операция у каждого человека — это отдельное «произведение». Только его мелодия, исполненная им и его доверителем — врачом, — размышляет Татьяна Евгеньевна.

Беседуя с больными, с их родственниками, она подробно изучает всю картину болезни, доступно объясняя и даже рисуя план операции, обосновывая ее необходимость. Выступает и в роли духовника, выслушивая исповеди. Этот разговор необходим обеим сторонам. Откровенность помогает убить страх, который сидит внутри каждого из нас. И у врача он есть. А родственникам и самому больному вселяет силу и веру в преодоление недуга.

В больнице давно изучили «ритуалы» хирурга Терентьевой. Перед выходом на операцию она должна побыть наедине с собой: может, собраться с мыслями, может, обратиться к Всевышнему, прося поддержки и заступления. Перед «битвой» на операционном столе избегает встречи с родственниками больного — тяжело смотреть в их вопрошающие глаза. Работает только со своей бригадой. Татьяну Евгеньевну поддерживают ее ученики. С Александром Николаевичем Серженюком уже 12 лет на передовой. Делится с ним всем, что умеет, а он по-сыновьи заботится о своем учителе, оберегая, лишний раз давая ей отдохнуть, особенно после ночной.

Был такой случай. На рассвете в доме Терентьевых раздался телефонный звонок: в гинекологию поступила беременная с сильным кровотечением. Что роддом № 7 был закрыт на «помывку», Татьяна Евгеньевна узнала уже потом. С улицы Д. Донского до Мясоедовской она домчалась за 13 минут. Ее коллега опытный хирург Анатолий Валентинович Дьяков и вся команда уже выполняли свою работу.

Больную «прокесарили», и на свет появилась здоровая девочка. Но хэппи энд наступил намного позже. Терентьевой и Дьякову пришлось побороться за жизнь пациентки, с ее открывшимся атаническим кровотечением. Перевязка сосудов шла как бы в нагрузку хирургам после сложной операции. До этого нашим героям шить сосуды самостоятельно не приходилось. Это дело сосудистых хирургов. Но в жизни часто бывает не так, как предполагает инструкция, или пишут в учебниках.

Ей часто снятся цветные сны. Терентьева не безразличный и не аморфный человек. Все, что творится в этом мире и окружает ее, имеет свой цвет и оттенок. Сегодня, например, в размазанном серо-буром цвете предстает перед ней очередная медицинская реформа.

Не подготовив базу, не поняв до конца, что будет с тысячами уволенных медработников, и, забыв совсем про тех, для кого эта реформа делается, про людей, переходим сразу на европейский стандарт медицинского обслуживания. Может, через лет 6-7 все будет прекрасно, реформа заработает, но грамотная медицинская помощь нужна и сегодня, каждый день, без перерыва на реформы.

Часто к Терентьевой приходят молодые женщины с запущенными заболеваниями.

— Вначале необходимо поднять медицинскую культуру населения, ответственность за свое здоровье, за жизнь, наконец, — говорит Татьяна Евгеньевна. — Мы такое уже видели в 90-е годы. Сейчас ситуация повторяется. У людей нет денег, но есть болезни...

Под финал нашей беседы с Татьяной Евгеньевной я попросила вспомнить из ее врачебной практики наиболее тяжелую ситуацию. Не раздумывая, она назвала дату — 2 мая 2014 года.

«Скорые» не успевали подвозить покалеченных: огромный двор Еврейской больницы превратился в военный госпиталь. Работало четыре операционных стола. Не хватало медперсонала — майские праздники.

— Если бы мы всегда были так едины в своем желании помочь, как в тот страшный день, — рассказывает Татьяна Евгеньевна. — Одесситы помогали всем чем могли. Кто нес бинты и вату, кто физраствор... Свой день рождения, 3 мая, я встретила с коллегами, как и положено, у операционного стола.

Что видела Терентьева в тот майский день, какие преобладали в нем краски, если запомнился он ей как самый страшный, выходящий за грани человеческого понимания?!

За самоотверженную безотказную работу в борьбе за человеческие жизни врач Т. Е. Терентьева награждена почетным знаком одесского городского головы.

* * *

Когда случается бессонница, и цветные сны не приходят, она тихо смотрит в потолок, не включает свет и не тянется к пульту телевизора. Она провожает прожитый день...

А утром снова будет подъем, душ, сигарета, нет, даже две, крепкий кофе и новое полное неожиданностей завтра.
7048

Комментировать: