Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -2 ... -1
ночью -4 ... -2
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Театральный переулок (фото) (добавлено)

Пятница, 25 декабря 2015, 14:06

Александр Бирштейн, Ю. Парамонов, Ростислав Александров

Двести метров воспоминаний

Отражения, 24.08.2015


Есть в Одессе улицы, в которые входишь, как в музей, с почтением оглядывая дома и мемориальные доски на их стенах. История, живая история окружает тебя. И соприкасаешься ты здесь не с траченными молью экспонатами, а оживающим на твоих глазах прошлым. И появляется чувство сопричастности ему. И люди, которые жили тут много лет назад, становятся ближе, понятнее.

В Одессе много таких улиц. Об одной из них — мой рассказ. Это Театральный переулок, переулок Чайковского… Так по-разному, в разное же время называлась эта узкая улочка длиной метров в двести, не больше. Но сначала — о географии. Любой человек, угодивший в Одессу, уже вооружен знанием о том, что в Одессе есть Оперный театр, по мнению одесситов, красивейший в мире.

Так это или нет, о том спорить не стану. Просто рассмотрите это здание, а потом решайте сами. Сооружен театр в 1887 году в стиле нового венского барокко архитекторами Фельнером и Гельмером. Здесь дирижировали П. И. Чайковский, Н. А. Римский-Корсаков, С. В. Рахманинов, пели Фёдор Шаляпин, Саломея Крушельницкая, Леонид Собинов, танцевали Анна Павлова и Айседора Дункан. А «Forbes» включил одесский оперный в список самых популярных достопримечательностей Восточной Европы

Так вот, с тыльной стороны знаменитого здания и располагается наш Театральный.

А мы войдем сюда с Екатерининской и сразу остановимся рядом с угловым домом № 18. Сразу должен вас предупредить, что буду обращать ваше внимание в основном на дома с четной стороны. А среди строений на нечетной cтоят внимания лишь дом «Орфей» и сам Оперный. Первый — потому что строителей уже законченного здания заставили снести целый этаж, чтобы оно не превосходило по высоте соседствующую с ним Оперу, как уже было сказано, — гордость Одессы.

ИТАК, ДОМ 18.

Принадлежал он Бонифаци.

А возведен был в 1906 году архитектором Э.Я. Меснером и знаменит двумя, опять-таки, театрами! В 1921 году тут размещался «Крот», кружок оригинального театра, где играли Рина Зеленая, Вера Инбер, будущий автор оперетт В.Типот, Д. Кара-Дмитриев… Однако в 80-е годы прошлого века тут действовал еще один театр… Я бы назвал его театром Олега Сташкевича. Конечно, было у него и другое, официальное название, но рядом с именем его создателя оно, право, несущественно.

Я абсолютно уверен в том, что с отъездом Олега в Москву Одесса потеряла выдающегося режиссера, имя которого упоминали бы сейчас рядом с именами самых больших театральных деятелей. Сейчас Олег, как и много лет назад, режиссер, директор, редактор и прочая у М. Жванецкого… А тогда Олег, интерес к творчеству которого начало проявлять КГБ, был выдворен почти отовсюду. Почти — только потому, что жил в ту пору в Одессе — потом он эмигрировал в Германию! — замечательный, смелый, талантливый и порядочный человек Саша Виноградский, директор клуба работников торговли, расположенного в подвале вот этого самого дома № 18. И Саша, Александр Борисович Виноградский, приютил Сташкевича с его театром. Тут-то и был поставлен Спектакль — да-да, именно так, с большой буквы! — по роману Льва Славина «Интервенция».

Песни к этому представлению написали Г. Голубенко и В.Хаит. Одну из них — «Про девочек» — некоторое время распевала вся Одесса.

И еще. На этой улице перекликаются имена многих литераторов. Например, авторов «Интервенции» и романа «Пятеро» — Льва Славина и Владимира (Зеева) Жаботинского. Они сочиняли по-разному; находились, в общем-то, по разные стороны баррикад, но писали об одном времени и об одном городе, который очень любили. Да и он их не позабыл…

О Жаботинском мы поговорим, когда доберемся по переулку до номера 12. А пока давайте-ка зайдем вот в этот маленький дворик-колодец. Ничего, казалось бы, особенного.

Но, по свидетельству старожилов, очевидцев, здесь во время гастролей жил в 1942 году Петр Лещенко. Все просмотренные мной источники информации это не подтверждают. Лещенко действительно приезжал в Одессу в 1942 году. Появился он тут 19 мая, а 5, 7, 9 июня дал несколько концертов. Но проживал, по слухам, в гостинице «Бристоль» («Красная»). Однако жильцы 18-го номера по Театральному настаивали на своем. Они вспоминали даже такую убедительную подробность — из выходящего во двор окна квартиры первого этажа все время доносился голос Лещенко — кто-то гонял его записи. Остается предположить, что там жила Вера Белоусова, певица и актриса, с которой Петр Лещенко познакомился на репетиции и… влюбился. Он ее, естественно, навещал, и в 1944 году они стали мужем и женой… Но это уже другая история.

ДОМ № 16.

Мемориальная доска. «Тут жили братья Ширман…»

Мало кто из людей среднего возраста не помнит этих замечательных клоунов. Роман, Александр и Михаил Ширманы всегда работали вместе и провели на арене больше 30 лет!

Из воспоминаний Юрия Никулина: «Они были подлинными кумирами манежа. А уж Одесса души не чаяла в своих земляках. В их творческой судьбе был период, когда они семь лет подряд выступали в этом городе, а успех буквально на каждом выступлении был неизменным. Случай, можно сказать, уникальный».

Да, Ширманы творили чудеса. Один из них — Александр — был серьезен и деловит, второй — Михаил — играл развязного и смешного морячка, а Роман был, конечно, главным заводилой — лидером-затейником всяких пакостей и проделок, вызывавших нескончаемый хохот в зале. Были в их репертуаре и музыкальные номера. Тогда на арене появлялись женщины с аккордеоном… Как я потом узнал, жена Романа, Белла Ароновна, была пианисткой и аккордеонисткой, перебравшейся в цирк из джаз-оркестра Шико Аранова. Кроме нее, в музыкальном номере участвовала и жена Михаила Ширмана, Анастасия Михайловна. Номер «Пять Ширман» состоял в том, что артисты, сопровождая комические трюки, играли на самых разных инструментах. Из безумно любили и ценили зрители. Даже самые придирчивые.

Сергей Юрский: «Я родился в цирковой семье: отец долгие годы был художественным руководителем Саратовского, Ленинградского, Московского цирков… На одном из представлений я впервые и увидел трио братьев Ширман. Я видел, наверное, все их интермедии, репризы, клоунады, но никогда не забуду одну. Называлась она, кажется, «Штапель».

На сцену выходил Роман Ширман и его старший брат Александр, он всегда изображал респектабельного шпрехшталмейстера, и радостно поздравлял Романа с днем рождения, а в подарок преподносил ему штапельную пижаму. Тот переодевался и выходил на манеж, как чучело: пижама была ему неимоверно велика, он в ней просто тонул. Надо было видеть, как Роман, поминутно запинаясь и падая, пытался в ней пройтись. Хохот стоял гомерический. «Не беспокойтесь, — говорил Александр. — Сейчас мы все исправим». Братья запихивали пижаму в стиральную машину и через несколько секунд вытаскивали — рукава до локтей, куртка не застегивается, брюки — будто спортивные трусики. Роман, рыдая, обращался к публике: «Кто же выпускает такую продукцию?» И тогда на манеж спускался с галерки Михаил Ширман — в костюме, в шляпе и с портфелем. Бракодела долго стыдили, но, ничего от него не добившись, сажали в ту же стиральную машину. Мгновение — и на манеж выбегал… лилипут, точная копия незадачливого руководителя и тоже с портфелем и в шляпе. Трудно передать реакцию зала! Это был триумф, о котором мечтает каждый артист…»

Юрий Никулин вспоминает, как провалился, используя репризу братьев Ширман. А у братьев публика хохотала. Они с шумом появлялись из главного прохода, держа в руках транспаранты и выкрикивая лозунги, призывающие к борьбе с курением: «Товарищ, брось папиросу! Никотин — это яд! Бросай курение!» Клоуны, сделав круг по манежу, замолкали. Они складывали на ковер транспаранты, усаживались на барьер и спокойно закуривали. Удивленный инспектор манежа обращался к ним со словами: «Что же вы, товарищи?! Только что призывали всех бороться с курением, а сами курите». И Роман Ширман, самый смешной из братьев, выпуская клубы дыма, говорил: «Кампания окончена — перекур!»

Уже потом, много позже, я узнал, что существовал еще и четвертый, старший брат — Эмиль, — талантливый поэт и журналист, расстрелянный в 1937 году…

Вот какие люди жили в этом доме!

А ТЕПЕРЬ № 14.

О, это тоже дом с историей. Его построили в 60-х годах 19 века для… цирка и артистов манежа. Да-да, тут давались цирковые представления! Потом, после пожара в городском театре, здесь гастролировал Мариинский театр, тогда очень даже популярный и отличавшийся, между прочим, тем, что кресел для зрителей в нем не было — публика сидела прямо на ступенях.

Но и это еще не все!

Именно сюда переехала из Елисаветграда семья Карла Олеши с малолетним сыном Юрием!

В юности жил тут и К.Г. Паустовский.

Ну, а теперь — и это символично — в доме № 14 прописался магазин «Одесская книга».

ДОМ № 12

Перед тем, как надолго застрять в доме 12, сосредоточимся на чудной лестнице, ведущей из переулка в сквер Пале-Рояль, превращенный некогда Елизаветой Ксаверьевной Воронцовой в одно из красивейших мест города.

Начну со своих детских воспоминаний. Именно сюда, в ТЮЗ, нас, детишек-первоклашек, привели некогда на спектакль. Даже название его запомнил — РВС!

ТЮЗ был тут еще долго… Потом здание пустовало. Сейчас оно отреставрировано. Что внутри, не совсем ясно. Но охраны много.

И переход в фасадное здание все еще существует!

Что за переход? О! Это же самое любопытное. До революции фасадное здание было гостиницей «Северная», построенной, как следует из надписи на воротах в 1870 г.

В ней жил однажды А.А. Чехов, тогда увлекшийся одной из актрис оперного, и просадивший, как он писал брату, целое состояние на мороженое, которым угощал девушку.

Квартировал в гостинице и П.И. Чайковский, в то время — дирижер Оперного.

Тут проживал и умер от воспаления легких К.Д. Ушинский.

В 1912 году архитектор Дмитренко построил во дворе гостиницы здание театра-варьете.

Кухня в этом заведении, говорят, была изумительная, и девочки в кордебалете — пальчики оближешь. Вот почему в варьете постоянно торчали А.И. Куприн и С. Уточкин, а также многие иные знаменитости. Знакомства происходили быстро и разрешалось с только что обретенной и желанной дамой отправиться по переходу в нумера. Да-да, по тому самому, о котором только что упоминалось.

Часто бывал в театре-варьете и даже описал его в своем знаменитом романе и Владимир Жаботинский. Да разве только он! Цитирую…

«Струя пыльного розового зноя впущена в Театральный переулок. Лавочники в войлочных шлепанцах вынесли на улицу зеленые бутыли с вином и бочонки с маслинами. В чанах, перед лавками, кипели в пенистой воде макароны, и пар от них таял в далеких небесах… Богатые евреи с раздвоенными бородами подъезжали в экипажах к Северной гостинице»…
И.Бабель. «Ди-Грассо».

После революции в этом здании обосновался ненадолго театр стрелковой дивизии, затем — театр Политсекретариата, где — учтите! — танцевала Айседора Дункан; потом — клуб имени товарища Рыкова, где в 1924 году выступал В.В. Маяковский. В 1931 году в этом здании открылся Театр Юного Зрителя (ТЮЗ), куда меня и приводили в детстве.

А ТЕПЕРЬ ПОЖАЛУЙТЕ В НОМЕР 10.

Обыкновенный доходный дом некоего Бекеля, построенный архитектором Л.М. Черниговым. Что тут интересного? Пожалуй, ничего. Разве что напомнить о том, что именно тут обосновался городской архитектор академик Моранди… Ну, и Бог с ним.

А теперь пожалуйте на противоположную сторону этой короткой улочки. Тут не столько на противоположную сторону улицы, где высится великолепный Оперный.

Знаменитая лестница, сохранившая на своих перилах старый герб Одессы, и, конечно же, не менее знаменитый платан, 1840 года рождения…

ДОМ, 8

Возведен в 1844 году архитектором К. Боффо. в 1844 году. Да-да, тем самым Боффо, который построил Потемкинскую лестницу. Мало? Так знайте, что дело его рук еще и Воронцовский дворец!

А вот, что я раскопал в литературе:

«При строительстве дома были найдены остатки древнегреческих ваз, что говорило о том, что город строился на месте древнего греческого поселения».

Вот так!

ДОМ 6

Он, как и дом 4, принадлежал банкиру и меценату Игнацию Ефрусси. Вернее, — дома, которых, увы, уже нет… Потом участок достался сахарному магнату Бродскому, затем им владел князь Гагарин, позже — княгиня Андросова…

А ВОТ ДОМ 4

Знаменит тем, что тут жил великий пианист Эмиль Гилельс!

И опять цитата:

«…музыка в набиравшем виртуозность исполнении все чаще звучала из окон дома 4, где поселили вундеркинда с Молдаванки Эмиля Гилельса, будущего Героя Социалистического Труда, народного артиста СССР, прочая и прочая… Много лет он верил этой идеологической мишуре, а его возили «в золоченой клетке» на заграничные гастроли и потом отбирали большую часть гонорара, поссорили с великим учителем Г.Нейгаузом, стравливали с гениальным коллегой С.Рихтером, вмешивались в репертуар… И лишь, когда ему предложили подписать письмо-просьбу о депортации его народа, Эмиль, он же Самуил Гилельс, многое понял».
Ростислав Александров.

А этот дом завешен баннером с картинкой…

Там что-то происходит. Что ж, будем надеяться на лучшее. Мы в этом так нуждаемся… И — до новых прогулок по Одессе…

Фото автора

* * *

Чайковского переулок

Об Одессе с любовью

Как уже отмечалось, начало свое переулок берет от Думской площади. От начала переулка хорошо видны творения одесских архитекторов: здания Думы, Археологического музея, музея морского флота.

Левая сторона переулка открывается платанами, которым уже без малого два века. Посаженные в середине ХІХ века, платаны были свидетелями многих событий, которые произошли в городе за это время.

За платанами хорошо видна Театральная площадь, с фонтаном на ней, и величественным Национальным академическим театром оперы и балета, виден его боковой фасад.

В начале ХХ века, после революции, площадь именовалась именем Бенедикта Спинозы, нидерландского философа середины XVII века. За Театральной площадью проходит улица Ланжероновская.

В переулок Чайковского выходит тыльный фасад театра. Привлекает внимание лестница, ведущая из переулка Чайковского на Театральную площадь около тыльного фасада театра. Лестница имеет 28 гранитных ступеней с чугунными перилами. На чугунных перилах, среди перевитых букв «О», привлекает внимание старый герб города Одессы, размещенный на скрещенных якорях. Перила были изготовлены в конце ХІХ века на заводе Рестеля в Одессе, что хорошо видно на приведенной фотографии.

Лестница своей красотой, легкостью, ажурностью привлекает людей. На ней часто фотографируются, проводится фото и киносъемка молодоженов.

За тыльным фасадом театра есть еще одна лестница, ведущая в Пале-Рояль, в тихий уютный сквер, который ранее по периметру был ограничен торговыми рядами, от которых остались одни воспоминания и кардинально перестроенные здания.

Когда-то этот сквер был частью плац-парада. Стараниями графини Е. Воронцовой на месте этого плац-парада и был разбит нынешний сквер с редко встречающейся диагональной планировкой аллей, на пересечении которых несколько позже устроили фонтан. Сейчас фонтан венчает новодельная бронзовая фигурка девушки под зонтиком работы скульптора Н. Степанова. Вокруг фонтана расставлены столики кафе «Сальери».

Надо отметить, что этот сквер с его скульптурными группами, историей зданий торговых рядов заслуживает отдельного рассказа.

Сразу за оперным, под № 9 в 2007 году построен дом «Орфей». С этим домом связана интересная история. При постройке дома его этажность была превышена плановой этажности. В результате этого, то, что превышало плановую этажность, было демонтировано и осталось 8 этажей.

Дома под № 11, 17, 15, 19 – жилые. Остальные нечетные номера по левой стороне переулка отсутствуют. Дом № 11 находится в настоящее время на реставрации.

Правая сторона переулка открывается домом, который имеет нумерацию № 2 по переулку Чайковского и номер 15 по Приморскому бульвару. Этот дом очень старый. Был построен в 1828 году архитектором И.К. Риглером совместно с Ф.К. Боффо, позднее перестраивался архитектором Ф.О. Моранди. В разное время его владельцами были Фук, Григорович, Ралли. В последние годы в здании размещалось областное статистическое управление. Сейчас здание ждет своей реставрации, обтянутое полотнищем.

На месте дома № 4 и соседнего с ним № 6 были встарь дома банкира Игнация Ефрусси.

Нынешний дом № 4 был построен в 1904 году архитектором Л. М. Черниговым и принадлежал Б. Магнеру. Дом имеет замечательную лепнину по фасаду, многие фрагменты которой в наши дни утрачены. Дом покрылся трещинами.

Этот дом знаменит тем, что в нем проживал выдающийся советский пианист, Герой Социалистического Труда, Народный артист СССР Эмиль Григорьевич Гилельс. Об этом свидетельствует мемориальная доска на фасаде здания.

Эмиль Григорьевич Гилельс родился 19 октября 1916 года в Одессе в семье скромного конторского служащего. В восемь лет Гилельс был принят в Одесский музыкальный техникум, а в тринадцать лет дал первый самостоятельный концерт. В 1930 году Гилельс поступил в Одесскую консерваторию. В 1931 году, после второго Всеукраинского конкурса пианистов, Гилельс получил персональную стипендию от правительства УССР. Гилельса ожидал успех на Венском пианистическом конкурсе 1936 года.
В 1938 году Гилельс получает первую премию на сложнейшем Международном конкурсе имени Эжена Изаи в Брюсселе. Во время Великой Отечественной войны сценой ему служили аэродромы и цехи заводов. В тяжелые дни испытаний искусство Эмиля Гилельса вдохновляло и звало к победе.
В послевоенный период пианиста ожидали нескончаемые триумфы на «Пражской весне», в Париже и Риме, в Германии и Англии, в США, Мексике, Канаде, Японии.
С 1938 по 1974 год Э. Гилельс преподаватель Московской консерватории, с 1952 года – профессор этой консерватории.
Лауреат Государственной премии 1946 года, Народный артист СССР с 1954 года, два ордена Ленина 1961, 1966 года, Ленинская премия в 1962 году, французский Орден заслуг в культуре и искусстве в 1967 году, бельгийский Орден Леопольда в 1968 году, Герой Социалистического труда в 1976 году и др.
Почетный член Королевской академии музыки в Лондоне, почетный академик римской академии «Санта-Чечилия», золотая медаль города Парижа, бельгийский орден Леопольда I – все эти звания и награды напоминают о повсеместном признании, которое получил Гилельс.
Умер Эмиль Григорьевич Гилельс в 1985 году.

Дом № 6 в начале прошлого века принадлежал сахарному магнату Бродскому, затем им владел князь Гагарин, позже княгиня Андросова.

Дом № 8 является памятником архитектуры. Дом построен архитектором К. Боффо в 1844 году. Это один из первых многоэтажных домов города. В этом доме и жил сам архитектор. Замечательнейшими творениями К. Боффо являются Потемкинская лестница, Воронцовский дворец и ряд других зданий и сооружений.

При строительстве дома были найдены остатки древнегреческих ваз, что говорило о том, что город строился на месте древнего греческого поселения. Позднее на Приморском бульваре были также обнаружены древности.

Дом № 10. Это был доходный дом Бекеля, построенный архитектором Л.М. Черниговым.

Фасад дома украшен скульптурными группами, как и дом № 4. В настоящее время дом пуст и потихоньку расползается.

Но есть надежда, что дом будет сохранен. Совсем недавно Одесский градостроительный совет одобрил эскизный проект реабилитации и реставрации этого жилого дома для размещения гостиницы.

Эскизный проект предусматривает размещение в пятиэтажном доме гостиницы на 36 номеров. На первом этаже дома будут расположены фойе, приемная для гостей, отдел для хранения багажа, а также ресторан на 80 мест, на других этажах – номера для гостей.

Площадь застройки после реконструкции составит 450 квадратных метров.

Кроме того, парковку для автомобилей планируют разместить во дворе гостиницы, что не создаст дополнительных транспортных нагрузок в переулке.

Дом № 12, бывшая гостиница «Северная». Построена в 1870 году.

О дате постройки можно судить по надворотной решетке, на которой виден год ее установки.

В «Путеводителе по Одессе Г. Москвича» за 1909 год о гостиницах читаем: «″Северная″ в Театральном переулке и в полуквартале от Николаевского бульвара. Свыше 60 номеров, ценой от 1 руб.50 коп. и дороже. Ресторан с кафе-шантаном. Имеется садик с открытой сценой, где летом даются кафе-шантанные представления». Владел гостиницей «Северная» А.С. Ящук.

В гостинице «Северная» останавливались П.И. Чайковский, А.П. Чехов. Об этом свидетельствуют мемориальные доски, установленные на здании.

В гостинице проживали композитор Н. Лысенко, Ю.К. Олеша. В этой гостинице жил и 3 января 1871 года на 47 году жизни скончался от воспаления легких великий российский педагог Константин Дмитриевич Ушинский.

К.Д. Ушинский главным условием всестороннего развития личности считал труд. Центральное место в образовании отводил родному языку. К. Д. Ушинский ввел в практику педагогической работы совещания и конференции педагогов. В стенах Смольного института ему удалось убрать существовавшее до него разделение контингента учащихся на «благородных» и «неблагородных».
Именем К.Д. Ушинского в Одессе назван Южноукраинский государственный педагогический университет.

В 1918 году гостиница «Северная» во время австро-немецкой оккупации города использовалась как тюрьма.

В настоящее время это обычный жилой дом с административными помещениями.

В 1912 году архитектором Ю.М. Дмитренко было построено внутридомовое здание театра-варьете при гостинице «Северная». После революции театр стрелковой дивизии, театр Политсекретариата, где танцевала Айседора Дункан, клуб имени товарища Рыкова, где в 1924 году выступал В.В. Маяковский. В 1931 году в этом здании открылся Театр Юного Зрителя (ТЮЗ), который работал в этом здании до переезда на Греческую улицу достаточно длительное время.

В настоящее время в этом здании разместились организации с не совсем понятными названиями.

Дом № 14 построен в 60-е годы ХІХ века для цирковой труппы. В этом здании давались цирковые представления.

Позже, в этом здании Мариинский театр, ставший очень популярным в годы, когда старый городской театр сгорел, а новый еще не построили. Театр имел круглый зал, галерку без нумераций мест и открытые ложи. Зрители наслаждались игрой актеров, сидя прямо на ступенях театра. Вся атмосфера театра сближала зрителей. Затем слава его закатилась, и здание было перестроено в обычный жилой дом. В этом доме жила семья Ю.К. Олеши. В этом доме жил в молодые годы и К. Паустовский.

Дом № 16. В этом доме была открыта одна из первых фотографий города.

На стене этого здания висит мемориальная доска братьев Ширман. Братья Роман, Александр и Михаил вместе проработали на арене цирка клоунами 36 лет, с 1938 по 1974 год. Они дружили с Марией Мироновой и Александром Менакером, Юрием Никулиным, Анатолием Папановым, Николаем Черкасовым. Из воспоминаний Юрия Никулина: «Они были подлинными кумирами манежа. А уж Одесса души не чаяла в своих земляках. В их творческой судьбе был период, когда они семь лет подряд выступали в этом городе, а успех буквально на каждом выступлении был неизменным. Случай, можно сказать, уникальный».

Дом № 18. Расположен на углу улицы Екатерининской. Принадлежал Бонифаци. Построен в 1906 году архитектором Э.Я. Меснером. Привлекают внимание скульптурные группы по фасаду здания. Монументально выглядит вход в здание с переулка Чайковского, напоминая вход каких-то древних, может даже, вавилонских гробниц…

В 1921 году здесь разместился театр «Крот», в котором оттачивали свое мастерство В. Инбер и Р. Зеленая. В 1922 году Одесские газеты писали: «Театр «Крот» — вечер Виктора Типота. Программа обширная и несколько утомляла зрителей. Все же в ней были занимательные миниатюры. Наиболее стройно была сыграна пародия В. Инбер «Ад в раю». Остроумные частушки, посвященные бенефицианту, спела Рина Зеленая. Только на этом вечере удалось посетителям расшифровать название театра «Крот». Оказывается, что это означает: «Кружок работников остроумного театра».

В настоящее время это жилой дом с административными помещениями и залом для азартных игр «Азарт клуб».

Вот и закончилась наша прогулка по маленькому переулку, имевшему богатую на события и насыщенную жизнь…

* * *

Колдовство встреч, или Прогулка по театральному переулку

Одесса, № 5, 1997

Название переулку дал театр, который по словам Ю.Олеши, «возвышается над ним». А театр на равных принадлежит и Ришельевской, Пале-Роялю, Ланжероновской.

Посему и считаю главной и эксклюзивной достопримечательностью переулка первородную одесскую землю и три почти стошестидесятилетних платана, один из которых нависает над лестницей, чей чугун в лихую годину сберег старинные гербы Одессы. И так «нежно» уложили тогда эту лестницу, что не повредили платан, могучие корни которого ныне уходят в немыслимую глубину, где, думаю, переплетаются с амфорами, потому как растет он аккурат над ушедшим в землю древним городищем. «Из переулка поднимается чугунная лестница… Над лестницей стоит огромный платан», — писал Олеша, закрепляя их статус достопримечательностей. Юрий Карлович, как говорили римляне, был гением места, литературным хранителем Театрального переулка, куда являлся на встречу с деревьями и домами своего детства…

История этого дома прелестна. Некогда тут был цирк — огни, львы, хохот… Позже здание перестроили под театр, наименованный Мариинским, где что ни вечер, то зажигательный танцевальный бал, колдовской «маскерад» или искрометная оперетта. Здесь блистали одесские красавицы, лилась музыка Оффенбаха и вспыхивали шекспировские страсти, когда на подмостки выходил великий маэстро Томазо Сальвини… Мариинский был очень популярен, а после пожара Городского театра и вовсе стал центром театральной жизни.

Но в 1887 году на месте сгоревшего выстроили знаменитый Одесский Оперный театр, в его тени слава Мариинского и сам он постепенно сошли на нет и снова его перестроили, на этот раз в обычный жилой дом № 14. В 1900-х годах здесь жил ювелир Михаил Хомицер, который вечерами аккомпанировал на пианино скрипачу Сашке в пивном заведении «Гамбринус» на Преображенской улице. Перед вечерней игрой Сашка захаживал к аккомпаниатору, а однажды пришел с А.И.Куприным. Хомицер, видимо, догадывался, чем могут обернуться посещения Куприным «Гамбринуса» да его дружба с Сашкой. И он попросил писателя « в случае чего» не расшифровывать аккомпаниатора, так как его дети учатся музыке и не хочется, чтобы потом узнали, где играл их отец. Куприн запомнил это и в рассказе «Гамбринус» лишь проходным персонажем появляется «аккомпаниатор, покончивший какое-нибудь стороннее дневное занятие у портного или часовщика», что никак не сказалось на карьере его внука Михаила, талантливого виолончелиста…

В 1902 году тут поселился вконец проигравшийся в Елисаветграде польский помещик Карл Антонович Олеша, для трехлетнего сына которого, Юрия, будущего писателя, Одесса начиналась этим переулком. А лет через восемьдесят я пришел сюда с молодой француженкой, работавшей над книгой об Олеше. Анни прочитала уже все, написанное им о Театральном переулке, этом доме, старом платане над лестницей и теперь ходила с отрешенным лицом человека, пребывающего в некоем литературном зазеркалье, где только что повстречала своего героя. И еще одной встречи в этом доме довелось свидетелем стать. В 1920-х годах здесь в квартире № 15 жил репортер Александр Анисимович Аренберг, «плотный человек со смеющимися глазами», как писал его приятель и сослуживец по газете «Моряк» Константин Паустовский. Могу подтвердить, что годы многое в нем изменили, но смеющимися оставались глаза и ясной память, хранившая воспоминания об И.Бунине, А.Куприне, И.Северянине…

В 1927 году у Аренберга жил К.Паустовский, а недавно мы с Вадимом Паустовским заходили на эту квартиру, где и состоялась своеобразная встреча сына с молодостью отца. Подобное произошло и с Лидой Бабель, когда она, коренная москвичка, в 1984-м впервые попала в Театральный переулок, доселе известный ей лишь по «Ди Грассо» — чудесному рассказу отца: «Струя пыльного розового зноя впущена в Театральный переулок. Лавочники в войлочных шлепанцах вынесли на улицу зеленые бутыли с вином и бочонки с маслинами. В чанах, перед лавками, кипели в пенистой воде макароны, и пар от них таял в далеких небесах… Богатые евреи с раздвоенными бородами подъезжали в экипажах к Северной гостинице»…

По сути, это был комплекс: гостиница «Северная» в доме № 12 и одноименный театр-варьете во дворе. Репертуар варьете был изысканным, кухня отменная, а о посетителях и говорить нечего: Сергей Уточкин — слава и легенда Одессы, приятельствовавший с ним А.И.Куприн, золотоволосый король поэтов К.Бальмонт, студент Аминад Шполянский, известный потом всей читающей России и эмиграции под псевдонимом Дон Аминадо, бонвиван, красавец, умница Саша Джибелли, заслуживающий отдельного рассказа… А в 1924 году, когда здесь уже был заурядный театр, предшественник ТЮЗа, последней знаменитостью выступил В.Маяковский. Театр-варьете галереей соединялся с гостиницей, стены которой слышали и легкие шаги А.П.Чехова, и фортепьянные аккорды, только что родившиеся под пальцами П.И.Чайковского, чье имя теперь носит переулок… А лет через сорок музыка в набиравшем виртуозность исполнении все чаще звучала из окон дома № 4, где поселили вундеркинда с Молдаванки Эмиля Гилельса, будущего Героя Социалистического Труда, народного артиста СССР, прочая и прочая… Много лет он верил этой идеологической мишуре, а его возили «в золоченой клетке» на заграничные гастроли и потом отбирали большую часть гонорара, поссорили с великим учителем Г.Нейгаузом, стравливали с гениальным коллегой С.Рихтером, вмешивались в репертуар… И лишь когда ему предложили подписать письмо-просьбу о депортации его народа, Эмиль, он же Самуил Гилельс, многое понял.

На месте дома № 4, где жил Гилельс, и соседнего с ним № 6 были встарь дома банкира Игнация Ефрусси, сердечно откликавшегося, как написал о нем А.М. де Рибас в книге «Старая Одесса», на все добрые дела. Одним из них стало создание шестиклассного училища «Ефрусси» на Старопортофранковской, 94, за что учредитель был жалован званием потомственного почетного гражданина Одессы, переходившим ко всем его потомкам по мужской линии, где бы они не жили. Последним был Виктор Ефрусси, человек удивительной судьбы: переводчик у генерала Эйзенхауэра во время высадки союзников в Нормандии, он участвовал затем в войне на Дальнем Востоке, остался и основал крупную фирму в Японии, два года назад умер и погребен в… буддийском храме. На траурной церемонии было отмечено, что покойный имел честь состоять почетным гражданином Одессы… Потомки же Ефрусси по женской линии продолжают здравствовать за рубежом. Один из них, журналист Томас де Ваал, недавно побывал в Одессе, и Театральный переулок одарил его «встречей» с предком, фигура которого в семейных преданиях уже утратила четкие очертания. Потому и интересно ему было узнать, что, помимо прочих титулов да должностей, состоял Игнаций Ефрусси норвежским и шведским консулом в Одессе. И ничего в этом необычного не было, так как, сообразно положению портового города, в Одессе насчитывалось тогда, в конце 1860-х годов, двадцать пять консульств иностранных держав, от крохотной Саксонии до Американских Соединенных Штатов, как их именовали в те годы. Консулом Испании был Дон Хуан де-Диос-Рохес, и… услужливое воображение рисует романтичный облик героя Байрона, Блока, Леси Украинки, Мольера, Пушкина… А одесский Дон Жуан был, скорее всего, респектабельным господином, ничего общего не имел со своим средневековым тезкой и жительствовал в Театральном переулке, 8. Принадлежал сей дом и сооружен был архитектором Францем Боффо, коему Одесса обязана Воронцовским дворцом, лестницей на Приморском бульваре да множеством зданий, к примеру, в Театральном переулке, 2, построенном в 1832 году.

Впрочем, его, скорее, следует считать плодом пусть разнесенного во времени, но коллективного творчества, потому что спустя четырнадцать лет здание достроил Ф.И.Моранди. И его, городского архитектора, академика, нужно числить за славным племенем жителей Театрального переулка, поелику квартировал он тут в доме, что был на месте нынешнего № 10. Из менее именитых, но более близких по времени жителей этого дома хочется помянуть добрым словом милейшего Юзефа Басова, старого музыканта, служившего еще тапером в немом кино, знатока музыкальной и театральной Одессы давних лет. Именно он обратил когда-то мое внимание на заурядный подвал дома № 18 на углу Екатерининской. Осенью 1921 года тут возник театрик «Крот» («Кружок Оригинального Театра»), куда пришли Рина Зеленая, Вера Инбер, будущий автор оперетт В.Типот, Д.Л.Кара-Дмитриев, который через много лет скажет мне о «Кроте»: «Не знаю, было ли это хорошо, но весело и молодо…» Здесь устраивали вечера юмора, инсценировали по обыкновению того времени стихи, например, «Лулу и господин во фраке» В.Инбер, и песенки типа: «На верху живет сапожник, на низу живет портной» автора всеизвестной «Свадьбы Шнеерсона» М.Ямпольского … Потом укатила в Москву В.Инбер, потянулись другие, «Крот» переименовали во 2-й Малый Гостеатр — что за «Крот» в эпоху безусловного пролетарского искусства! — а летом 1922 года тихо закрыли. И только в повести В.Инбер «Место под солнцем» под именем «Созэп» остался «Крот» — четвертый театр в истории Театрального переулка… Четвертый театр… Четырежды театральный… Признаюсь, был соблазн так и назвать эту статью. Но тот, коему принадлежит пресловутый внутренний голос, монотонно и, казалось, бесстрастно бормотал: «Четырежды театральный, трижды судимый, дважды Краснознаменный …» Соблазн пришлось отложить…

А ещё с другой стороны Оперного театра с выходом на Театральный переулок стоит роскошная лестница («Черная лестница», как её именуют одесситы) и три почти стошестидесятилетних платана. Один из платанов нависает над лестницей, чей чугун в лихую годину сберег старинные гербы Одессы. И так «нежно» уложили тогда эту лестницу, что не повредили платан, могучие корни которого ныне уходят в немыслимую глубину, где, думаю, переплетаются с амфорами, потому как растёт он аккурат над ушедшим в землю древним городищем.
8418

Комментировать: