Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -2 ... +1
утром -1 ... +2
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Два солнца на одном бульваре

Воскресенье, 10 июня 2007, 20:22

Сергей ИСАЕВ

Одесский вестник, 07.06.2007

Одесса отметила двести восьмую годовщину со дня рождения А.С. Пушкина

ДАТА НА СЕЙ РАЗ выдалась не «круглая». И, быть может, по этой причине торжества у памятника Пушкину на Приморском бульваре оказались пусть и скромными, зато предельно искренними.

Не о вселенском значении поэта, а о собственном, личном и сердечном отношении к нему, буквально о родстве понятий «Пушкин» и «Одесса» говорил начальник управления горсовета по вопросам культуры и искусств Роман Бродавко. И, касаясь неразрывной связи поэта с нашим городом, вполне точно и уместно прозвучал здесь, пожалуй, пример со стихами Эдуарда Багрицкого, названными «Одесса» и полностью посвященными Александру Сергеевичу.

Когда-то Анна Ахматова заявила, что Пушкин не может нравиться или не нравиться: «Ну, разве Солнце обсуждают?!» — риторически спросила она.

В этот жаркий июньский день Одессе светили два солнца — одно с небес, второе с постамента на Думской площади. Светили они всем. И в равной степени — обычным прохожим на Приморском бульваре, и весьма удачно оказавшейся здесь почтенного возраста семейной чете экскурсантов из Америки, и многоголосой детворе, которую привели учителя к памятнику. И никто не пытался определять, ЧЕЙ именно Пушкин, какому народу он принадлежит. Потому что он — наш. Вот и первый директор пушкинского музея в Одессе Наталья Островская в своем выступлении непринужденно переходила с русского языка на украинский, а с украинского — на русский. И звучали стихи поэта — многие, разные, и фрагменты из «Путешествия Онегина», и просто те, что значились или значатся в школьной программе. Литератор Леся Щербина, актриса Елена Куклова, не называвшие себя одесситы и одесситки, что называется, «от пионеров до пенсионеров» — все они стремились передать хрестоматийно-классической, на все времена, пушкинской строфикой и дух, и мысль, и ауру пушкинских стихов. И неудивительно, что до глубины чувств были растроганы гости из Бельгии — те, кому выпало стать потомками поистине бессмертного пушкинского рода, немолодые уже Мария Александровна и Александр Александрович. Пришли к памятнику также и депутаты городского и областного советов, и в руках у них были издания произведений Пушкина, предназначенные для подарков детворе. Так что уже очень скоро здесь же, прямо на бульваре, нетерпеливые школьники листали новехонькие глянцевые томики с теми стихами, которые любой мало-мальски интеллигентный человек, а уж одессит и подавно, должен знать с самого детства.

Было много телекамер, и много журналистов, и все, как обычно в дни торжеств.

А потом, возвращаясь в редакцию, я увидел свежие цветы, уже безо всяких выступлений и без присутствия телекамер положенные к тому памятнику, что стоит у входа в дом, где когда-то останавливался Пушкин. И одна гвоздичка была даже вложена в трость поэта. А еще через час уже в Литературном музее начиналась программа, посвященная дню рождения Поэта, о котором к месту или не к месту, но очень часто говорят, что «это наше все».

И на бульваре под жарким июньским солнцем оставался стоять бронзовый Пушкин. И он светил душе и сердцу. А с постамента по-прежнему грела душу и сердце та самая надпись, которой, честно говоря, можно гордиться: «Пушкину — граждане Одессы».
471

Комментировать: