Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +6
ночью +5
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Два интервью с Эдуардом Гурвицем

Понедельник, 4 февраля 2008, 07:23

Богдан СУШИНСКИЙ, Александр Каменный

ЭДУАРД ГУРВИЦ: «САМЫМ СПРАВЕДЛИВЫМ И САМЫМ СТРОГИМ УЧИТЕЛЕМ В МОЕЙ ЖИЗНИ БЫЛА САМА ЖИЗНЬ»

Одесские известия, 29.01.2008

– Если мне память не изменяет, Вы 8 лет, с перерывом, мэр Одессы. Что такого, чем Вы гордитесь, за этот период Вами реализовано, и теперь Вы с уверенностью можете сказать: «Это моя идея. Она живет в Одессе благодаря моим усилиям»?

– С идеями, которые будоражат воображение, как мне кажется, нужно баллотироваться не в градоначальники. Должность городского головы – это проза жизни. И когда в 1994 году я выказал желание стать мэром Одессы, то и обещания мои были прозаические – убрать с улиц мусорные свалки с крысиными ордами. Создать нормальное сообщение спальных районов с центром. Обеспечить школьников обедами. Установить муниципальные надбавки для учителей и медиков. Помочь выживать пенсионерам и ликвидировать такое постыдное явление, как задолженность по зарплате и так далее. Думаю, до уровня великой идеи эта работа не поднимается, но, на мой взгляд, нормальное жизнеобеспечение миллионного города может быть целью.

Была ли у меня не декларированная, не объявленная личная цель? Или, если хотите, идея. Была. Здесь читателям постарше придется напрячь память и вспомнить начало девяностых с миллионами купонов в кармане, бешеной инфляцией, проклятиями в адрес независимости и плачем по почившему СССР. Это было время уныния и безнадеги, украинская «Великая депрессия». И я очень хотел пробудить у одесситов оптимизм, жизнелюбие, заставить их поверить в будущее. Ни у кого в стране не было такого опыта работы. И мы начали с того, что вызывало у наших оппонентов брюзжание и раздражение – мы устраивали городские праздники. (Кстати, сколько гневных выступлений публицистов ленинской школы было посвящено тому, что я «осмеливаюсь» называть себя мэром!) Помните, как началась Потемкинская лестница, как амфитеатр? Мы стелили на Дерибасовской плитку и ремонтировали фасады, на Думской по выходным гремела молодежная дискотека. И Одесса очнулась от уныния, вспомнила свой нрав. Мой перевес над Р. Боделаном на выборах в 70 тысяч голосов – это доказательство успешности этой работы и правильности выбранного пути. Что произошло потом – всем известно.

Мне сейчас вспомнился давний и, к сожалению, неосуществленный проект. Если хотите – мечта. Это строительство через залив от Крыжановки до 16-й станции моста-эстакады. Очень красивая была идея, и инвестор был, что называется готов. Увы, не сбылось. Да и осуществиться не могло. На 90 процентов построенный фуникулер и тот запустить не сумели…

– Эдуард Иосифович, до окончания срока Ваших полномочий еще достаточно времени. Какие идеи хотелось бы воплотить в Одессе и для одесситов?

– Идеи остаются прежними – дороги, освещение, тепло и вода. Только дороги уже не просто без ухабов, а по европейским стандартам, такие, как Преображенская после реконструкции. Современные дорожные развязки, современный городской транспорт, современные парки и скверы, индустрия отдыха без «одноруких бандитов» и игорных заведений на каждом шагу, современная переработка мусора и бытовых отходов, возвращение в собственность городской громады украденного и проданного за бесценок имущества – к примеру, летнего театра в Городском саду…

– Кого Вы считаете своим учителем или учителями по жизни?

– Мне в жизни везло на учителей. Многие помогали мне стать на ноги, помогали советами в профессии и в политике. Назвав одного или десятерых, я поступил бы несправедливо ко всем остальным. Поэтому отвечу так – самым справедливым и самым строгим учителем в моей жизни была сама жизнь.

– Наверное, нет одессита, который не согласился бы с тем, что за время Вашего пребывания в кресле мэра в архитектурном плане Одесса буквально преобразилась. Появилось множество по-настоящему красивых зданий, ведется реконструкция исторической части города. Но есть ли у Вас комплексное видение будущего нашего города? Каким Вы стремитесь видеть его с точки зрения архитектуры, сохранения памятников старины и социально-экономической самодостаточности?

– Комплексное видение имеет название – Генеральный план развития. Прежний Генплан был разработан четверть века назад, для другой страны и другого общественно-экономического строя. Новый прошел первый этап обсуждения. Сейчас он дорабатывается специалистами и скоро будет представлен городской громаде для обсуждения. Думаю, что идея сохранения исторического облика в новом плане будет доминировать над попытками «осовременить» Одессу такими архитектурными шедеврами, как торговый комплекс «Европа» на Дерибасовской или гостиницей «Одесса» на морском вокзале.

Что касается социально-экономической самодостаточности, то наш город всегда был самодостаточен и, надеюсь, таким останется. Тут весь вопрос в том, чтобы город получал городово, а кесарь только свое.

– Многие одесситы старшего поколения с ностальгией вспоминают о тех временах, когда Одесса была по-настоящему морским городом – с пассажирским и торговым флотами, портом… Как Вы считаете, удастся ли возродить былую морскую славу Одессы? И, в частности, удастся ли восстановить морское сообщение по внутренним водам Украины: с придунайскими городами, с Крымом, с портами на Днепре? Многих наших читателей этот вопрос очень волнует.

– Я разделяю ностальгию всех одесситов по морскому прошлому. Но чтобы брать на себя смелость делать прогнозы по морскому и речному сообщению, по Крымско-Кавказской пассажирской линии и даже по регулярным рейсам от Южного до Ильичевска, городскому самоуправлению нужно передать многое имущество и многие полномочия. Думаю, государство к этому не готово.

Конечно, гибель Черноморской торговой эскадры во многом изменила Одессу. И не в лучшую сторону. Пароходство, китобои и рыбаки, порт, море, бескозырки и гюйсы на улицах – это не просто колорит. Это был своеобразный дух города. Теперь самое громкое предприятие Одессы – рынок «Седьмой километр», его психология и нравы во многом меняют ментальность Одессы.

– Наша газета ведет постоянную экологическую рубрику «Экология края, экология души». В своих письмах и телефонных звонках читатели не раз интересовались экологическими проблемами города, в частности, проблемой сохранности прибрежной зоны, «трассы здоровья», проблемами застройки Жеваховой горы, чистоты пляжей и прибрежных вод. Какими видятся эти и другие экологические проблемы с Думской площади?

– Здесь сразу три проблемы. Первая – до последней степени добитая, изношенная система водоснабжения, теплоснабжения и канализации. Нужны огромные деньги на приведение в порядок того, что доживает свой век. Вторая – экспансия строительных компаний по захвату жизненного пространства одесситов. Как так, воскликнете вы. А куда смотрит городская власть? Отвечаю. Городская власть смотрит в идиотские, извините за точное слово, законы и инструкции, а также в некоторые решения наших судов, которые способствуют экспансии коммерческого строительства. Десятки домов растут без всяких разрешительных документов. Десятки домов и целых комплексов построены и успешно функционируют без всяких документов. Да что домов! На полях орошения завод построили без единой шпаргалки. Как шагреневая кожа, сокращаются легкие Одессы – скверы, зеленые зоны и даже парки. Наше юридическое управление в полном смысле слова задыхается, ведя спор с юридическими и физическими лицами, посягающими на коммунальную собственность громады, по более чем 2500 искам.

Думаю, несовершенное законодательство – фасад этой беды. С 1998 по 2006 годы в Одессе сложилась особо циничная система расхищения коммунальной собственности – одни воровали, другие делали вид, что не замечают воровства. В обиходе это явление называется коррупция. То есть союз власти, правоохранительных органов и воров. Прочность этого союза и сила инерции связывают местное самоуправление по рукам и ногам. Таким образом экология человека, условия среды обитания терпят ощутимый урон.

Что касается «трассы здоровья», застройки склонов, так же, как и состояние пляжей с акваторией, содержание их в чистоте и порядке – это комплексная проблема, на которой спекулируют преимущественно те силы, которые и ведут строительную экспансию. Все хотят чистоты и красоты, но так, чтобы без денег. Наши склоны, «трасса здоровья» и все побережье страшно запущены. Нужны инвесторы и инвестиции. Глупо надеяться, что кто-то придет окультуривать изуродованные нашими согражданами зеленые зоны без выгоды для себя. Инвесторы хотят вложить деньги и заработать. А наши «патриоты» – хапнуть склоны «за так», за взятку, и немедленно построить там высотки, отгородив море от людей.

Так что с Думской площади эти проблемы видятся серьезными и тревожными. Думаю, без активного участия горожан, без их поддержки нам не обойтись.

– И в прессе, и в одесских дворах ведется полемика по поводу работы наших, теперь уже условно говоря, «ЖЭКов» и организации самоуправления владельцев частного жилья, так называемых кондоминиумов. Что в этом плане предпринимается горсоветом и какой видится Вам, в конечном итоге, формула городского общественного самоуправления в домах, дворах, микрорайонах города?

– У нас есть программа по самоорганизации населения, которая охватывает все стороны названной проблемы. В том числе, и создание кондоминиумов. Весь вопрос в том, чтобы этого хотело само население, чтобы поняло всю выгоду самоуправления. Но патерналистские общества консервативны в своих воззрениях. Люди никак не могут поверить, что, приватизировав квартиры, они не только стали собственниками, но и должны сами заботиться о своей собственности, вкладывать в нее деньги, чтобы повысить цену и т.д.

– У вас двое детей – сын и дочь, зять, двое внуков – Маша и Миша. Ощущаете ли Вы, общаясь с ними, извечную проблему – отцов и детей? Если да, то как Вы ее преодолеваете?

– У нас в семье мирное сосуществование всех поколений. Я вообще подозреваю, что проблема отцов и детей – литературная мистификация. В реальной жизни такое возможно, если дети заставляют отцов слушать рэп, читать книжки, написанные матом, или ходить в почтенном возрасте на ночные дискотеки. Или наоборот – когда отцы навязывают свои воззрения и стандарты детям. Но это значит, что они не только не любят, но и не уважают друг друга. Я лично своих детей и внуков люблю.

– Во все времена должность мэра была трудной и далеко не всегда благодарной. В период демократизации украинского общества и в Ваш адрес часто звучит критика на страницах газет, в телепрограммах, радиопередачах. Кроме того, в горсовете сильная оппозиция. Все это мешает Вам в осуществлении намеченных планов? Находите ли в критике, адресованной Вам, рациональное зерно?

– Я не буду притворяться, что мне совершенно безразлично, что там пишут или говорят по телевидению о работе городской власти. Но я буду последним, кто проголосует за цензуру и ограничение свободы слова. Вместе с тем, я за равную ответственность и равные права тех, кто пишет, с теми, о ком пишут. С огорчением должен сказать, что планка моральной ответственности журналистов сильно снизилась. Это плохо, потому что порождает у чиновников безразличие к критическим выступлениям, и даже справедливая критика не всегда вызывает нужную реакцию. Так что меня задевает не критика, а ее качество и уровень.

Что же касается оппозиции в городском совете, то здесь дело гораздо сложнее. В моем представлении, как и во всем мире, оппозиция – это политическая сила, которая хочет сделать больше власти, лучше власти и поэтому стремится стать властью. У нас в совете такой оппозиции просто нет. У нас есть часть депутатского корпуса, которая выступает против всех действий городской власти, потому что, по их мнению, они не получают преференций для своего бизнеса. Другая часть категорически не может примириться с политикой государства и все норовит то отобрать у Буша ранчо, то поддержать Уго Чавеса или осудить действия центральной власти.

Но если депутатский корпус начинает заниматься делом, это весьма полезно для городской власти и города, потому что довольно большое количество депутатов успешно работают в бизнесе, знают экономику, умеют анализировать ситуацию и давать точные рекомендации. Кому же это во вред?

– Эдуард Иосифович, чем более всего разочаровывают Вас окружающие люди? Что Вы (с высоты уже 60-летнего возраста) мысленно, а может быть, и открыто, им говорите?

– Меня никогда не разочаровывают люди. Меня разочаровывают нелюди. И я не только с высоты своего нынешнего возраста, но и в молодые годы говорил им всегда в глаза все, что думал. Это очень хороший способ держать себя в нравственной форме и никогда не подвергаться опасности оказаться среди чужих и не знать, как себя там вести.

* * *

ЭДУАРД ГУРВИЦ: «НИЧТО НЕ СТОИТ НАМ ТАК МАЛО, КАК ИСКРЕННОСТЬ. И НИЧТО НЕ ГРЕЕТ ТАК ТЕПЛО, КАК ДРУЖБА»

Одесский вестник, 29.01.2008

Накануне юбилея Одесского городского головы главный редактор «Одесского вестника» Александр Каменный обратился к Эдуарду Иосифовичу с просьбой ответить на вопросы, касающиеся не только его служебной деятельности. Нам интересно было знать, как юбиляр относится к вопросам и проблемам, на которые ищем ответ и мы.

— Никому не дано заглянуть в будущее. Но все же, какой видится Вам Одесса, скажем, через десять лет?

— Думаю, это как раз то будущее, которое можно себе представить с большой достоверностью. Города строятся и стареют с определенной скоростью. Так что если не будет каких-либо стихийных бедствий, город сохранит то лицо, которым так мил и нам всем, и миру. Во всяком случае, я надеюсь, что нам удастся избежать наметившейся тенденции к «осовремениванию» исторического облика. Генеральный план развития Одессы на ближайшие десятилетия сейчас в стадии завершения, и в нем предусмотрено как раз это направление. В сущности, вопрос стоит так: или мы развиваем город как туристический, оздоровительный и санаторно-курортный центр, или избираем другое направление.

Несмотря на кажущуюся простоту и даже очевидность выбора, дело обстоит много сложнее. Центральная часть города, то, что мы привычно называем старой Одессой, морально и физически устарела. И если мы хотим сохранить это лицо, то оно нуждается не только в хирургической пластике, но и в радикальном изменении всего организма. Большинство строений нуждается не просто в капитальном ремонте, но в регенерации. По этому пути пошли старые европейские столицы, большой опыт в этом деле у Вильнюса, Риги, Таллинна. Попытка применить этот опыт в Одессе пока что вызывает «конфликт интересов». Город готов распахнуть двери инвесторам. Но инвестор непременно хочет нарастить пару-тройку этажей, превратить подвал в подземный торговый центр или паркинг. То есть, под самым благовидным предлогом Одессе сделают такую «пластику», что ее никто не узнает.

Разумеется, если заглядывать на десять лет вперед, то мы будем жить не просто в ином времени, а в ином мире. Страна медленно, но уверенно выходит из экономического кризиса. По сравнению с 2000 годом бюджет страны вырос в четыре раза. Как и всякая молодая экономика, украинская будет динамичной. Рост валового национального дохода позволит создать новую социальную среду в стране. Местное самоуправление станет основным звеном и экономической, и политической жизни, и это, наконец, позволит нам не только зарабатывать деньги в бюджет, но и получать свою часть заработанного по справедливости, и тратить ее на развитие города. Конечно же, у нас будут новые транспортные развязки, я надеюсь, что предмет нынешних горячих споров — побережье и склоны обретут цивилизованный вид, что город избавится от автомобильных заторов, что мы забудем, как дурной сон, отключения света, перебои с водой и полутеплые батареи. Это все вопрос бедности и инерции старой компартийной политики — все забрать в центр. Потому что они там, в центре, якобы думают о родине, а мы только о себе.

Думаю, у нас есть возможность продолжить этот разговор с одесситами, когда будет вынесен на общественное обсуждение Генеральный план. И я всех честно предупреждаю: вникайте в этот план, изучайте его, вносите свои предложения и заботьтесь о себе и своих интересах. Не отдавайте судьбу своего города в руки чиновников и даже самых лучших специалистов. У них есть свои критерии и резоны, своя иерархия ценностей, и человек в ней формально на первом месте, а по существу — далеко позади.

— Думали ли Вы в начале своей карьеры, что станете мэром Одессы? Что является самым сложным в этой работе? Какие дни из Вашей деятельности на посту мэра Вам наиболее памятны?

— Тут все дело в точке отсчета. Если считать началом карьеры должность прораба, то я думал о том, чтобы план перевыполнить и дать людям хороший заработок. Если начинать с кооператива «Экополис», то главным было не прогореть. Это со стороны казалось, что власть в кооперативном движении души не чает, на самом же деле она его, что называется, душила в объятиях. В Жовтневом исполкоме нужно было оправдывать надежды людей, которые искренне поверили в демократизацию общества, в общечеловеческие ценности. Нет, у меня таких амбиций «с колыбели» не было. Это уже потом, в Жовтневом районе, когда сложилась команда единомышленников, когда мы увидели, что наши стремления обновления общества натыкаются на глухую и враждебную стену непонимания, мы начали думать, что делать дальше? Должен сказать, что к решению идти на выборы мэра нас подтолкнула совершенно гнусная по сути и форме пропагандистская кампания лета-осени 1993 года. Тогда в едином порыве слились бандитские группировки и коммунистическая номенклатура, и мы поняли — надо побеждать.

Конечно же, победа на выборах 1994-го — день счастливый и памятный. Но это — не мэрская работа. Работа городского головы, как бы это ни показалось странным, в самой важной своей части — рутинная, канцелярская, в анализе ситуаций и поиске решений. В последний рабочий день старого года, когда на Думской уже горела елка, мы в мэрии закрывали дыры в бюджетных платежах, отслеживали проводки денег, вели переговоры с кредиторами. Помимо этого поступала информация, что в городе случилось чрезвычайное происшествие — рухнул потолок, лопнула труба, загорелся дом и т.д. Эта череда экстремальных ситуаций, требующих немедленного принятия решения, обычное дело и обычная составляющая рабочего дня.

Но если говорить о самом сложном, то для меня нет ничего тяжелее, чем прием по личным вопросам. Это так по-канцелярски называется — личные вопросы. А на самом деле люди приходят с таким бедами, когда отказать — это, в сущности, обречь человека на муки, страдания и даже смерть. Знаете, я не брюзга и не критик, но если бы очаровательные дамы и господа, демонстрирующие перед телекамерами светскую, как теперь говорят «гламурную» жизнь, модные наряды и прочее, послушали этих людей, они должны были бы сгореть от стыда. Потому что на прием идут люди, которые всю свою жизнь работали, и были полезны обществу, а теперь оказались на обочине жизни. И вот выслушать такие истории, найти возможность помочь им, проследить, чтобы никто впоследствии не оказался вновь забытым — самое тяжелое.

— В традициях всех времен и народов делать по праздникам и памятным датам друг другу подарки. Как Вы к этому относитесь? Что дарят Вам друзья и близкие? Есть ли в Вашем окружении друзья молодости, студенческих лет?

— К подаркам я отношусь правильно: если это дарит хороший, близкий мне по духу или просто приятный человек, я такому подарку рад. И сам люблю сделать подарок близкому или приятному мне человеку. Как правило, такие подарки не вызывают чувства неловкости, неудобства.

Что касается друзей, то их никогда не бывает много. Я храню и свои родственные связи, и дружеские. И так советую делать всем. Ничто не стоит нам так мало, как искренность. И ничто не греет так тепло, как дружба.
1268

Комментировать: