Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +6 ... +8
вечером +6
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Драгоценный талант Одессы (добавлено)

Воскресенье, 22 декабря 2013, 11:48

Анастасия Барашкова, Тина Арсеньева

Одесский вестник, 14.12.2013

В июле этого года он отметил свое 90-летие. Но по-прежнему, как в свое время легендарные мэтры искусства Тициан, Пикассо, Шагал, в жизни и творчестве перешагнувшие девяностолетний рубеж, – легенда одесской живописной школы народный художник Украины Альбин Гавдзинский дарит людям сокровища своего таланта, своей души. Свидетельство тому – экспонирующаяся в эти дни в трех залах Одесского музея западного и восточного искусства выставка его работ.

Альбин Гавдзинский – мастер мирового уровня, тайна поэзии живописных работ которого – в тончайшем сплаве реализма и экспрессионизма. Его картины останутся навсегда драгоценным украшением одесской живописи.

Хотя сегодня нет-нет, а приходится слышать о том, что подобная живопись, подобный художественный взгляд – вчерашний день, типичный соцреализм. Но разве можно назвать «вчерашним днем» неизменно прекрасные восходы и закаты, испокон веков восхищающие и радующие человечество? И художник Альбин Гавдзинский – истинный жрец природы, мира, Вселенной, сотворенной Богом.

В его работах – благородная простота, родниковая прозрачность, бесконечное движение воздуха и света. В них можно услышать хруст свежего снега и ощутить звенящий морозный воздух ясного зимнего дня, неожиданно понять прелесть серой зябкости оттепели и вновь «заразиться» безыскусной радостью «вкусной» яркости лета, снова поразиться великолепию земных плодов и причудливой узорчатости теней.

– Сделать выставку Альбина Станиславовича – задача неимоверной сложности и радости. Радость – потому, что приобщаешься к потрясающей живописи. Сложность – потому, что невозможно повесить на стены трех залов музея все его работы. И не только потому, что стен не хватает, а еще и потому, что нельзя такого художника «лепить», как на восточном базаре, один к одному, – убежден старший научный сотрудник музея западного и восточного искусства художник Сергей Ильин. – Даже то, что вы видите, на мой взгляд, уже перебор. Но, с другой стороны, работы одна другой лучше. Какие из них вешать, – мучительная проблема выбора. И поверьте, работы, которые мы убрали, и те, что остались в мастерской художника, смогли бы заполнить еще три таких зала.

На выставке представлены работы разных лет – и самые ранние, созданные совсем еще молодым художником, и поздние, написанные прославленным мэтром во всем совершенстве и величии своего отточенного мастерства. Хотя работы Альбина Гавдзинского, кажется, вовсе не сопрягаются с понятиями «величие» и «слава». Сюжеты их лишены помпезности, не претендуют на раскрытие каких-либо глобальных, политических, социальных тем. В работах Гавдзинского – лишь непреходящая и единая, вечно обновляющаяся и бессмертная природа. Зима, лето, весна, осень – для Гавдзинского не важно. На протяжении всей своей жизни он истово исповедует постулат о том, что для художника у природы нет плохой погоды. Прекрасны и дождь, и туман, и снег – это его день, его праздник. Единственное, что может затруднить работу, – мороз. Масляная краска застывает – писать тяжело.

Совсем неважно, какого размера работы Альбина Гавдзинского. Поражают его этюды – миниатюры размером 6 см х 10 см. Изумляют виртуозно выписанными мельчайшими деталями – чайками, летящими над морем, работягой-буксиром, стремительной яхтой и загорелыми стройными фигурами людей. И это отнюдь не только изощренное филигранное ремесло – эти работы живые! Россыпью солнечных бликов изумляет, переливается море, дышит зноем белесое летнее небо и (действительно!) летит над портом крошечный вертолет – не просто «висит» подвешенной невидимой нитью елочной игрушкой. Мастеру подвластно написать полет! Это ли не высший пилотаж живописи.

Альбин Гавдзинский – человек, в котором все прекрасно: и лицо, и душа, и мысли. Человек удивительной душевной щедрости, который, несмотря на все свои регалии, с чистой душой готов восхищаться работой молодого коллеги, находить среди очевидных ее недостатков и несомненные достоинства, вдохнуть в художника веру в себя. И с неизменной деликатностью указать на то, что в работе необходимо поправить. Сегодня классик одесской живописи Альбин Гавдзинский с гордостью определяет себя продолжателем прославленной южнорусской школы. В собрании Одесского художественного музея его работы соседствуют с полотнами Константина Ломыкина, Владимира Литвиненко, Николая Шелюто, пополнив прекрасное собрание одесской пленэрной школы, став драгоценным достоянием нашего города.

* * *

Ода к радости — кистью Гавдзинского

Вечерняя Одесса, 14.12.2013

Большая персональная выставка народного художника Украины, одессита Альбина Гавдзинского, посвященная его 90-летию, открылась 6 декабря в Музее западного и восточного искусства. Художника сердечно поздравили коллеги, руководство Одесской организации Национального союза художников Украины, музейщики-искусствоведы.

Искусствоведы-старожилы говорят: его творческая судьба сложилась солнечно, невзирая на «крамольную» импрессионистическую манеру живописи во времена кондового натуралистического соцреализма. Гавдзинского, в общем, не шельмовали. Может быть, порукою свободного творчества стала природная солнечность характера?.. Но какой же настоящий художник не знал внутренних терзаний — творческих сомнений, метаний, попыток уйти от себя вчерашнего. Знал их, наверное, и Альбин Гавдзинский. Во всяком случае, вот вам творческий отчет: смотрите, как менялась от года к году живописная манера художника, как работал он над собой, чтобы не заклинило в самоповторении, в однажды наработанном «фирменном» стиле...

И впрямь, резкий рывок на старте: он, уроженец села Бобрик Любашевского района, окончивший в 1950 году Одесское художественное училище, уже через год участвует во Всесоюзной выставке. Это нынешним молодым непонятно. Знали бы они, что значило в СССР прорваться сквозь кордон художественных советов! Что такое было для новичка — попасть на областную выставку. На республиканскую — это уже голубая мечта: там картину могли купить госучреждения, — и далеко не всем выпадало счастье прорваться. А тут — Всесоюзная!..

Но это была и закалка настоящего профессионала — худсоветы. Чтобы их успешно пройти, надобно было, как минимум, уметь рисовать. Классно уметь. Что сегодня для множества «художников-самовыраженцев» отнюдь, увы, не обязательно...

А еще через два года у тридцатилетнего Гавдзинского — первая персональная выставка. Это сколько надо было поработать, потому что из наработанного — еще надо было отобрать!..

Нынче на вернисаже в ОМЗВИ предстал Гавдзинский — лирик-пейзажист.

Разрезанная дыня либо ломоть арбуза на фоне моря — кто первый из живописцев в Одессе этот мотив придумал? Не берусь гадать, но у Альбина Станиславовича это излюбленный сюжет, варьируемый так и эдак, в разную погоду и при различном освещении, и всегда свидетельствующий о неиссякаемом жизнелюбии. Море у Гавдзинского всегда солнечно. Всегда блистает. Да, он отличный колорист и тонкий светописец. Живопись его удивительно раскованна и очень непосредственна — и в то же время обличает в художнике твердую самодисциплину. Гавдзинский всегда ведает, что творит.

Вот «Дача у моря» (1996)... да, это — Одесса, это ее дух. В колыханьях листвы и трепещущих световых бликах, в маревах моря. Те же блики-трепеты — в «садовом» портрете девочки «Линда» (1985 год). Жемчужные переливы дынной мякоти на фоне сизых волн — это «Натюрморт у моря» (2005 год). Во всем — раскрепощенная искренность. И восхищение.

...Иногда — скрупулезная гладкопись. Иногда — тяжелая, напористая пастозность фактур. Иногда — вибрирующая мозаика мелких мазочков. Иной раз — аскетическая графичность. Подчас — красочное буйство.

Есть еще излюбленная тема у Альбина Станиславовича. Это — зима. Уж не знаю в нашу эпоху глобального потепления, каковы были в Одессе зимы во времена творческого становления Гавдзинского. Были или не были, но он искал их — в Седневе, в Черниговской области, где у художников — Дом творчества. И находил: такую зиму, о которой, бывало, в детстве мечталось — с тончайшими, богатейшими нюансами глубоких синих теней на хрустящем вечернем снегу, как в картине «Из школы» (1976). Не зря тут, думаю, школа вспомянулась! Зимушка-зима — детская забава. Трепещущие световые блики на снегу, окрашенном холодной вечерней зарей, в этой картине сродни переливам перламутровой раковины. Картина «Иней» (1977 год) — это воплощенная нетерпеливая тоска ребенка: ну, когда же зима, Новый год, санки и подарки?..

Но вот совершенно другой, взрослый взгляд на зимний пейзаж, взгляд даже, можно было бы сказать, эстетский, не будь в нем все той же детскости: «Седнев» (1971 год). Строгость, скупость выразительных средств, сродни японской гравюре. Белое пространство, располосованное бурыми заборами. Очень музыкально — по пластическому ритму, монументально — по архитектонике, хотя изображены не дворцы, а хатки да сараюшки. Снег тут не переливается цветными огоньками — простые пригашенные белила ровно нанесены мастихином, лопаточкой.

Та же строгость — в «Окраине Седнева»: хмурая зима с проталинами. Сумрачность — не южная! Тонкое у живописца ощущение природы, атмосферы. Так же внезапно тихи, смирны, не по-южному строги — днестровские летние пейзажи: с серым небом, приглушенной зеленью...

Много можно прослеживать в работах Гавдзинского художественных пристрастий, перекличек, влияний и ассимиляций — все они идут через русскую живопись рубежа XIX — XX веков. Прелестны, к примеру, гуашевые «марины» Гавдзинского. Интересен своего рода путевой дневник в картинах — городские пейзажи Одессы, Вроцлава.

Альбина Станиславовича на вернисаже сопровождало еще одно его произведение — любимое и в полном смысле слова художественное: дочь Елена, огненноволосая красавица в духе героинь Булгакова. Художница. Отличный колорист. Не так давно была ее выставка живописи здесь же, в ОМЗВИ: вот уж подлинно не тот случай, когда природа, потрудясь в родителе, отоспалась в детях. Достойная смена отцу — Елена Гавдзинская!
5487

Комментировать: