Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +7 ... +9
днем +7 ... +10
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

«Дорогой» мои адвокат...

Воскресенье, 14 июня 2009, 22:53

Татьяна ГЕРАЩЕНКО

Время Ч, 05.06.2009

«...Адвокат Зубов, который является членом Одесской областной коллегии адвокатов, тайно похитил из квартиры своей клиентки Л. Онсович 10000 долларов США, а также исполняя свои профессиональные обязанности, путем обмана завладел ее денежными средствами в размере 13000 долларов США...».

Из постановлений Ильичевского городского суда от 16 января 2009 года и Апелляционного суда Одесской области от 6 апреля 2009 года.

«…Адвокат Зубов не вернул мне похищенные деньги и продолжает заниматься мошенничеством. Таких потерпевших, как я, у него много... Это объясняется тем, что отец адвоката Зубова работает в прокуратуре Одесской области».

Из жалоб Л. Онсович генеральному прокурору А. Медведько и президенту В. Ющенко.

Журналисты согласятся со мной: хоть жалобы на нечистоплотных адвокатов и поступают иногда в редакцию, но доказать их вину практически невозможно. В борьбу здесь вступают две правды — человеческая и юридическая. Первая ясно дает понять, что произошло преступление, вторая же с издевкой диктует: «Не докажешь», и побеждает. Потому что нечистоплотный адвокат нарушает закон с такой же «профессиональной» легкостью, с какой и защищает его. Знание закона и его несовершенства, которое можно обернуть в свою пользу, — его хлеб. Надеюсь, вы понимаете, что я говорю не обо всех адвокатах, а лишь о некоторых. К тому же адвокат — лицо доверенное, почти как личный доктор, и соответственно, все переговоры с ним, равно как и передача не всегда заслуженных гонораров, происходят без свидетелей, что значительно затрудняет работу следствия.

Но так получилось, что жительница Ильичевска, предприниматель Людмила Онсович, наученная жестокими правилами мира бизнеса и выживания в нем, общалась со своим адвокатом исключительно при свидетелях. При них же передавала ему и плату за «услуги». То есть может доказать вину своего бывшего «защитника» по всем юридическим нормам. С ее доводами согласны везде: в Генпрокуратуре, приемных президента и народных депутатов Украины, не перестающих сыпать обращениями: «Прекратить волокиту!», «Немедленно разобраться!», «Принять меры!». Вот только в прокуратуре Одесской области их не слышат. На грифы и печати серьезных организаций просто плюют. Давайте разберемся — почему?

Что же произошло? Классическая ситуация — на пути Людмилы Николаевны встал квартирный вопрос, способный испортить жизнь кому угодно. Она доказывала в суде свое право пользования недвижимым имуществом. Не мне объяснять, что элементарная житейская процедура, например, вступление в права наследования, превратилась в независимой Украине в один из кругов ада. Даже если ты прожил в своем доме пятьдесят лет с самого рождения, — случись что, и тебе придется доказывать это в суде долгие годы. И только держись, если речь идет о более запутанной ситуации. Другими словами, если человек действует самостоятельно, то до решения своего вопроса в суде он может и не дожить. Но если на его пути возникнет адвокат-мошенник, то вмиг объяснит: «Какая ерунда! $1000 (5000,10000 — в зависимости от сложности дела и стоимости спорного жилья) — и завтра же ваш вопрос решится. Я все организую, у меня связи». Правда, и в таком случае «вопрос» не всегда «решается».

Людмила Онсович оказалась в аналогичной ситуации — ей посоветовали «надежного», «проверенного» адвоката, со «связями». И она резонно рассудила, что с такой «защитой» выиграет время и избежит волокиты.

29 июня 2007 года предпринимательница заключила с неким адвокатом Зубовым договор об оказании юридической помощи по ее гражданскому делу.

- Зубов сразу сказал, сколько это будет стоить — 25 процентов от стоимости оспариваемой квартиры, таккакдело сложное, — вспоминаетЛюдмила Николаевна. -На такую большую сумму я не рассчитывала и очень расстроилась. У меня попросту не было таких денег. Однако Зубов предложил одолжить их. «Дело мы выиграем, квартиру ты продашь и вернешь долги», — уверенно пообещал он. Он также поторопил меня -дескать, времени очень мало, договариваться с «нужными людьми» нужно срочно, и я согласилась. Для предварительных расходов Зубов потребовал 2000 долларов и 300 гривень на бензин. Я сразу их заплатила, а также передала адвокату все документы по делу, и он якобы стал работать. Постоянно звонил мне, держал в курсе событий, так что никаких подозрений у меня не возникало.

5 сентября 2007 года Зубов позвонил и сказал, что ему срочно необходимы еще 5 тысяч долларов, так как опять нужно «договариваться с людьми» для предварительного решения вопроса в суде. Мои друзья согласились одолжить мне эту сумму на два месяца. Вместе с Зубовым мы поехали за деньгами. Я представила друзьям своего нового адвоката, и моя подруга Марина передала ему 5 тысяч. Это происходило в присутствии ее мужа, сына и дочери. Также Марина настояла на том, чтобы при них Зубов пересчитал всю сумму. Он так и сделал, после чего положил пачку в карман. Дальше все происходило, как и прежде: Зубов звонил, приезжал ко мне домой, обо всем рассказывал. А 10 ноября 2007 года почему-то приехал со своей женой — так, во всяком случае, он ее представил. Он вновь попросил 5 тысяч долларов, так как через несколько дней в суде должно было состояться очередное слушание. Таких денег у меня как всегда не было. И опять на помощь пришли мои хорошие знакомые — супружеская пара. Они как раз взяли в банке кредит для развития бизнеса и согласились меня выручить. Тем более что адвокат все время заверял, что это ненадолго, что суд он обязательно выиграет, что квартира уже почти моя и что ее продажа решит все финансовые проблемы. Его заверения казались настолько искренними, что я даже не сомневалась в успешном разрешении моего вопроса, полностью доверяя этому человеку. В общем, мои друзья передали Зубову деньги, при нем их и пересчитали.

Через три дня адвокат опять позвонил и сказал: «Есть проблемы -нужна еще тысяча долларов». И я опять одолжила эти деньги — за ними Зубов с женой приехали ко мне домой. Накануне у меня был день рождения, поэтому они меня поздравили и я накрыла на кухне стол. В этот день и произошла кража. Это было 13 ноября 2007 года.

Прежде чем перейти к событиям 13 ноября, хочется сделать акцент на том, что женщина попала в финансовую кабалу: и ненасытного адвоката Зубова «кормить» надо было (кстати, никто не знает, тратил ли он деньги на «переговоры с нужными людьми», зато на новой машине к Людмиле Онсович приезжал), и долги отдавать, чтобы не подвести друзей. Вдобавок тяжело заболел муж. Ситуация—врагу не пожелаешь. И именно в такой момент адвокат нанес ей завершающий «контрольный» удар.

-...Да, из всего этого мне нужно было выкручиваться. Поэтому я решила немного заработать — купить, опять-таки, на одолженные деньги товар и реализовать его. Так получилось, что 13 ноября, как раз тогда, когда у меня находились Зубов с женой, подруга Марина с мужем, тоже предприниматели, привезли мне 10000 долларов для покупки этого товара. Я пересчитала деньги и положила их в сервант. Как раз в этот момент Зубов и вошел в комнату, якобы чтобы поздороваться с гостями. Затем я вышла, чтобы проводить друзей, — меня не было две-три минуты. А когда зашла в дом, Зубов с женой уже стояли в коридоре одетыми, собирались уходить, сильно спешили.

Зубов еще напомнил мне о тысяче долларов, которую я достала из сумочки и передала ему. Мы попрощались, я пошла убирать, зазвонил телефон. Звонил человек, с которым я договаривалась о покупке товара: «Берете или нет?». Я, естественно, сказала, что все в силе, что деньги я нашла и завтра принесу их. «Хорошо, — ответил он, — но поменяйте полсуммы на гривни». И тут я открыла сервант... Денег не было... Так как никого, кроме Зубова с женой, в моем доме не находилось, я сразу поняла, что к чему. Я тут же принялась звонить адвокату. Сначала он не брал трубку, а когда взял... Мне было стыдно это говорить, мне не хотелось верить, что кражу совершил тот, кому я доверяла, но все-таки я спросила его о пропаже. Сначала Зубов растерялся, но потом признался, что это он взял деньги. Сказал, что у него серьезные проблемы — срочно нужны наличные для расчета с клиентами, суды которых он проиграл. Он обещал вернуть мне украденное с процентами через несколько дней. Просил, чтобы я не сообщала

в органы. И даже успокаивал — мол, завтра он выиграет дело, квартира будет моя и так далее. После чего бросил трубку. А следующим утром состоялся суд, который Зубов проиграл. Но и после этого он советовал мне не волноваться, говорил, что в Киеве у него есть «нужные люди», что они помогут, а деньги — и $10000, и те, что я давала ему ранее, он вернет. Но таки не вернул. Ямного раз звонила и ему, а затем, когда он перестал брать трубку, и его родителям: говорила, что мне стыдно смотреть людям в глаза, что ситуация у меня критическая, безвыходная. Умоляла, чтобы деньги мне вернули хотя бы частями... Вскоре они перестали отвечать на мои звонки.

И опять хочется добавить от себя: хорошо, что деньги Людмиле одалживали друзья. А если бы это были банковские деньги или деньги посторонних людей, то что было бы сейчас с этой предпринимательницей, ее бизнесом и ее семьей? Впрочем, нетрудно себе представить.

О том, что происходило дальше, можно узнать из многочисленных жалоб и заявлений Л. Онсович — и генеральному прокурору Медведько, и президенту Ющенко, и в другие инстанции. На сегодняшний день их десятки.

«...Так и не дождавшись возврата денег, в июле 2008 года я обратилась с официальным заявлением в прокуратуру Одесской области. Я просила возбудить уголовное дело в отношении адвоката Зубова по двум статьям Уголовного кодекса — «Мошенничество, совершенное в крупных размерах» и «Кража, причинившая значительный материальиый ущерб потерпевшему». Однако нарушив требования Закона «Об адвокатуре», прокурор Одесской области В. Присяжним отправил мое заявление в городскую прокуратуру Ильичевска, а прокурор Ильичевска, в свою очередь, переслал его в милицию, откуда его передали в соседний Овидиопольский РОВД...

Таким образом, в результате преступно-халатного отношения работников прокуратуры к исполнению своих служебных обязанностей мое заявление «бродило» по райотделам и городской прокуратуре, которые не имеют права возбуждать уголовные дела в отношении адвокатов, так как по закону это относится исключительно к компетенции прокуратуры области.

3 октября 2008 года прокуратура г. Ильичевска вынесла безграмотное и незаконное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении адвоката Зубова, не поставив

меня в известность. Но 16 января 2009 года суд Ильичевска отменил указанное постановление (впоследствии с данным решением согласилась и апелляционная инстанция) и направил в прокуратуру для организации расследования, но до сего времени ничего не сделано. Для дачи показаний меня никто не вызывает, многочисленных свидетелей — тоже.

Итог: адвокат-преступник и далее продолжает заниматься мошенничеством. Таких же потерпевших, как я, у него много, о чем я давала показания.

Деньги мне до сих пор не вернули. Для погашения задолженностей по займу денег для адвоката я взяла кредит. Но как известно, банки сильно подняли ставки, и в результате мне пришлось заложить квартиру. Муж у меня болен. Теперь по вине работников прокуратуры я могу остаться с семьей на улице.

А отсутствие реакции со стороны работников прокуратуры объясняется тем, что отец адвоката Зубова сам длительное время работает в прокуратуре Одесской области и, соответственно, решает все вопросы относительно сына...».

Повторим еще раз. 6 апреля нынешнего года Апелляционный суд Одесской области, несмотря на протест прокуратуры Ильичевска, вынес вердикт: решение об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела оставить в силе. Точка. Банальную вещь скажу, но сейчас даже в детских садах детям рассказывают, что окончательной инстанцией в нашей стране является суд. Если, конечно, речь идет о правовом государстве. И выполнять решение суда, тем более Апелляционного, то есть окончательного, — правовая обязанность каждого. Однако как на практике соблюли эту аксиому работники прокуратуры? Через месяц после окончательного решения суда, 8 мая, прокуратура Ильичевска вновь вынесла постановление «Об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении адвоката Зубова в связи с отсутствием в его действиях состава преступления».

Несмотря на многочисленных свидетелей, на которых ссылается Людмила Онсович (что принял к сведению и суд), в постановлении упоминаются исключительно показания Зубова, как то: «никаких денег из квартиры Онсович не похищал», «гарантий выигрыша данного дела не давал», «письменных документов о передаче и получении гонораров не составлялось», «о связях в судебных и правоохранительных органах не упоминал» и так далее и тому подобное. Венец творенья, принадлежащий перу старшего помощника прокурора г. Ильичевска А. Малыка, таков: «Доказательств, указывающих на незаконные действия адвоката Зубова, не добыто».

А может, никто и не собирался их «добывать»? Особенно учитывая тот нюанс, что даже опросом свидетелей (всего шесть человек, показания которых имеются в милиции) никто в прокуратуре Ильичевска себя не обременял.

Знаете, по работе мне приходилось просматривать множество постановлений и обвинительных заключений, в том числе и с нарушениями. Но вот такого постановления (а это сплошная осанна Зубову!), без

единой ссылки как на заявительницу, так и на всех тех, кто мог бы пролить свет на это дурно пахнущее дело, без учета решения суда, я еще никогда не видела.

Поэтому на ум здесь невольно приходит только одно — слова Людмилы Онсович: «Все это объясняется тем, что отец адвоката Зубова работает в прокуратуре Одесской области».

«...Мною были обжалованы в адрес президента, генпрокурора и председателя Комитета Верховной Рады по борьбе с организованной преступностью и коррупцией незаконные действия работников Ильичевской прокуратуры, — пишет Л. Онсович в своей последней жалобе президенту. — Из указанных инстанций мне пришли ответы, что рассмотрение моего заявления взято на контроль. В письмах из Киева содержится требование — в месячный срок предоставить полную информацию о проделанной работе... На что в прокуратуре г. Ильичевска мне ответили, что у них каждая вторая жалоба, написанная на имя президента и генпрокурора, возвращается с красным штемпелем «Контроль исполнения», однако им на это наплевать! Жалуйтесь куда хотите и кому хотите. В ответ я сказала: «Плюйте, на кого хотите, но я буду жаловаться дальше, так как верю, что у нас есть и президент, и генеральный прокурор, и комитет Верховной Рады, которые потребуют от вас либо исполнять честно и добросовестно служебный долг, либо вышвырнут вас из органов прокуратуры».

В свою очередь мы тоже не собираемся об этом молчать. Ведь промолчать — означает дать зеленый свет всем остальным дорогим (в прямом смысле слова), непрофессиональным и нечестным адвокатам. А также всем тем, кто чутко заботится о них благодаря родственным связям—будь-то областная прокуратура или что угодно. И пусть они ТАМ не думают, что бедственное положение, долги, кредиты, заложенный дом и риск остаться на улице — это «отсутствие состава преступления». Потому что нет такого закона «Родственные связи», зато есть статьи, предусматривающие уголовное наказание за халатное отношение к своим обязанностям и злоупотребление служебным положением.

P. S. Фамилия «дорогого» адвоката изменена.

Редакция просит прокуратуру Одесской области считать эту публикацию официальным заявлением согласно ст. 94 УПК Украины и принять решение на основании ст. 97 УПК Украины.
2222

Комментировать: