Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +5 ... +7
днем +7
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Донор спермы: «Я отказываю женщинам в исключительных случаях»

Воскресенье, 27 января 2013, 11:49

Мария Сырчина

Факты, 19.01.2013

«ФАКТЫ» поговорили с украинскими и зарубежными донорами спермы, которые предпочитают делать детей традиционным способом и не берут за услуги денег

Каждая десятая пара в Украине — бесплодна. По данным Всемирной организации здравоохранения, с каждым годом в развитых странах этот показатель только растет, а репродуктивное здоровье людей, наоборот, ухудшается. Репродуктивная медицина развивается семимильными шагами, каждый год появляются новые технологии, помогающие забеременеть, но популярность традиционного способа зачатия, вопреки прогнозам, отнюдь не падает. Не менее активно, чем ученые и медики, с проблемой бездетности борются обычные мужчины с необычными амбициями.

С тех пор как в ряде европейских стран отменили анонимное донорство и люди получили доступ к информации о том, от кого их зачали, всплыло, что самый плодовитый донор на планете — австриец Бертольд Визер, который с 1943-го по 1962 год руководил клиникой оплодотворения. Втайне от жены и даже клиентов он «помог» чуть ли не шести сотням бездетных матерей! Еще один донор из Америки стал биологическим отцом почти двухсот малышей.

«С БОЛЬШИНСТВОМ ЖЕНЩИН, КОТОРЫМ Я ПОМОГАЮ, В „НЕРАБОЧЕЕ“ ВРЕМЯ Я БЫ В ПОСТЕЛЬ НЕ ЛЕГ»

Голландец Эд Губен — самый многодетный из ныне живущих донор в Европе. На сегодняшний день от его биологического материала родилось около 90 детей (старшему из них девять лет), еще несколько младенцев на подходе. Клиентки к Эду приезжают со всего мира. Но не только количеством своих потомков необычен Губен. До 34 лет он был девственником, жил с мамой, а однажды, узнав о неудачных попытках двух своих знакомых пар забеременеть, внезапно для себя понял: «Вот в чем моя миссия!» Тем более что показатели спермы у мужчины оказались выше нормы (на сегодняшний день абсолютное большинство женщин, с которыми Губен вступал в связь, родили здоровых детей).

Начинал он, как и большинство доноров спермы, с сотрудничества с клиниками. Но, исчерпав лимит, установленный законом для доноров, продолжил деятельность через интернет и стал оплодотворять женщин естественным способом — проще говоря, занимаясь с ними сексом. В 2004 году в Голландии законодательно отменили анонимное донорство (в нескольких европейских странах это сделали для того, чтобы в случае редких заболеваний ребенка мать могла связаться с донором и получить от него информацию о генетических заболеваниях в роду, что упростило бы лечение малыша), количество доноров сразу сократилось. И первыми в списках на оплодотворение оказались гетеросексуальные пары, тогда как одинокие женщины и лесбиянки практически остались за бортом. Для них-то Эд и стал спасением.

У Губена есть своя страница в сети, он зарегистрирован на специальных сайтах для доноров, и данные о пройденных им медицинских проверках — открытая информация. Несмотря на специфичность своего занятия, Эд называет его призванием, а не работой или хобби.

— Такой способ зачатия быстрее, — объясняет Эд Губен «ФАКТАМ», почему предпочитает секс медицинским процедурам. — Если женщина приезжает из другой страны, ей совершенно не хочется тратить месяцы или даже годы на прохождение всех этапов анализов, проверок, выжиданий нужного донора... Многие из тех, кто ко мне обращается, выбирают меня, а не клиники, потому что считают медицинский способ зачатия «безличным и холодным». Они хотят лично знать того, от кого родится их малыш, даже если потом планируют никогда больше со мной не пересекаться. Еще одна причина, по которой ко мне обращаются, это то, что я не беру за свои услуги денег, тогда как в клинике процедуры оплодотворения стоят около восьми тысяч евро, и это многим не по карману.

Меня часто обвиняют в том, что такой способ оплодотворения — это поиск дешевого секса, но с большинством женщин, которым я помогаю, в «нерабочее» время я бы в постель не лег. Ко мне ведь обращается не Хайди Клум (известная модель. — Авт.), мне пишут обычные люди, с обычной внешностью, которым нужна помощь и которым я ни в коем случае не хочу сделать больно. Поэтому отказываю только в исключительных случаях: если у женщин плохие анализы, они курят, пьют, употребляют наркотики или страдают ожирением. Кроме того, эта работа ограничивает мою свободу передвижения: я практически не путешествую, потому что около 80 процентов времени посвящаю своему донорству и должен постоянно находиться по адресу, по которому регулярно приезжают женщины. У меня 10-15 встреч в месяц.

Я понимаю, что многим не по душе моя деятельность, но если бы вы знали, какими счастливыми становятся люди, если бы видели этих прекрасных детишек... то не спрашивали бы меня, зачем я всем этим занимаюсь.

— А родить ребенка для себя вам хочется?

— Пока о собственной семье речь не идет. Но где-то раз в год я собираю своих детишек и их мамочек в своем городе и устраиваю семейный праздник на лужайке. Каждого малыша я знаю по имени.

— Со своими клиентками вы заключаете официальный договор, в котором вы отказываетесь от своих прав на ребенка, а мать, в свою очередь, не имеет к вам никаких финансовых претензий. Однако при желании женщины грамотный адвокат вполне может доказать недействительность этого документа и заставить вас платить алименты...

— Я подрабатываю, но я не миллионер, с меня нечего взять. Поэтому для меня так важно почувствовать, что мы с женщиной можем доверять друг другу.

«МОЙ ДЕДУШКА ЗАЧАЛ МОЮ МАМУ, КОГДА ЕМУ БЫЛО ПОД ШЕСТЬДЕСЯТ»

В Украине, где донорство анонимное, частные услуги тоже практикуются. Хотя большинство доноров работают официально через клинику, получая за свой ценный материал 200-400 гривен за дозу, некоторые предлагают свои услуги через сеть, клиенток тщательно тестируют и за услуги денег не берут. Поскольку ответить на вопросы журналиста «ФАКТОВ» все трое мужчин, чьи данные я нашла в интернете, отказались, пришлось связаться с ними повторно, назвавшись бездетной клиенткой, хватающейся за последнюю соломинку. И вот что выяснилось. Все они старше тридцати и моложе сорока лет. У всех есть жены. Только один утверждает, что от него уже забеременели несколько девушек, но доказать это не может. Двое на вопрос «Зачем вам это?» уверяли меня в том, что единственная причина — желание помогать женщинам. При этом один из них сразу попросил фотографию, а мой интерес, имеются ли у него все необходимые справки от врачей, не удовлетворил: мол, подобные разговоры его напрягают, а он готов помогать только тем женщинам, которые не вызывают напряжения, хотят забеременеть традиционным способом и не заставляют его ходить по врачам. О своем 39-летнем возрасте собеседник высказался в том духе, что, дескать, юнцы всегда здоровые, поэтому по ним сложно определить, какая у них генетика. А вот после тридцати уже отчетливо видно, как о себе заботился человек: кто пил и курил — тот ослаб, а кто спортом занимался и в реке купался — тот готов делать детей. Второй заявил, что главная справка — спермограмма — у него есть, 95 процентов его сперматозоидов активны, а что еще для меня как для бездетной может иметь значение? И только с третьим «кандидатом в доноры» удалось поговорить по-человечески. Если судить по фото, это блондин в расцвете сил, атлетического телосложения, с мягкими чертами лица.

— Я уже много лет женат и люблю свою жену, но детей мы иметь не можем — женский фактор, — говорит Никита, 34-летний руководитель компании, о причинах, по которым решился стать частным донором. — Мы трижды делали ЭКО, но безрезультатно. Суррогатное материнство жена не приемлет. Расставаться из-за этого мы не собираемся. А время идет... И если уж не суждено нам с женой иметь детей, то меня хотя бы будет греть мысль о том, что «где-то там не спит ребенок, так похожий на меня». Мне не принципиально, каким способом я передам вам материал — в баночке или вы снимете гостиничный номер, и мы сделаем все дедовским методом. Возможно, я даже хотел бы когда-нибудь увидеть своего ребенка, но если для вас это неприемлемо, то готов подписать нужные бумаги и не беспокоить. Все медицинские обследования я прошел, справки у меня есть. Что касается генетических предрасположенностей, то, кроме прыгающего давления, ни о чем больше не знаю. Мой дедушка зачал мою маму, когда ему было под шестьдесят...

— Что для вас особенно важно при такой деятельности?

— Чтобы жена не узнала, конечно. Женщине сложно понять и принять такое, а мне сложно в моей ситуации. Понимаете, я супруге не изменяю, но это желание стать отцом, продолжиться в ком-то — оно изнутри гложет. Получается, что на одной чаще весов — моя любовь к жене, а на другой — желание иметь наследника. И совместить невозможно! Хоть разорвись... Еще мне хотелось бы, чтобы все организационные расходы вы взяли на себя, больше ни за что платить не нужно. Ну и договор давайте заключим. Я откажусь от своих прав, вы — от своих. Хотя можно просто не сообщать друг другу настоящие имена, и тогда никто никого никогда не найдет. Правда, мне тогда придется либо изъять у вас из почты мою фотографию, либо поверить вам на слово. Официально становиться донором я не только не могу из-за отсутствия детей, но и не хочу. Во-первых, в этом нет души. Во-вторых, я, как и большинство мужчин, не люблю ходить по врачам и бесконечно сдавать анализы. В-третьих, там, где я живу, нет крупной клиники, а мотаться в другой город регулярно и без жены мне неудобно.

«ЕСЛИ У РОДИТЕЛЕЙ ПРАВИЛЬНЫЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ НАСТРОЙ, ТО НЕРОДНОЙ ОТЕЦ ОБЯЗАТЕЛЬНО НАЧИНАЕТ ВИДЕТЬ СВОИ ЧЕРТЫ В РЕБЕНКЕ»

О том, как обстоит дело с официальным донорством в Украине, я спросила у Николая Грищенко, руководителя самой известной в стране Клиники репродуктивной медицины в Харькове.

— Данные Всемирной организации здравоохранения свидетельствуют, что мировая тенденция к снижению качества спермы есть. В связи с этим ВОЗ в 2011 году даже пересмотрела критерии оценки и стандарты качества спермы (основные показатели снижены на 18-25 процентов). Но бить тревогу, я считаю, рано. Если говорить о бесплодии в Украине, то растет не столько количество бесплодных, сколько количество обращений таких людей к врачам. Ведь, пожалуй, ни одна медицинская отрасль не развивается так стремительно, как репродуктивная. На сегодняшний день существуют технологии, теоретически позволяющие создавать человека вообще без участия мужчины. К счастью, это вопрос не только технологий, но и этики, а потому подобные эксперименты в большинстве цивилизованных стран запрещены.

— Правда, что молодое поколение украинцев настолько слабенькое, что сперма 50-60-летних мужчин часто лучше, чем у 20-летних парней?

— В принципе 50-60-летний может сравниться с молодым по количеству и подвижности сперматозоидов, но никак не по качеству спермы. Клетки стареют вместе с их хозяином.

— Достаточно ли строгий экзамен проходят кандидаты в доноры для вашего банка спермы?

— Отсеиваются более 90 процентов, остается два-четыре процента. Донор должен подходить по возрасту (не старше 40 лет), иметь собственных детей, его медицинские показатели должны быть в норме, плюс социальные моменты — алкоголикам, наркоманам и подобному контингенту мы отказываем. В итоге количество доноров в базе исчисляется десятками, а не сотнями.

— Зачем мужчины с вами сотрудничают?

— Приходят, в основном, за деньгами — ведь за дозу спермы платят 400 гривен. Кроме того, мы берем на себя расходы по обследованию. Плюс, что немаловажно, в Украине донорство анонимное, то есть никакая ответственность мужчинам не грозит. По международным стандартам, от одного донора может быть не более четырех-пяти беременностей. Если их станет больше, повышается риск того, что потомки мужчины встретятся, вступят в брак и родят детей с генетическими отклонениями.

— Каким заказчикам по украинскому законодательству отдается предпочтение при подборе донора?

— Бездетным супругам, страдающим бесплодием, после которых идут одинокие бездетные женщины.

— А кого сами женщины хотели бы видеть донором для зачатия, каковы их критерии?

— Чаще всего заказ формируют по внешности (чтобы был на мужа похож) и образованию — просят высшее. Но дело в том, что чем больше критериев (нюансы внешности, знак Зодиака и т. д.), тем дольше, как правило, надо ждать донора. Поэтому запрос должен быть разумным — такой тип и характер внешности, чтобы показатели не диссонировали с показателями мужа. В нашей клинике были случаи, когда после рождения малыша нас спрашивали: «Как вы это сделали — ребенок очень похож на отца!» То бишь если у родителей правильный психологический настрой, небиологический папа обязательно начинает видеть свои черты в ребенке. И это здорово!
4031

Комментировать: