Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +7 ... +8
вечером +6 ... +7
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Долгая эвакуация украинцев из Непала

Пятница, 8 мая 2015, 19:54

Таисия Бахарева

Факты, 08.05.2015

Операция по эвакуации украинских граждан, оказавшихся в пострадавшем от мощнейшего землетрясения Непале, должна была занять сутки. 29 апреля из Киева вылетел военно-транспортный Ил-76, на борту которого находились спасатели, несколько народных депутатов и пятнадцать журналистов. Но в результате череды неприятностей, преследовавших самолет, эвакуация растянулась на неделю. Лишь поздно ночью, с пятого на шестое мая, Ил-76 набрал высоту, чтобы вернуться в Киев. Сначала ему предстояла посадка в Дели, а затем — в Баку. При посадке в столице Индии у самолета лопнуло колесо шасси. В Баку самолет приземлился утром шестого мая. После 12-часового отдыха вылетел в Киев, куда прибыл вчерашним утром.

Среди журналистов, сопровождавших спецоперацию, была и репортер программы «Абзац» на «Новом канале» Мария Себова (на фото). «ФАКТЫ» связались с Марией, когда она вместе с остальными пассажирами еще не добралась домой и отдыхала в гостинице в Баку. Журналистка призналась, что не забудет эту спасательную операцию никогда…

— Изначально нам сказали, что участие журналистов в этой поездке не предусмотрено, — рассказала Мария. — Но, естественно, нам хотелось попасть на этот самолет, чтобы показать, как Украина спасает своих граждан. В результате журналисты были взяты на борт под личную ответственность Зоряна Шкиряка. Назвать нас официальным «пулом», сопровождающим делегацию, было бы неправильно. Мы стали такими самоорганизовавшимися журналистами. Нас было 15 человек. Когда прилетели в Дели, ситуация стала осложняться. Дело в том, что у четырех журналистов, в том числе и у меня, не было индийской визы. Но нам повезло, на борту было много дипломатов, нас встречал посол, и вопрос с визами удалось решить. Правда, в течение трех часов мы вчетвером сидели в самолете и ждали, когда поставят штамп в паспорте.

— Было изначально понятно, что вам придется остановиться в Дели?

— Видимо, в Катманду нашему борту не сразу дали разрешение на посадку в связи с тем, что аэропорт очень маленький, а желающих попасть туда слишком много. Поэтому мы летели сначала в Дели. Так делали экипажи из многих стран. Приземляясь, мы, например, видели военно-транспортные самолеты из Канады и России.

— Когда вылетали, вас проинструктировали, какие вещи надо взять с собой?

— Все было достаточно сумбурно. За два дня до полета многие журналисты пытались «пробить» эту поездку. В какой-то момент мне лично сказали, что ничего не получится. Помню, 29 апреля я спокойно ушла с работы домой. А в половине восьмого вечера раздался звонок: «Маша, через 10 минут за тобой заедет машина, вы едете в Борисполь». На сборы времени не было — что увидела первое, то и схватила. Изначально поездка планировалась на 24 часа. Мы должны были прилететь в Катманду, забрать людей и тут же отправиться назад. Никто не брал с собой много вещей и денег. Но в результате поездка растянулась на неделю.

— Сколько времени вы пробыли в Дели?

— Один день. Нам выдали визы, и всю спасательную команду плюс команду журналистов повезли в посольство Украины. Там нас «обрадовали», что самолет полетит в Катманду лишь 3 мая. У всех был шок, никто не рассчитывал ехать так надолго! Мы поняли, что все пошло наперекосяк. Встал вопрос о нашем расселении в Дели. В посольстве сообщили, что будем жить в пятизвездочном отеле, потому что в других гостиницах опасно в связи с санитарной ситуацией. В городе проблемы с водой, всякие болячки… Воду нельзя ни пить, ни чистить ею зубы, ни есть сырые продукты. В общем, мы были страшно напуганы. Можно жить только в пятизвездочной гостинице, но платить за нее мы должны сами. Многие из команды Шкиряка и сам Зорян тоже оплачивали все из собственного кошелька. Мы стали связываться с Киевом, просить выслать деньги на карточку, у кого-то были наличные. Переночевав одну ночь, решили сами лететь в Катманду внутренним рейсом. Все журналисты и Зорян Шкиряк. Билет из Дели в Катманду стоил 100 долларов.

— Вы тогда уже знали, что украинский самолет поломан?

— Это выяснилось еще в Дели на второй день, перед нашим вылетом в Катманду. Стало ясно, что у нас проблема с двигателем, вышел из строя насос и его надо как-то достать, то есть прислать из Украины. Сказали, что эта деталь может быть доставлена только 2 мая. Всей экспедицией занимались три ведомства: МИД, Государственная служба Украины по чрезвычайным ситуациям и Министерство обороны. Оно-то и отвечало за самолет. Минобороны прислало новую деталь, но она оказалась не той. Вторую прислала «Моторсіч» и ее установили быстро. Но когда мы улетали в Катманду, наша перспектива была совершенно непонятна, мы понимали, что можем застрять там надолго. Накануне нам показали в Дели базар, где продавались недорогие вещи. Футболки там стоили всего по два доллара. Надо ведь было купить какую-то сменную одежду.

— Где вы жили в Катманду?

— В гостинице — за 15 долларов в сутки. Найти ее не было проблемой. Украинцев же, которых нужно было эвакуировать, любезно принял на своей территории почетный консул в Непале. Резиденцией при консульстве по факту является его дом. На территории виллы он расселил людей, кормил их, поил. В основном все жили в палатках, на карематах, небольших стеклянных пристроечках. Основной проблемой была вода. Мне повезло в последний день, когда неожиданно пошла теплая вода. В городе много разрушений, завалов. В воздухе столько пыли, что все ходят в респираторах. Идешь по некоторым улицам в центре города, а вокруг полностью разрушенные дома. Иногда чувствуешь трупный запах, потому что не всех людей еще достали из-под завалов, а жара стоит 40-градусная.

— Где вы питались?

— В центре города открыто много заведений. Уже начали работать сувенирные лавки. Жизнь входит в свое русло. Но туристов, конечно, мало.

— Представляю, сколько материала вы собрали для своего репортажа!

— Не то слово! Честно говоря, его так много, что я боюсь даже к нему приступать. А еще очень сильные впечатления от историй людей, которых я встретила в Непале. Например, говорила с мужчиной, который в момент землетрясения был в центре Катманду на девятом этаже отеля с маленьким ребенком. Были люди, которым пришлось преодолеть 70 километров пешком, чтобы добраться до Катманду. Поразила история юноши, собравшегося покорять Эверест. Он приехал в Непал, заплатив бешеные деньги. Поднялся на три четверти горы и в этот момент случилось землетрясение. Практически добрался до вершины своей мечты, но ему пришлось срочно спускаться вниз. Слава Богу, хоть жив остался…

— Люди были счастливы, узнав, что, наконец, прибыл самолет-спасатель?

— Большинство уже было измотано ожиданием. Ведь некоторым еще 29 апреля предлагали лететь на российском борту. Но кто-то сказал: да нет, завтра будет киевский самолет… В последний момент разъехались 20 поляков, которые ждали наш самолет. Когда украинский борт таки приземлился в Катманду 5 мая, мы приехали в аэропорт, а потом с трех часов дня до двух ночи ждали, чтобы сесть на него. Никаких сил для радости уже не было.

В пять утра мы приземлились в Дели для дозаправки. Неожиданно при посадке у нас лопнуло колесо. Это было как в сумасшедшем сне! Люди измотаны, в салоне душно. Нам пришлось сидеть несколько часов в самолете в ожидании починки шасси. В общем, повода для радости было мало. Честно говоря, многие из нас мечтали только об одном — долететь наконец домой…
7609

Комментировать: