Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +1 ... +4
вечером -1 ... +1
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Дита: главная любовь Утесова

Вторник, 17 марта 2015, 07:34

Александр Галяс

Порто-франко, 13.03.2015

Они почти совпали — 120-летний юбилей Леонида Утесова и столетие его дочери Эдит, которую практически все называли Дитой. Но если утесовскую дату худо-бедно, но отметят (в Одессе в частности, намечено провести несколько выставок и бесед в библиотеках, возложить цветы у дома, где родился Леонид Осипович, и устроить фестиваль в Горсаду), то юбилей его дочери останется в тени. Впрочем, не привыкать: Дита всю жизнь была в тени своего суперзнаменитого отца. Между тем в свое время она была достаточно известной эстрадной певицей, записала несколько десятков песен, среди которых — как минимум — два шедевра («Все хорошо, прекрасная маркиза» и «Му-му»). Уже только поэтому Эдит Утесова заслуживает благодарной нашей памяти, ибо ко всему прочему родилась она в Одессе.

ДЛЯ СПРАВКИ. Эдит Леонидовна Утёсова (14 марта 1915, Одесса — 21 января 1982, Москва) — советская эстрадная певица, лирическое сопрано. Получила домашнее образование. Свободно владела английским, немецким и французским языками. С 1933 года занималась в драматической студии Рубена Симонова, училась в Ленинградском хореографическом училище и Театральном училище имени Б. В. Щукина, однако учёбу не окончила. С 1936 года Эдит начала выступать с оркестром Л. О. Утёсова. Была замужем за кинорежиссёром Альбертом Гендельштейном. В конце жизни увлеклась поэтическим творчеством. Скончалась в 1982 году от лейкемии.

КАК РЕБЕНКА НАЗОВЕШЬ...

По поводу того, почему супруги Вайсбейн (настоящая фамилия Утесова) назвали свою дочку Эдит, существует несколько версий.

По одной из них, на этом настоял отец Леонида Осиповича, Иосиф Калманович Вайсбейн. Ибо незадолго до прибавления в семействе ушла из жизни его мать, т. е. утесовская бабушка, которую звали Эдя — уменьшительное от «Этла». Так что таким образом правнучка как бы «заместила» прабабушку.

Сам же Утесов рассказывал более веселую историю.

Якобы после рождения дочери он пошел в синагогу записывать ее. Где-то он вычитал имя Эдит, которое новоиспеченному отцу очень понравилось. И он попросил, чтобы дочку именно так и записали. Но шамес-писарь (служитель синагоги) не нашел такого имени в книге, где были записаны все еврейские имена. И предложил назвать девочку Сарой или Ревеккой. Когда же молодой отец начал настаивать на своем, писарь поинтересовался, что это за имя.

— Это норвежское имя, — симпровизировал Утесов.

— А где находится эта Норвегия?

— В Америке.

— Ну, если в Америке, то пусть будет Эдит.

Скорее всего, это анекдот, но как бы намекнув на американское происхождение имени Эдит, Утесов был не так уж далек от истины. Ибо это имя происходит из староанглийского языка от слов ead — «владение» и gyth — «борьба».

Говорят: «как корабль назовешь, так он и поплывет».

Вот и Дите Утесовой, владевшей таким богатством, как имидж отца, да и собственным дарованием, всю свою творческую жизнь приходилось бороться за признание самоценной.

Между тем с детства Дита выделялась не только внешне, но и разнообразными дарованиями. Начав разговаривать в годовалом возрасте, она в три года уже сочиняла стихи. Забегая вперед, стоит отметить, что при всем ее дилетантском подходе к сочинительству, Дита неплохо владела техникой стихосложения. Это заметно и по текстам песен, которые принадлежат ее перу; они написаны на достойном этого жанра уровне.

Надо отметить, что родители да и все прочие многочисленные родственники много сделали для того, чтобы малышка ни в чем не чувствовала недостатка — ни в материальном плане, ни в отношении к себе, — хотя понятно, в какое сложное время прошло раннее детство будущей певицы.

Правда, много лет спустя Леонид Осипович любил рассказывать, что в годы Гражданской войны его семье приходилось жить буквально на копейки, но, скорее всего, это говорилось и писалось для «правильной» биографии: по идеологическим канонам, в пору «борьбы за утверждение советской власти» полагалось страдать, вот Утесов и следовал им, и следовал. А реально артистам в Одессе, несмотря на калейдоскопическую смену властей и разруху, жилось относительно неплохо; множество ресторанов, «иллюзионов» (так именовались тогдашние кинотеатры), кабаков и прочих площадок позволяли прилично зарабатывать. Если, разумеется, не лениться. Но в лени Утесова никто и никогда не мог обвинить. Он не отказывался ни от каких приглашений, так что на «голод и холод» его семьи можно было жаловаться уже только в мемуарах.

И Дита была всегда одета и обута, «как принцесса», для нее держали гувернанток, которые обучали девочку иностранным языкам (она свободно владела английским, немецким и французским языками, понимала идиш). И неудивительно, когда малышка вместе с родителями гуляла по городу, к ним нередко подходили совершенно незнакомые люди с просьбами сфотографироваться вместе с таким крохотным чудом.

«ВЛЮБЛЯТЬСЯ ДОВОЛЬНО!»

В том, что Дита будет артисткой, ни у кого сомнения не было. Да и как иначе, если девочка, можно сказать, выросла за кулисами; после переезда из Одессы в Петроград Утесов пробовал свои силы в самых разных театрах и эстрадных коллективах. Диту так и готовили: учили игре на фортепиано, вокалу. В 11 лет она снялась вместе с отцом в кинофильме режиссера Б. Светлова «Чужие» — экранизации рассказа В. Трахтенберга «Чижик».

Фабула ее типична для фильмов периода НЭПа.

Во время Гражданской войны красноармеец Егоров (его играл Л. Утесов) попадает в плен к белым. Ему удается бежать. Он знакомится с вдовой Полиной Ломакиной и влюбляется в нее. Под влиянием супруги Егоров становится дезертиром и мешочником. Однако его мучают угрызения совести, и он уходит на фронт. После окончания войны Егоров возвращается в свой город и узнает, что его жена живет у спекулянта антиквариатом Зубарева. Не в силах сдержать свой гнев и отчаяние, Егоров убивает Полину.

Картина эта если чем и памятна, то лишь тем, что главную роль в ней сыграл Утесов, а Дита — дочку героя.

Как и многие девочки, Дита мечтала стать балериной и даже поступила в хореографическое училище имени Вагановой, однако ввиду излишней полноты была отчислена. После чего в 1933 году стала ученицей Театра-студии Рубена Симонова. По всей видимости, не без помощи отца, страстно желавшего видеть дочь на сцене.

В архиве сохранился ответ Р. Симонова на просьбу Утесова поддержать его дочь.

«Дорогой Л. О., получил ваше письмо, — писал режиссер. — Я очень тронут вашим доверием ко мне как к художнику, и от вас слышать это для меня особенно радостно и ценно. Сделаю все от меня зависящее по отношению к вашей дочери и надеюсь воспитать в ней хорошую актрису для своего театра... Жму ваши руки, дорогой и любимый Л. О. Ваш Рубен Симонов, 17.04. 1933 г.».

Вместе с Дитой в тот год начинали у Р. Симонова свою карьеру известный впоследствии киноактер Г. Георгиу, знаменитый диктор В. Герцик, драматург В. Дыховичный (автор текста песни «Одессит Мишка»). Но через пару лет отец забрал Диту из театра. И причина столь странного, на первый взгляд, поступка заключалась вовсе не в отсутствии дарования. Напротив, у Диты были все данные, чтобы стать неплохой характерной актрисой. Помехой на пути к сцене стало чрезмерное увлечение противоположным полом. Дита регулярно влюблялась и «теряла голову», о чем отцу, разумеется, тут же доносили «доброжелатели».

Сам Леонид Осипович посмеивался над бурными романами своего чада:

Лена, Лена, погляди ты -
Волга-матушка река.
Ведь влюбленность нашей Диты
Заливает берега.

Сирень цветет,
А Ледя поет:
Ах, Дита! Грудь больно.
Влюбляться довольно!

Изолировав дочь от чрезмерных соблазнов, Утесов определил ее солисткой в свой оркестр. Для чего пришлось нарушить клятву, данную жене в 1929 году, когда он создавал свой Теа-джаз. Тогда Елена Осиповна категорически потребовала, чтобы в оркестре «не было баб». И когда однажды какой-то чиновник поинтересовался у Утесова, почему в его ансамбле нет женщин (а в 1930-х советские женщины эмансипировались покруче даже нынешних — такой была государственная политика), тот отшутился:

— Если я возьму в оркестр красивых женщин, это будет мешать музыкантам — они будут отвлекаться от нот. А некрасивые женщины будут мешать мне.

Елена Осиповна против такого «клятвопреступления», разумеется, не возражала. Ездить с оркестром на гастроли, чтобы «контролировать» мужа, ей уже надоело, к тому же она увлеклась коллекционированием фарфора, так что надолго оставлять квартиру с дорогими вещами было попросту опасно. А так получался «двойной контроль»: дочь следила за папой, папа — за дочерью.

«ВСЕ ХОРОШО, ВСЕ ХОРОШО»

Что бы ни говорили по этому поводу скептики, но Дита довольно органично вписалась в отцовский коллектив и, по крайней мере, «картины не портила». Актерским талантом она, несомненно, обладала, голос у нее был приятный, ну и родитель постарался сделать все, чтобы способности дочери раскрылись в полной мере. Что ему и удалось.

В 1936 году Дита дебютировала в Теа-джазе, сыграв в спектакле «Темное пятно» по пьесе Р. Калдерберга и Р. Пресбера роль дочери немецкого барона, вышедшей замуж за чернокожего дирижера. Автором музыки был Исаак Дунаевский. Вскоре после премьеры утесовский оркестр переехал в Москву, и тут уже Дита стала полноправной участницей концертных программ, успешнее всего выступая в дуэте с отцом.

Особый успех выпал на долю шуточной песни «Все хорошо, прекрасная маркиза». Ее сочинил в 1935 году французский композитор Поль Мизраки в соавторстве с Шарлем Паскье и Анри Аллюмом, а аранжировал джазмен Рэй Вентура. Песня получила у себя на родине такую популярность, что в 1936 году режиссёр Генри Вульшлегер снял одноимённый фильм. На русский язык песню перевел поэт Александр Безыменский. Как вспоминал Утесов, когда он готовил концертную программу «Песни моей Родины», то получил письмо от Безыменского, в котором тот предлагал перевод понравившейся ему французской песни. И несмотря на то, что эта песня никоим образом не соответствовала ни названию, ни общему настрою программы, Утёсов включил её в свой репертуар — и не ошибся. Блестящий дуэт отца и дочери давно уже стал эстрадной классикой, а выражение «всё хорошо, прекрасная маркиза» используется как иллюстрация неуклюжей попытки скрыть реальное состояние дел.

В целом же, как писали в прессе, в своих песнях «Эдит Утесова создавала образ несколько ироничной, шутливой девушки и в то же время нежной и преданной самому светлому чувству — любви». Наладилась и личная жизнь: Дита вышла замуж за известного кинорежиссера-документалиста Альберта Гендельштейна, слывшего, ко всему прочему, одним из самых красивых мужчин Москвы.

ВАЛЬС ПОД ЗАПРЕТОМ

Во время войны Дита вместе с отцовским оркестром немало поездила по фронтам. К тому времени у нее появился уже свой, достаточно обширный репертуар, который в военные годы пополнился несколькими популярными на то время мелодиями. Развернулось и ее стихотворное дарование. Едва ли не лучшая из песен со словами Эдит Утесовой — «Студенческий вальс» на мелодию польско-белорусского композитора Генриха Вагнера.

Журналист Владимир Орлов рассказывает, что в начале 1945 года, когда оркестр Утесова выступал в Душанбе, к Леониду Осиповичу пришел молодой композитор и сыграл несколько своих мелодий. Утесов отобрал из них две. Одна так понравилась Дите, что она лихо сочинила шуточный текст от имени девушки, которой предстоит сдавать экзамен и которая вынуждена корпеть над учебниками вместо того, чтобы ходить на свидания.

«Если б нравился экзамен/ Так, как нравишься ты мне!» — горестно пела героиня. И финал:

Нет печальней песни этой -
Продолжать ее нет сил:
Как Ромео и Джульетту,
Как Ромео и Джульетту,
Нас экзамен разлучил!

Шуточная эта песенка имела немалый успех у послевоенных слушателей. Она была записана на пластинку, но в 1946 году, после печально известных постановлений ЦК партии о «вредоносных» явлениях в литературе, кино и музыке, запрещена к исполнению. Лишь в конце 1980-х старая запись была переиздана в двойном альбоме «Неизвестный Утесов».

Спустя 54 года в Минске состоялась премьера спектакля «Вместе с песней Леонида Утесова», на которую пригласили и Г. Вагнера. Во втором отделении ведущий объявил:

— Весной 45-го молодой, красивый, никому не известный композитор принес Утесову песню. Сегодня, по прошествии более полувека, такой же молодой, такой же красивый Народный артист Беларуси, лауреат Государственной премии композитор Генрих Вагнер — в зале. Он впервые за эти годы услышит свою песню, сочиненную в молодости.

Взволнованный композитор поднялся со своего места.

— К моей мелодии Эдит Леонидовна там же написала текст, — сказал он. — И я же ей аккомпанировал в нескольких концертах, пока писалась аранжировка, переписывались ноты, и оркестр разучивал аккомпанемент. Пела она вместе с отцом, потом «Студенческий вальс» записали на грампластинку в Москве. Я не знал, что нашли запись, что возобновили.

ПОСЛЕДНИЙ АНШЛАГ

Но злоключения на этом не закончились.

В середине 1950-х в СССР развернулась борьба против «семейственности». В искусстве она достигла вершины абсурда. Режиссерам, к примеру, запрещали занимать в фильмах и спектаклях своих жен — вне зависимости от таланта и популярности последних. «Попали под раздачу» и Утесов с дочерью. По прямому распоряжению министерства культуры Дите пришлось уволиться из отцовского коллектива. Она создала свой, музыкальным руководителем которого был бывший «утесовец» Орест Кандат. Но прежнего успеха не было. На смену «звездам» 1930-40-х годов пришли новые артисты, завладевшие сердцами публики. К тому же болезнью Паркинсона заболел муж, один из лучших режиссеров-документалистов, он требовал постоянного внимания и ухода. Да и сама Дита не могла похвастать здоровьем. Эстраду пришлось покинуть...

Альберт Гендельштейн умер 25 марта 1981 года. Дита пережила его совсем ненамного. Смерть горячо любимой дочери окончательно подкосила и без того уже очень нездорового отца. Но он нашел в себе силы пойти на гражданскую панихиду в ЦДРИ (Центральный Дом работников искусств). Народу было много, и, глядя на переполненный зал, Леонид Осипович горько заметил: «Наконец, Дита, ты собрала настоящих слушателей».
7144

Комментировать: