Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -1 ... +1
ночью -2 ... -1
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Дикари-людоеды, кипящий залив и сбитый «Боинг»

Вторник, 24 марта 2015, 11:29

Родион Сегедский

Сегодня, 09.03.2015

Штурман дальнего плавания двадцать лет служил на легендарных военных кораблях, а сейчас делится своими знаниями с молодыми курсантами и пишет книги о своих приключениях

Штурман дальнего плавания Виктор Алексишин сегодня — любимый и уважаемый студентами заведующий кафедрой судовождения Одесской национальной морской академии, автор приключенческих историй и сборника поэзии. Свою морскую карьеру нынешний одесский доцент начинал в далеком Североморске (Россия), где жил вместе со своей семьей.

«Североморск — столица северного флота. Город и его улицы были спланированы так, чтобы любой корабельный офицер днем или ночью мог в течение получаса прибыть на корабль по команде «Большой сбор» или по тревоге. Столько времени отводилось каждому из кораблей для подготовки к съемке со швартовов и экстренного выхода в море. Мой отец был военным, и я продолжил его дело, закончив военно-морское училище в 1974 году. Так я тоже начал служить», — вспоминает моряк.

МАЯЧОК ДЛЯ ПИЛОТОВ

Первым судном Виктора Алексишина стал «Адмирал Исаков», куда он получил назначение на должность командира электронавигационной группы. Напутствие молодому лейтенанту и его коллегам давал в штабном домике эскадры ее тогдашний командующий — контр-адмирал Калинин, который командовал первым отрядом кораблей ВМФ СССР. Именно эти корабли нанесли визит в Соединенные Штаты Америки по случаю празднования двухсотлетнего юбилея.

Позже штурману довелось нести службу на «Адмирале Макарове». «В 1976 году «Адмирал Макаров» в Анголе с моря поддерживал «наших» ангольцев в районе Лобиту, где шли серьезные бои, и препятствовал возможной агрессии со стороны ЮАР и Родезии на приморском фланге, сопровождал в акватории Гвинейского залива, обеспечивая безопасность морских перевозок, кубинские транспортные суда с добровольцами, которые следовали в Анголу», — рассказывает Алексишин. И добавляет, что «Адмирал Макаров» еще служил маяком для военно-транспортной авиации. «Летит самолетик над Гвинейским заливом в Луанду, а летчик у нас спрашивает, в каких он координатах. А мы ему по радио: «Широта такая и долгота такая-то». А он с высоты десять тысяч метров нам спасибо говорит. Ведь в Африке, если заблудишься и не туда сядешь, то сразу можно на стол к дикарям в качестве обеда угодить», — рассказывает Виктор Алексишин.

СБИЛИ «БОИНГ»

Отдельная история у нашего героя связана со службой на борту атомного крейсера «Киров» в 1980-х годах. «Я дежурил на флагманском командном пункте, когда от дежурного офицера по противовоздушной обороне соединения поступил доклад о появлении воздушной цели, которая следовала над Баренцевым морем со стороны Северного полюса на юг, в сторону Кольского полуострова. Цель на запрос «свой-чужой» не отвечала, и мы установили непрерывное радиолокационное наблюдение и сопровождение корабельными зенитными ракетными комплексами. Далеко мы ими могли с «Кирова» стрельнуть — такая дальность нашим вероятным противникам в те годы и не снилась! Когда потенциальный нарушитель приближался к государственной границе, были подняты истребители-перехватчики, которые классифицировали его как «Боинг». Вначале они попытались повернуть его на обратный курс, крыльями ей по-товарищески помахивали, а потом, когда «Боинг» не подчинился команде, пытались посадить на один из аэродромов Кольского полуострова. К сожалению, южно-корейский самолет никак не реагировал на указания перехватчиков. Лишь когда он пересек весь полуостров, было принято решение сбить нарушителя. Так и поступили», — вспоминает военный моряк и добавляет, что тогда обошлось без человеческих жертв — ракета отсекла часть крыла «Боинга» и летчик совершил аварийную посадку на замерзшее озеро Карельского перешейка вблизи Петрозаводска.

ЗАЛИВ «КИПЕЛ»

Вспомнил наш собеседник и о том, как однажды на корабле «Киев» партийное собрание чуть не сорвала стихия. «Погода была отвратительная и продолжала ухудшаться — скорость ветра была 32-33 м/с! Кольский залив начал кипеть, воды не было видно, по всей акватории мы наблюдали только белую пену. Подобное зрелище я наблюдал первый и единственный раз в жизни, это было как в фантастическом фильме. Ветер дул в корму с такой силой, что, казалось, еще немного — и все корабли эскадры, стоящие у причала, выбросит на берег. На «Киеве» стало не до собрания, а спустя час все утихло и стало так безоблачно, как будто ничего и не произошло», — до сих пор удивляется увиденному военный штурман.

МОРЯК И ПОЭТ

Виктор Алексишин известен и своими литературными трудами. Именно он написал морскую повесть «Записки флагманского штурмана», в которой рассказал о своих приключениях во время службы на кораблях, а также о судьбе своих боевых товарищей. Кроме того, моряк издал сборник поэзии «Бандырма», в котором собрал стихи о коротких курсантских рейсах в турецкий портовый город, которые всегда были популярны среди молодежи.
7199

Комментировать: